Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Глава 12. Советское государство в первой половине 20-х годов XХ века

Первая половина 20-х годов была насыщена многообразными историческими событиями во внутренней и внешней политике первой в мире социалистической страны. Большевики обещали построить социализм на обломках царского самодержавия. Но в этот период страна находилась в полной разрухе. И первой перед новым правительством стояла труднейшая проблема: восстановление всей экономики - промышленности, сельского хозяйства, создание материально-технической и социальной основы для существования социалистического общества, которое отличалось бы коренным образом от "загнивающего" капитализма.

Экономический кризис конца 20-х - начала 30-х годов. Это было самое трудное время в жизни Советской России, когда она, по меткому выражению английского писателя Герберта Уэллса, после шести лет войны и социальных катаклизмов находилась во мгле. Ущерб, нанесенный стране за семь лет войны, составил более 76 млрд. рублей золотом, что составляло более половины всех ее национальных богатств43.

Политика "военного коммунизма" усугубила полный развал страны. Она была введена в годы гражданской войны и охватывала период с лета 1918 года до весны 1921 года и представлялась тогда большевикам единственно правильной. Проведение ее объяснялось не только тем, что она соответствовала концепции социализма, характерной для того времени. С таких же позиций на первых порах подходили к экономической политике и по окончании гражданской войны. В Советском правительстве утвердилось мнение, что "непосредственное введение социализма" будет возможно и в мирных условиях. В конце 1920 года Ленину еще представлялось, что "переход от денег к безденежному продуктообмену - бесспорен".

Жизнь, однако, рассеяла подобные иллюзии. С помощью "военного коммунизма" разруха в стране не только не была преодолена, но и значительно усилилась. В результате катастрофическое положение наблюдалось во всех сферах.

1. Промышленность оказалась в ситуации полной разрухи: к началу НЭПа в Советской России производилось всего 2% от довоенного показателя (1913) чугуна, 3% сахара, 5-6% хлопчатобумажных тканей и т. д. Общий объем промышленного производства сократился за это время почти в 7 раз, транспорт был разрушен.

2. Посевные площади сократились, резко снизилась урожайность. Валовая продукция сельского хозяйства в 1920 году составляла лишь 65% довоенной. Во многих губерниях был неурожай, который привел к голоду. В 1921 году город получил от деревни в 3 раза меньше продовольствия, чем в 1913 году, крестьянство проявляло недовольство "военно-коммунистической" политикой всевозможных "разверсток" сверху. Чтобы понять создавшуюся угрозу, достаточно сказать, что 77% из 3,5 млн. человек в Красной Армии были крестьянами. Рабочий класс уменьшался численно, шел процесс его деклассирования, что сужало социальную базу советской власти.

3. Дело дошло до забастовок в городах и мятежей в деревне. Ряд регионов охватили крестьянские восстания. Главными лозунгами этих движений были отказ от насилия над деревней в форме продразверстки и требование разрешения торговли. Крестьянские вооруженные восстания охватили Тамбовщину и Украину, Кубань, Поволжье и Сибирь. Крестьяне требовали изменения аграрной политики, ликвидации диктата РКП(б), созыва Учредительного собрания на основе всеобщего избирательного права. Но эти выступления были подавлены войсками Красной Армии и ВЧК. Советская власть теряла доверие не только в деревне, но и в городах.

В этих условиях была предпринята попытка вывода страны из кризиса. В декабре 1920 года VIII Всероссийский съезд Советов утвердил план восстановления народного хозяйства и его электрификации (план ГОЭЛРО). Существовали также планы привлечения иностранного капитала в виде займов и концессий. Но концессионные миллиарды были лишь журавлем в небе. Советской России почти всеми иностранными государствами была объявлена экономическая блокада.

Кронштадтское восстание. В марте 1921 года моряки и красноармейцы военно-морской крепости Кронштадт приняли резолюцию с экономическими и политическими требованиями: освобождение из заключения представителей социалистических партий, проведение перевыборов Советов и изгнание из них большевиков, предоставление свободы слова, собраний и союзов всем партиям, обеспечение свободы торговли, разрешение крестьянам свободно пользоваться землей и распоряжаться плодами своего хозяйства. Матросы и рабочие города избрали временный ревком (ВРК). Восстание шло под лозунгом: "Вся власть Советам, а не партиям!" Восставшие искренне считали, что они продолжают дело Февральской и Октябрьской революций, и надеялись на мирный исход событий. Они выслали две делегации для переговоров, которые были арестованы, а позднее и расстреляны. Правительство объявило восставших мятежниками и отказалось вести с ними какие-либо переговоры. 18 марта войска Красной Армии совместно с отрядами ВЧК и делегатами Х съезда РКП(б), специально прибывшими из Москвы, штурмом взяли Кронштадт. Часть восставших - около 8000 человек - вырвалась из крепости и по льду ушла в Финляндию. Там они сдались финским властям. Более 2100 взятых в плен расстреляли, а свыше 6500 человек были сосланы в лагеря.

Все это свидетельствовало о том, что катастрофическое экономическое, политическое и социальное положение, сложившееся в Советской России к весне 1921 года, требовало пересмотра внутриполитического курса, путей выхода из кризиса.

Новая экономическая политика (НЭП). Ее сущность и цели. В марте 1921 года состоялся Х съезд РКП(б), на котором В. И. Ленин предложил новую экономическую политику. Это была антикризисная программа, сущность которой состояла в воссоздании многоукладной экономики и использовании организационно-технического опыта капиталистов при сохранении "командных высот" (крупная промышленность, банки, транспорт, земля, внешняя торговля) в руках большевистского правительства. Под ними понимались политические и экономические рычаги воздействия: полновластие РКП(б), государственный сектор в промышленности, централизованная финансовая система и монополия внешней торговли.

Главная политическая цель НЭПа - установление правильных отношений между рабочим классом и крестьянством, снятие социальной напряженности в стране. Экономическая цель - преодолеть разруху, поднять сельское хозяйство, наладить производство продуктов потребления, создать базу для развития тяжелой промышленности и в конечном итоге - обеспечить построение социализма.

Разумеется, существо новой экономической политики не исчерпывалось лишь заменой разверстки продналогом и переходом к свободной торговле. НЭП включала и такие меры, как сдача в аренду мелких предприятий частным лицам, свободное развитие кустарных промыслов, привлечение иностранного капитала в концессии и т.д. В деревне допускались аренда земли и использование наемного труда. Кроме того, НЭП был нацелен на восстановление нормальных внешнеполитических и внешнеэкономических связей, на преодоление международной изоляции. Достижение этих целей привело к постепенному свертыванию НЭПа во второй половине 20-х годов. Но до этого времени страна жила надеждой на улучшение своего положения в экономике, политике, социальных отношениях.

Реализация НЭПа. Переход к НЭПу законодательно был оформлен декретами ВЦИК и Совнаркома, решениями IX Всероссийского съезда Советов в декабре 1921 года. Первой и главной мерой НЭПа стала замена продразверстки продовольственным налогом, установленным первоначально на уровне примерно 20% от чистого продукта крестьянского труда (т.е. требовавшим сдачи почти вдвое меньшего количества хлеба, чем продразверстка), а затем снижаемым до 10% урожая и меньше. Оставшиеся после сдачи продналога продукты крестьянин мог продавать по своему усмотрению либо государству, либо на свободном рынке.

Радикальные преобразования произошли и в промышленности. Главки были упразднены, а вместо них созданы тресты - объединения однородных или взаимосвязанных между собой предприятий, получившие полную хозяйственную и финансовую независимость, вплоть до права выпуска долгосрочных облигационных займов. Уже к концу 1922 года около 90% промышленных предприятий были объединены в 421 трест, причем 40% из них было централизованного, а 60% - местного подчинения. Тресты сами решали, что производить и где реализовывать продукцию. Предприятия, входившие в трест, снимались с государственного снабжения и переходили к закупкам ресурсов на рынке. Закон предусматривал, что "государственная казна за долги трестов не отвечает".

В декрете ВЦИК и Совнаркома от 1923 года было записано следующее: "Тресты - государственные промышленные предприятия, которым государство предоставляет самостоятельность в производстве своих операций, согласно утвержденному для каждого из них уставу, и которые действуют на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли". В результате стали возникать синдикаты - добровольные объединения трестов на началах кооперации, занимавшиеся сбытом, снабжением, кредитованием, внешнеторговыми операциями. К концу 1922 года 80% трестированной промышленности было синдицировано, а к началу 1928 года всего насчитывалось 23 синдиката, которые действовали почти во всех отраслях промышленности, сосредоточив в своих руках основную часть оптовой торговли. Правление синдикатов избиралось на собрании представителей трестов, причем каждый трест мог передать по своему усмотрению большую или меньшую часть своего снабжения и сбыта в ведение синдиката.

Реализация готовой продукции, закупка сырья, материалов, оборудования производилась на рынке. Возникла широкая сеть товарных бирж, ярмарок, торговых предприятий.

В промышленности и других отраслях была восстановлена денежная оплата труда, введены тарифы зарплаты, исключающие уравниловку, и сняты ограничения для увеличения заработков при росте выработки. Были ликвидированы трудовые армии, отменены обязательная трудовая повинность и основные ограничения на перемену работы. Организация труда строилась на принципах материального стимулирования, пришедших на смену внеэкономическому принуждению "военного коммунизма". Абсолютная численность безработных, зарегистрированных биржами труда, в период НЭПа возросла (с 1,2 млн. человек в начале 1924 года до 1,7 млн. человек в начале 1929 года), но расширение рынка труда было еще более значительным (численность рабочих и служащих во всех отраслях народного хозяйства увеличилась с 5,8 млн. человек в 1924 году до 12,4 млн. в 1929 году), так что фактически уровень безработицы снизился.

В промышленности и торговле возник частный сектор: некоторые государственные предприятия были денационализированы, другие - сданы в аренду. Было разрешено создание собственных промышленных предприятий частным лицам с числом занятых не более 20 человек (позднее этот "потолок" был поднят). Среди арендованных частниками фабрик были и такие, которые насчитывали 200-300 человек, а в целом на долю частного сектора в период НЭПа приходилось от 1/5 до 1/4 промышленной продукции, 40-80% розничной торговли и небольшая часть оптовой торговли.

Ряд предприятий был сдан в аренду иностранным фирмам в форме концессий. В 1926-1927 годах насчитывалось 117 действующих соглашений такого рода. Они охватывали предприятия, на которых работали 18 тыс. человек и выпускалось чуть более 1% промышленной продукции. В некоторых отраслях, однако, удельный вес концессионных предприятий и смешанных акционерных обществ, в которых иностранцы владели частью пая, был значителен: в добыче свинца и серебра - 60%, марганцевой руды - 85%, золота - 30% , в производстве одежды и предметов туалета - 22%.

Помимо капитала, в СССР направлялся поток рабочих-эмигрантов со всего мира. В 1922 году американским профсоюзом швейников и Советским правительством была создана Русско-Американская индустриальная корпорация (РАИК), которой были переданы шесть текстильных и швейных фабрик в Петрограде, четыре - в Москве.

Бурно развивалась кооперация всех форм и видов. Роль производственных кооперативов в сельском хозяйстве была незначительна (в 1927 году они давали только 2% всей продукции сельского хозяйства и 7% товарной продукции), зато простейшими первичными формами - сбытовой, снабженческой и кредитной кооперацией - было охвачено к концу 20-х годов больше половины всех крестьянских хозяйств. К концу 1928 года непроизводственной кооперацией различных видов, прежде всего крестьянской, было охвачено 28 млн. человек (в 13 раз больше, чем в 1913 году). В обобществленной розничной торговле 60-80% приходилось на кооперативную и только 20-40% - на государственную. В промышленности в 1928 году 13% всей продукции давали кооперативы. Существовали кооперативное законодательство, кооперативный кредит, кооперативное страхование.

Взамен обесценившихся и фактически уже отвергнутых оборотом совзнаков в 1922 году был начат выпуск новой денежной единицы - червонцев, имевших золотое содержание и курс в золоте (1 червонец = 10 дореволюционным золотым рублям = 7,74 г чистого золота). В 1924 году быстро вытеснявшиеся червонцами совзнаки вообще прекратили печатать и изъяли из обращения. В том же году был сбалансирован бюджет и запрещено использование денежной эмиссии для покрытия расходов государства. Были выпущены новые казначейские билеты - рубли (10 рублей = 1 червонцу). На валютном рынке как внутри страны, так и за рубежом червонцы свободно обменивались на золото и основные иностранные валюты по довоенному курсу царского рубля (1 американский доллар = 1,94 рубля).

Возродилась кредитная система. В 1921 году был воссоздан Госбанк, начавший кредитование промышленности и торговли на коммерческой основе. В 1922-1925 годах был создан целый ряд специализированных банков: акционерные, в которых пайщиками были Госбанк, синдикаты, кооперативы, частные лица и даже одно время иностранцы - для кредитования отдельных отраслей хозяйства и районов страны; кооперативные - для кредитования потребительской кооперации; организованные на паях общества сельскохозяйственного кредита, замыкавшиеся на республиканские и центральные сельскохозяйственные банки; общества взаимного кредита - для кредитования частной промышленности и торговли; сберегательные кассы - для мобилизации денежных накоплений населения. На 1 октября 1923 года в стране действовало 17 самостоятельных банков, а доля Госбанка в общих кредитных вложениях всей банковской системы составляла 2/3. К 1 октября 1926 года число банков возросло до 61, а доля Госбанка в кредитовании народного хозяйства снизилась до 48%.

Всего за 5 лет, с 1921 по 1926 год, индекс промышленного производства увеличился более чем в 3 раза, сельскохозяйственное производство возросло в 2 раза и превысило на 18% уровень 1913 года. Но и после завершения восстановительного периода рост экономики продолжался быстрыми темпами: в 1927, 1928 годах прирост промышленного производства составил 13% и 19% соответственно. В целом же за период 1921-1928 годов среднегодовой темп прироста национального дохода составил 18%.

Каковы же в целом результаты НЭПа? В 1922-1927 годах ежегодные темпы роста промышленности в среднем составляли 30-40%, сельскохозяйственного производства - 12%. В результате за 5-6 лет были достигнуты довоенные объемы производства в этих областях, а также уровни по производительности труда и реальным доходам населения.

Быстро восстанавливался транспорт, налаживалась его работа. Преодолевалась инфляция, укреплялась денежная система. К весне 1924 года была завершена денежная реформа. Торговый оборот стал строиться на основе твердой советской валюты.

Успешное развитие на основе НЭПа промышленности и сельского хозяйства способствовало росту благосостояния населения. Так, в 1926-1927 годах расходы продуктов сельского хозяйства на нужды городского населения составили по сравнению с расходами 1913 года 127%. Употребление мяса на селе увеличилось с 16 кг в 1913 году до 32 кг в 1926 году. Это свидетельствует об оживлении всех сторон жизни страны.

До какого же времени просуществовала в Советской России новая экономическая политика? В исторической литературе до 1990 года господствовало сталинское положение, что НЭП, как политика переходного периода от капитализма к социализму, завершился победой социализма в 1936-1937 годах. В действительности ленинская трактовка новой экономической политики была отброшена уже к концу 20-х годов. После 1928-1929 годов происходило лишь доламывание обломков НЭПа. С введением в январе 1933 года обязательных, имевших силу и характер налога, поставок колхозной продукции государству, трудодня в колхозах, натуральной оплаты за работу МТС, в экономических отношениях между городом и деревней нельзя найти каких-либо остаточных элементов НЭПа.

Отказ от принципов НЭПа происходил и во всех других сферах экономической жизни. Новая экономическая политика была заменена на командно-административную систему управления.

Политика и культура в годы НЭПа. Проявляя определенную гибкость в хозяйственной политике, правительство не знало сомнений в реализации "второго урока Кронштадта", призванного укрепить контроль правящей партии над политической и духовной жизнью общества. Важнейшим инструментом здесь были органы ВЧК (с 1922 года - ГПУ). Этот аппарат не просто сохранялся в том виде, как он существовал в эпоху гражданской войны, но и бурно развивался, все плотнее охватывал государственные, партийные, хозяйственные, военные и общественные институты. Основной удар наносился по все еще сохранявшимся структурам оппозиционных политических сил. В 1922 году закрываются легально издававшиеся газеты и журналы левых социалистических партий и течений. Вскоре и сами эти небольшие и маловлиятельные политические образования прекращают под прямым воздействием ГПУ свое существование. В середине 20-х годов ликвидируются также последние подпольные группы правых эсеров и меньшевиков. Через разветвленную систему секретных сотрудников ВЧК - ГПУ был налажен контроль над политическими настроениями государственных служащих, интеллигенции, рабочих и крестьян, особое внимание обращалось на кулаков и городских частных предпринимателей, которые с развертыванием НЭПа и собственным хозяйственным укреплением стремились обеспечить политические гарантии своих экономических интересов.

С октября 1917 года Советская власть стремилась подчинить себе глубоко авторитетную в народе русскую православную церковь, при этом широко использовалась политика не только "кнута" (в частности, конфискация в 1922 году под предлогом борьбы с голодом ценностей церкви), но и "пряника" - в виде материальной и моральной поддержки так называемого "обновленчества" и подобных ему движений, подрывавших внутрицерковное единство. Под мощным давлением власти православные иерархи вынуждены были шаг за шагом сдавать свои антибольшевистские позиции. Не были обойдены вниманием властей и массовые общественные организации, прежде всего профессиональные союзы.

Подобное положение складывалось и в области культуры. По мере развертывания "культурной революции" усиливалась идеологизация культуры. Система образования, общественные науки, литература, искусство, театр превращались в инструменты "воспитательного" воздействия большевизма на массы. Образование становится бесплатным, рабочие и крестьяне получают значительные преимущества при поступлении в учебные заведения, включая университеты.

На первый план в "культурной" политике большевиков сразу же выдвинулась проблема российской интеллигенции - малочисленной (около 2,2% населения), но особо значимой общественной группы, главной носительницы знаний и национальных культурных традиций. В своей массе интеллигенция крайне настороженно отнеслась к революции 1917 года. Власти, стремясь вовлечь старую интеллигенцию в активную трудовую деятельность, в первые послевоенные годы поддерживали ее. Специалистам в разных областях знаний (кроме, пожалуй, гуманитарных) обеспечивались более сносные по сравнению с основной массой населения условия жизни и работы. Особенно это касалось тех, кто так или иначе был связан с укреплением научного, экономического и оборонного потенциала государства. В то же время всячески ограничивались возможности интеллигенции участвовать в политической жизни, влиять на массовое общественное сознание. В 1921 году упраздняется автономия высших учебных заведений. Они были поставлены под контроль партийных и государственных органов. Профессора и преподаватели, не разделявшие коммунистических убеждений, увольнялись. К середине 20-х годов прекращается деятельность практически всех частных книгоиздательств, возникших при переходе к НЭПу, закрываются независимые научные и литературно-художественные журналы.

Укрепившись у власти, РКП(б) берет курс на формирование собственной, социалистической интеллигенции. Открываются новые университеты и институты. При высших учебных заведениях создаются первые рабочие факультеты (рабфаки). Для подготовки "идеологических кадров" была развернута сеть специальных научных и учебных заведений в центре и на местах.

Коренной реформе подверглась и система школьного образования. Новая советская школа - в соответствии с особым "Положением" о ней, разработанным в 1918 году, создавалась как единая, общедоступная, ведущая обучение на родном языке. Она включала в себя две ступени (1-я - пять лет, 2-я - четыре года) и обеспечивала непрерывность образования, начиная с дошкольных учреждений и кончая вузами. В 1923 году учреждается добровольное общество "Долой неграмотность!" во главе с Председателем ВЦИК М. И. Калининым, которое открыло тысячи пунктов, кружков, изб-читален, где обучались взрослые и дети. К концу 20-х годов около 40% населения умели читать и писать (против 27% в 1913 году), а к 1940 году этот показатель равнялся 80%.

Литературно-художественная жизнь Советской России в первые послереволюционные годы отличалась многоцветием, обилием различных творческих группировок и течений. Только в Москве их насчитывалось свыше 30. Продолжали публиковать свои произведения писатели и поэты "серебряного века" русской литературы - А. Ахматова, А. Белый и др. Вся их деятельность строилась с учетом идеологических требований РКП(б) и находилась под ее контролем. Таким образом, идеи "культурной революции" ленинского плана построения социализма находили практическое воплощение.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.