Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Глава 13. Интервенция и гражданская война в России

Гражданская война и интервенция являются одной из наиболее трагических страниц истории России. Во-первых, это миллионы погибших, обездоленных, искалеченных ее граждан. Во-вторых, эти годы принесли россиянам тяжелые нравственные потери. В результате иностранного нашествия и гражданской войны население России сократилось с 1917 по 1923 год почти на 13 млн., в основном за счет мирных граждан. Жертвы среди вооруженных сил у обеих сторон составили около 2,5 млн. 1,5-2 млн. человек покинули Родину, стали эмигрантами. А остальные - городские и сельские жители - претерпели неимоверные страдания от голода, холода, эпидемий, красного и белого террора. От остроинфекционных заболеваний (сыпной тиф, дизентерия) за три года гражданской войны умерло свыше 2 млн. человек!

Начало интервенции и гражданской войны. Первым актом гражданской войны была, несомненно, Октябрьская революция. Но отнюдь не она повлекла за собой полномасштабную гражданскую войну. Советская власть относительно быстро установилась на всей огромной территории России и утвердилась примерно к февралю-марту 1918 года.

То вооруженное сопротивление, с которым сталкивалась Советская власть, имело ограниченный, локальный характер. Поход Керенского-Краснова, в котором участвовали несколько казачьих сотен, окончился поражением. Выступление контрреволюции в Москве также не имело успеха. Без особого труда была ликвидирована ставка в Могилеве, где жертвой солдатского самосуда пал верховный главнокомандующий генерал Н. Духонин. Не представляли собой серьезной угрозы существованию советской власти и некоторые "мятежи" (А. Каледина на Дону, А. Дутова на Южном Урале и т. д.), подавленные в первые послереволюционные месяцы.

Что же в таком случае означал переход от отдельных вспышек гражданской войны, вызванных Октябрьским вооруженным восстанием, к той гражданской войне, которая по крайней мере на три года разделила страну на противоборствующие лагери, втянула в нее внешние, иностранные силы? Каковы ее причины, истоки? В злой воле кучки фанатиков, взявших власть в октябре, как утверждают иные авторы? Отнюдь нет. Корни происходящего - в строе социальной несправедливости, существовавшем веками, в колоссальном имущественном неравенстве, в укоренившемся психологическом противостоянии бедных и богатых, господствующих и подчиненных, в насильственном подавлении одних другими. Взрыв был объективно неизбежен - классовая ненависть должна была выплеснуться. Ведь если всякая революция, как мы говорим, закономерное явление, то точно так же нужно сказать и о контрреволюции, которая имеет свои глубокие социальные корни.

Очень скоро всем стало ясно, что расчеты на быстрое крушение революции не оправдались. Переговоры о создании многопартийного правительства, которые начались в конце ноября 1917 года между большевиками, с одной стороны, и меньшевиками и эсерами - с другой (под эгидой Викжеля - Всероссийского исполнительного комитета железнодорожников, в составе которого преобладали эсеры, меньшевики, народные социалисты), закончились безрезультатно. Грозя всеобщей забастовкой железнодорожников, Викжель предъявил ультиматум с предложением создать "однородное социалистическое правительство" из представителей всех советских партий. В ультиматуме Викжеля от 29 октября 1917 года (по старому стилю), в частности, говорилось: "В стране нет власти, и идет ожесточенная борьба за власть. Образовавшийся в Петрограде Совет народных комиссаров, как опирающийся только на одну партию, не может встретить признания и опоры во всей стране. Необходимо создать новое правительство, которое пользовалось бы доверием всей демократии и обладало бы моральной силой удержать эту власть в своих руках до созыва Учредительного собрания. Такую власть можно создать только путем разумного соглашения всей демократии, но никоим образом - силою оружия. В видах сохранения страны и спасения революции ЦИК Всероссийского железнодорожного союза... объявил, что единственным средством достижения мира внутри страны он признает однородное социалистическое правительство, в создании которого должны принять участие все социалистические партии от большевиков до народных социалистов включительно" (см.: Советская Россия, 1987, 2 августа). Следует заметить, что слово "Викжель" тогда было у всех на устах и даже попало в испуганные стихи Зинаиды Гиппиус:

Мы стали злыми и покорными. Нам не уйти.
Уже развел руками черными Викжель пути...

Но власть уже находилась у большевиков, и на ход переговоров скорее всего отрицательно повлияли и провал "похода" Керенского-Краснова, о чем мы уже говорили, и некоторые ультимативные требования меньшевиков и эсеров (признать II съезд Советов несостоявшимся, прекратить аресты контрреволюционеров, отменить декрет о закрытии буржуазных газет и т. д.).

Сказались давние разногласия, тяжесть новых наслоений, озлобление эсеров и меньшевиков и максимализм большевиков. В результате взаимное неприятие нарастало. Ненависть соглашателей к большевикам усугублялась твердостью и решительностью, с которой те осуществляли диктатуру. Меньшевики и эсеры хотели стать "третьей силой" (эсеро-меньшевистские лидеры заявляли, что они выступают против открытой контрреволюции и против большевистской диктатуры - за третий путь)44. Большевики хотели остаться единственной силой. Они отвергли соглашательство меньшевиков и эсеров, те отвергали большевистскую непримиримость. Трагическая логика политической борьбы, перераставшей в гражданскую войну! Большевики одержали победу, но она очень скоро обернулась и негативными последствиями. Выделим здесь наиболее крупные вехи.

1. Зимой 1918 года, как пишет профессор Г. Иоффе, "надежды всех разномастных антисоветских и антибольшевистских сил в той или иной степени сконцентрировались на Учредительное собрание. Им казалось, что правоэсеровское Учредительное собрание сумеет продиктовать свою волю и отстранить их от власти"45. Чем же закончилась эта попытка правых эсеров и меньшевиков? Учредительное собрание было распущено, что явилось вынужденным актом защиты власти Советов. 3аметим, что вопрос этот породил тогда и кризисное положение в большевистском руководстве. Видные большевики (Каменев, Рыков, Милютин, Ногин) по вопросу об Учредительном собрании расходились во мнениях с большинством членов ЦК РСДРП, ибо его признание означало бы ликвидацию Советов, что противоречило интересам, настроениям трудящихся масс, оказавших им явное предпочтение. "Учредительное собрание, - пишет член-корреспондент АН СССР Ю. Поляков, - могло дать демократию (и без того завоеванную народом), но оно не способно было дать мир и землю. Это неизбежно вело к новому революционному взрыву, с одной стороны, и мощному контрреволюционному напору - с другой"46.

Контрреволюция использовала разгон "учредилки" (большевики этим актом оттолкнули от себя значительную часть российской интеллигенции, которая видела в ней тот демократический орган, в рамках которого можно сформировать политические структуры, способные наиболее полно учитывать и выражать интересы различных слоев народа) для консолидации и мобилизации сил на борьбу за свержение советской власти. И все-таки роспуск Учредительного собрания сам по себе еще не предрешал неизбежность полномасштабной гражданской войны. Собственных сил для свержения власти Советов у его сторонников оказалось недостаточно. Это обстоятельство, а также нежелание идти на какие-либо компромиссы с большевиками и советской властью привело к союзу с буржуазно-помещичьей, а затем и с международной контрреволюцией.

2. Другим событием, которое, видимо, способствовало развертыванию гражданской войны, стало заключение Брестского мира. Он был необходим, так как спас советскую власть и революцию. Но не забудем, что Ленин называл его не только грабительским, но и несчастным миром, который отрезал от советской республики огромную территорию. Однако несчастье состояло еще и в том, что он сильно ударил по чувствам и настроениям тех людей (офицерство, вышедшее из дворянской и разночинской среды, интеллигенция, связанная с "верхними" классами, а также часть мелкобуржуазной массы), которые были воспитаны в духе российского патриотизма.

Именно после Бреста размежевание классовых, политических сил резко углубилось и ускорилось. По одну сторону оказался советский лагерь, возглавляемый большевиками, по другую - антисоветский, антибольшевистский. Географически эти лагери распределились примерно следующим образом: в центре страны - советский лагерь; на востоке - правоэсеровско-белогвардейский, на юге - чисто белогвардейский, на севере - сначала правоэсеровский, затем чисто белогвардейский. Страна распалась на отдельные регионы, столкнувшиеся в смертельной схватке. "Весна 1918 года, - писал Троцкий, - была очень тяжелая. Моментами было такое чувство, что все ползет, рассыпается, не на что опереться. С одной стороны, было совершенно очевидно, что страна загнила бы надолго, если бы не Октябрьский переворот. Но, с другой стороны, весной 1918 года невольно вставал вопрос: хватит ли у истощенной, разоренной, отчаявшейся страны жизненных соков для поддержания нового режима? Продовольствия не было. Армии не было. Государственный аппарат еле складывался. Всюду гноились заговоры. Чехословацкий корпус держал себя на нашей территории как самостоятельная держава. Мы ничего, или почти ничего, не могли ему противопоставить"47.

3. Брестский мир и последовавшие за ним социально-экономические меры весной и летом 1918 года, такие, как национализация крупных и средних предприятий, продразверстка и продовольственная диктатура.

Переход от рабочего контроля к национализации, а также конфискации денег, ценных бумаг, золота и т.д., накладывание местными органами контрибуций явились сильнейшим ударом по буржуазии. В то же время это обострило классовую борьбу в городе, усугубило экономическую ситуацию в стране. Разгорелась острая классовая борьба и в деревне. К осени 1918 года помещики, как класс, прекратили свое существование. К сожалению, проводилось это (как вообще ликвидация эксплуататорских классов) в грубой и жестокой форме, что усиливало их сопротивление, оттолкнуло от советской власти, в частности специалистов, интеллигенцию, средние городские слои. В конечном счете все это привело к длительной гражданской войне, перепахавшей Россию вдоль и поперек.

Остановимся на одном важном моменте - выборе позиции в ней. Это было нелегким интеллектуальным и нравственным делом, даже подвигом. И в белые уходили люди морально чистые, искренне верившие, что на той стороне они высоко понесут "национальную идею", идею спасения и восстановления Российского государства. Но точно так же, как революция, взяв разбег, непрерывно левела, выдвигая в политический авангард все более радикальные группы, стремившиеся довести ее до конца, так и контрреволюция, начав борьбу, уходила под все более правые знамена, фактически сражалась за восстановление того, что историей уже было обречено и, по крайней мере полностью, невозвратимо. Почва уходила из-под ног, "святая идея" выхолащивалась. "Белое дело" перерождалось в мстительную попытку классового реванша, разгул насилия, злобное торжество сознающей свое бессилие реакции.

Вот только один документ:

"Приказ начальника штаба Верховного главнокомандующего, г. Омск, 27 марта 1919 года, 273.

Верховный правитель и Верховный главнокомандующий повелел:

1. Всех военнопленных красноармейцев при отправлении в тыл делить на четыре категории: 1) добровольцы из рабочих и бывших моряков, 2) добровольцы из крестьян-хлебопашцев, 3) мобилизованные красноармейцы тех сроков службы и категорий, кои призваны на службу в действующую армию на театре военных действий, 4) мобилизованные красноармейцы сроков службы и категорий, не призванных у нас к отбыванию воинской повинности.

2. Красноармейцев 1-й и 2-й категорий препроводить при именных списках в тюрьмы и лагеря военнопленных... для последующего предания их распоряжением командующих армиями военно-полевому суду за государственную измену..."48.

Часто это означало расстрел.

Многие бывшие идеологи "белого дела" признали потом его вырождение в самую свирепую реакцию. Милюков писал, что на деле оно стремилось перерешить аграрный вопрос "в интересах помещичьего класса", восстановить господство военной и чиновной бюрократии времен царизма, осуществить лозунг "единой и неделимой России". Именно это, считал Милюков, оттолкнуло от белогвардейцев демократические элементы России и ее окраин. Если большевики в годы "военного коммунизма" порой бездумно пытались "красногвардейской атакой" до конца разрушить и добить "старый мир", чтобы на его руинах создать совершенно новый, то их враги во время своего "военного антикоммунизма" старались спасти и восстановить уже разрушенное, уже отвергнутое.

Возникает вопрос: в чем заключались глубинные истоки трагедии "белого дела"? Пожалуй, в безжалостном попрании и отвержении демократизма, как, видимо, и последующая трагедия октябрьского большевизма, не сумевшего твердо осуществить поворот от гражданской войны к гражданскому миру.

Политический натиск в гражданской войне. В разгорающейся гражданской войне различные политические силы и партии преследовали свои цели. Какие? Какова была их тактика?

Правые эсеры. Выражая интересы зажиточного крестьянства и имущих городских слоев, они решительно отказались признать Октябрьскую революцию, отвергли диктатуру пролетариата и Советскую власть. Эсеры были сторонниками создания общенародных органов власти, которые бы представляли интересы всех классов и слоев, в том числе и буржуазии.

Борьбу с Советской властью начали сразу после ее провозглашения. Когда началось вооруженное восстание в Петрограде, ЦК партии эсеров поручил Керенскому возглавить идущие к Петрограду войска генерала Краснова. Орган ЦК ПСР распространил прокламацию, призывающую население столицы не оказывать сопротивления войскам Керенского-Краснова. Лидер правых эсеров Н. Д. Авксентьев, возглавивший антибольшевистский "Комитет спасения родины и революции" и член ЦК ПСР А. Р. Гоц спровоцировали антисоветский мятеж юнкеров в Петрограде. Кроме того, эсеры планировали создать в Могилеве под защитой ставки Верховного главнокомандующего новое правительство во главе с В. М. Черновым.

Открывшийся 26 ноября 1917 года в Петрограде IV (последний) съезд эсеровской партии осудил Октябрьский переворот, а по всем основным вопросам (о текущем моменте, об отчете ЦК, о выборах в Учредительное собрание и др.) принял открыто антисоветские резолюции. На съезде консолидировались правоцентристские силы партии, но на нем произошло и размежевание с левыми эсерами, которые образовали самостоятельную партию.

В противовес лозунгу "Вся власть Советам!" эсеры выдвинули лозунг "Вся власть Учредительному собранию!". Под этим лозунгом были организованы с участием других партий две антисоветские демонстрации в Петрограде - 28 ноября 1917 года и 5 января 1918 года.

После роспуска Учредительного собрания эсеры создали в марте 1918 года подпольный "Союз возрождения России", в состав которого вошли и кадеты. Это объединение своей целью ставило свержение Советской власти, восстановление буржуазного строя, созыв Учредительного собрания, воссоздание России в границах 1914 года49.

Центром антисоветской борьбы стало Среднее Поволжье, где эсеры имели поддержку у многих зажиточных крестьян. Именно здесь обосновалось созданное с помощью белочехов самое крупное эсеровское "правительство" - Комуч ("Комитет членов Учредительного собрания"), которое возглавил эсер Е. Ф. Роговский. В его состав вошли 13 министров-эсеров, один меньшевик (министр труда Майский) и двое беспартийных. Комуч декларировал "восстановление демократических свобод", установил 8-часовой рабочий день, разрешил созыв рабочих конференций и крестьянских съездов, деятельность фабзавкомов и профсоюзов. Но одновременно Комуч возвратил бывшим владельцам предприятия, банки, восстановил городские думы и земства, разрешил свободу торговли и т. п. Власть Комуча в июне-августе 1918 года распространилась на Самарскую, Саратовскую, Симбирскую, Казанскую и Уфимскую губернии, которые объявлялись "территорией Учредительного собрания".

Правые эсеры после заключения Брестского мира обратились к государствам Антанты с просьбой направить свои войска, "которые дали бы возможность России с наименьшими потерями свергнуть германское засилье и восстановить боеспособность армии и флота"50. А старейшая эсерка С. К. Брешко-Брешковская, прозванная бабушкой русской революции (в 1918 году ей было 73 года), в мае обратилась с письмами к американскому послу Фрэнсису, французскому послу Нулансу с призывом начать интервенцию, чтобы "помочь России освободиться от большевистской власти".

Однако развернуть широкую антибольшевистскую деятельность правые эсеры не смогли. Они не сумели увлечь за собой ни широкие массы крестьян и рабочих, ни буржуазию. Не имея массовой социальной базы в стране, они, естественно, не могли создать и значительной военной силы, а без этого в условиях гражданской войны трудно было рассчитывать на успех в борьбе за власть.

Вынужденная в условиях диктатуры пролетариата действовать в подполье, партия правых эсеров начала быстро распадаться. К тому же в среде эсеров не нашлось достаточно авторитетного лидера, который бы смог возглавить их борьбу против большевиков. Прежние их лидеры - Керенский, Авксентьев и Чернов - оказались в этом отношении несостоятельными и уже в конце 1918 года уехали за границу. Дольше других оставался в России Б. В. Савинков, который в начале гражданской войны руководил белогвардейским подпольем. Но, как эсер, он не мог претендовать на роль лидера в белогвардейском лагере, где тон задавало монархически настроенное офицерство.

Характерным для эсеровских организаций было то, что их лидеры, продолжая политику сотрудничества с буржуазией, становились все более непримиримыми к советской власти и большевикам, в то время как рядовые члены все больше сближались с ними, принимали все более активное участие в подпольной и партизанской борьбе против белогвардейцев и интервентов.

Левые эсеры. Как партия эсеры сформировались в самостоятельную политическую организацию в конце ноября 1917 года, отколовшись от партии социалистов-революционеров. Они считали крестьянство главной силой переустройства общества. Крестьянство, утверждала их лидер Мария Спиридонова, это "класс будущего, жизнеспособный и устойчивый исторический класс, несущий миру и новый строй, и новую правду"51.

Левые эсеры были единственной мелкобуржуазной партией, которая признавала советскую власть, и ее представители вошли в состав Совнаркома РСФСР: В. А. Карелин стал наркомом имущества, А. Л. Калегаев - наркомом земледелия, П. П. Прошьян - наркомом почт и телеграфов, В. С. Трутовский - наркомом по делам местного самоуправления, Н. З. Штейнберг - наркомом юстиции. Кроме того, многие левые эсеры занимали ответственные должности в различных центральных и местных гражданских и военных ведомствах, Советах, исполкомах и т.п.

Заключив соглашения с левыми эсерами, большевики не прекращали с ними идейной борьбы. В первые месяцы советской власти левые эсеры по многим вопросам поддерживали большевиков, однако они шли к социализму, по выражению Ленина, "задом наперед", и чем дальше углублялась социалистическая революция, тем больше разногласий возникало между большевиками и левыми эсерами.

Как распалась коалиция?

Блок большевиков с левыми эсерами, к сожалению, просуществовал недолго - до марта 1918 года, когда в знак протеста против заключения Брестского мира, который эсеры расценили как соглашение с мировым империализмом, как тормоз мировой революции, они вышли из состава Совнаркома. Однако и после этого левые эсеры оставались в коллегиях наркоматов, военном ведомстве, в различных комитетах, комиссиях, в Советах. Многие из них продолжали занимать ответственные посты. Так, в коллегии ВЧК к июлю 1918 года из 20 человек 7 были левыми эсерами, во ВЦИКе четвертого созыва из 207 членов левых эсеров было 48.

Мария Спиридонова, признанный лидер левых эсеров, на III съезде своей партии (он открылся 28 июня 1918 года в Москве) призывала делегатов съезда насильственно разорвать мир с Германией. После срыва Бреста, говорила она, германцы "пойдут на Петроград, будут брать Москву и пусть берут, потому что они завязнут в России и погибнут, как Наполеон". Свое выступление она закончила призывом: "Только через восстание мы в состоянии будем одолеть то, что идет на нас"52.

Во время работы V Всероссийского съезда Советов, 6 июля 1918 года, левые эсеры подняли мятеж. Сигналом к нему послужило убийство германского посла в Москве графа Мирбаха. После подавления мятежа его организаторы предстали перед судом, но получили очень мягкое наказание. Однако престиж и роль партии левых эсеров резко упали. Многие рядовые члены левоэсеровской партии осудили действия своего ЦК и вышли из партии. Несколько тысяч из них вступило в РКП (б), а большая часть отошла от политики.

Меньшевики. После Октябрьской революции меньшевистская партия оказалась на стороне выступавших против Советов контрреволюционных сил. В результате она стала терять массовую базу, в ее рядах оставалось все меньше рабочих. По сравнению с августом 1917 года ее численность уменьшилась со 150 до 100 тыс. О том, что массы отшатнулись от меньшевиков, говорят и выборы в Учредительное собрание: за них проголосовало 1,4 млн. человек - менее 4%, а в Петрограде и Москве всего по 3% голосов. В период между февралем и октябрем меньшевики, несмотря на множество течений, были едины в одном: в признании невозможности социалистической революции в России ввиду ее отсталости и малочисленности пролетариата. "Пытаться насаждать социализм в экономически и культурно отсталой стране - бессмысленная утопия", - писал Мартов в декабре 1917 года53. Будучи едины в отношении цели, разные группы меньшевиков по-разному подходили к вопросу о тактике и методах борьбы против советской власти. Правое крыло партии во главе с Потресовым выступало за вооруженные формы. Эта часть меньшевиков заняла непримиримую позицию и даже пошла на раскол своей партии, выйдя из состава ЦК.

Другое течение - часть центра во главе с Даном и "левое" крыло (меньшевики-интернационалисты), представлявшее большинство партии, - считало, что советскую власть надо устранить мирным путем. Для обсуждения тактики в новой политической ситуации с 30 ноября по 7 декабря 1917 года прошел чрезвычайный съезд меньшевистской партии. Октябрьскую революцию он определил как незаконную. Потресов предложил выдвигать против большевиков те же лозунги, что и против самодержавия.

Более умеренную линию отстаивал Мартов - лидер меньшевиков-интернационалистов. Он предложил резолюцию (и съезд поддержал ее) о создании Учредительным собранием однородного социалистического правительства без буржуазии.

После разгона Учредительного собрания численность партии меньшевиков сократилась (в середине 1918 года осталось менее 60 тыс. человек). В то же время в ряде местных Советов они имели хотя и малочисленные, но достаточно активные фракции. В составе Московского Совета в апреле 1918 года фракция меньшевиков имела 42 места против 118 в прежнем составе.

В конце мая 1918 года в Москве состоялось Всероссийское партийное совещание менышевиков. На нем были подведены итоги полугодовой работы с советской властью. Правое крыло в лице их лидера Либера выдвинуло лозунг "Мимо Советов!", суть которого была раскрыта в директивной статье, опубликованной в меньшевистском журнале "Новая заря" в июне 1918 года. "Наша задача, - говорилось в статье, - создавать свободную арену для организации движения, порывая с погибающими Советами..., обеспечивая выход на демократические позиции"54.

Учитывая по существу антисоветскую деятельность меньшевиков, ВЦИК 14 июня 1918 года вынес постановление об исключении их из ВЦИК и местных Советов вместе с правыми эсерами55.

Кадеты. На кадетов была возложена вся ответственность за организацию демонстрации под лозунгом "Вся власть Учредительному собранию!" 28 ноября 1917 года перед Таврическим дворцом. В ответ на этот открытый акт в тот же день Совнарком принял декрет, в котором говорилось: "Члены руководящих учреждений партии кадетов, как партии врагов народа, подлежат аресту и преданию суду революционных трибуналов. На местные Советы возлагается обязательство особого надзора за партией кадетов ввиду ее связи с корниловско-калединской гражданской войной против революции"56. Однако каких-либо конкретных доказательств, подтверждающих эти обвинения, в декрете не приводилось.

Декрет встретил не только одобрение, но и возражения при обсуждении его на пленуме ВЦИК. Фракция левых эсеров внесла запрос об аресте членов кадетской партии. Нарком юстиции левый эсер Н. З. Штейнберг резко возражал против санкции по отношению к партии "народной свободы" в целом, хотя допускал применение репрессий к отдельным кадетским лидерам. Левые эсеры предложили резолюцию с требованием отмены декрета о кадетах. К ним присоединились некоторые члены фракций объединенных социал-демократов, интернационалистов и эсеров-максималистов57.

Отвечая на упрек левых эсеров в преследовании кадетов как партии, Ленин заявил: "Когда революционный класс ведет борьбу против имущих классов, которые оказывают сопротивление, то он это сопротивление должен подавлять всеми средствами, которыми они подавляли пролетариат, - другие средства не изобретены"58.

В предложенной большевистской фракцией резолюции ВЦИК 150 голосами против 98 подтвердил "необходимость самой решительной борьбы с буржуазной контрреволюцией, возглавляемой кадетской партией, открывшей ожесточенную гражданскую войну"59. Было арестовано несколько десятков видных кадетов. Но ввиду быстрого разгрома калединского и дутовского мятежей они были освобождены.

Партия "народной свободы" полностью прекратила свое существование в России вместе с Колчаком и Деникиным, хотя отдельные группы ее были и у Врангеля. Но в Крыму кадеты не играли такой роли, как при Деникине. Большая часть кадетов бежала за границу, в том числе почти все члены ЦК. Кадетские группы существовали в Париже, Берлине, Константинополе, Софии, Белграде и столицах других западноевропейских государств. Парижский комитет партии "народной свободы" призвал к созданию широкого антибольшевистского фронта, который объединил бы кадетов с эсерами и народными социалистами. Но из этого ничего не вышло.

РКП(б). Переход партии большевиков в качественно новое состояние (она стала правящей) совершался непросто. И все же большевики стали признанным политическим авангардом сил, стремившихся к развитию революционных преобразований, воплощению идеалов социализма. Партия росла и численно - к марту 1918 года в ее рядах насчитывалось примерно 400 тыс. человек. Постепенно оформлялась структура партийных органов и ячеек применительно к новому положению, совершенствовались формы и методы работы.

Вместе с тем на рубеже 1917-1918 годов партия большевиков оказалась в условиях серьезного кризиса. Он выразился в первую очередь в обострении противоречий и трудностей функциональной, организационной, кадровой перестройки, издержках резкого роста численности рядов и наличии глубоких разногласий в руководстве и партийной массе по принципиальным вопросам (прежде всего о Брестском мире).

Основным звеном стало совершенствование внутрипартийной демократии снизу доверху, развертывание самодеятельности и инициативы в партийной работе на местах. Борьба по вопросу о Брестском мире показала, что любая по сложности обстановка не может служить основанием для какого-либо ограничения, а тем более отказа от демократической процедуры обсуждения, принятия и проведения в жизнь политических решений. Это, пожалуй, самый важный урок преодоления первого после Октября кризисного состояния в партии.

В условиях гражданской войны деятельность большевиков сосредоточивалась на двух основных направлениях:
- защите завоеваний Октября;
- упрочении Советской власти, укреплении ее органов в центре и на местах.

1. Летом 1918 года Советская республика оказалась в кольце фронтов, потеряла три четверти территории, была отрезана от основных источников топлива, продовольствия, сырья. Судьба революции висела буквально на волоске. Попытка создать армию на добровольческой основе (январь-апрель 1918 года) не дала необходимой численности (вступило около 193 тыс. человек, после чего приток добровольцев сократился), и в апреле Ленин утвердил план развертывания миллионной регулярной армии с привлечением военных специалистов.

V Всероссийский съезд (июнь 1918 года), приняв первую Конституцию РСФСР, установил всеобщую воинскую обязанность. Для руководства созданием вооруженных сил и военными действиями создается сначала Высший военный совет, который возглавил нарком по военным и морским делам Троцкий, а затем Революционный Военный Совет Республики (РВСР). Руководство страны в целом возглавил Совет Рабоче-Крестьянской обороны (с 1920 года Совет труда и обороны), как чрезвычайный высший государственный орган, организующий в интересах ведения войны всю деятельность государства, всех отраслей народного хозяйства. Председателем Совета Рабоче-Крестьянской обороны стал Ленин.

Осенью 1918 года Красная Армия насчитывала уже 750 тыс. человек регулярных войск, весной 1919 года - 1,5 млн., в августе - 3,5 млн., осенью 1920 года - 5,5 млн. человек. Конечно, создание массовой армии, строящейся строго на классовом принципе (право защищать революцию с оружием в руках имели только рабочие и не эксплуатирующие чужой труд крестьяне), было связано со многими трудностями. Главная - обеспечить постоянное пополнение армии за счет призыва рабочих и крестьян. Если мобилизация рабочих проходила более или менее успешно, то призыв крестьян встречал нередко сопротивление. Так, при проведении первой массовой мобилизации летом 1918 года в прифронтовых округах - Приволжском, Уральском и Западно-Сибирском из 275 тыс. подлежащих мобилизации удалось призвать лишь 40 тыс. человек. Очень много было дезертиров. В 1919 году, например, из 3 млн. дезертировало 1,5 млн. Причины были разные: усталость от войны, нежелание служить в армии, недовольство продразверсткой, плохая работа по приему мобилизованных.

Для массовой армии нужны были кадры военных специалистов. Где их брали? Прежде всего партия направляла в армию рабочих, получивших опыт вооруженной борьбы с царизмом во время революционных боев, военных работников партии. Среди них М. В. Фрунзе, Б. А. Антонов-Овсеенко, В. К. Блюхер, П. Е. Дыбенко, М. С. Кедров, А. Я. Пархоменко, П. Ф. Федько и многие другие. Широко привлекались генералы и офицеры бывшей царской армии60. Кроме того, были созданы военные академии, школы и курсы, которые подготовили 40 тыс. командиров.

Вместе с тем следует отметить, что во второй Программе РКП(б), принятой на VIII съезде, записано, что самую лучшую армию мы получили бы, создавая ее на основе обязательного обучения рабочих и крестьян в условиях, близких к их повседневному труду. Общее оздоровление промышленности, повышение коллективности и производительности сельскохозяйственного труда создали бы самую здоровую основу для армии, роты, батальоны, полки, бригады, дивизии которой совпадали бы с мастерскими заводов, заводами, деревнями, волостями, уездами, губерниями и пр. Такая армия, формирование которой шло бы нога в ногу с хозяйственным подъемом страны и параллельным воспитанием личного состава, такая армия, по мнению съезда, "стала бы самой непобедимой армией в мире"61. И как только появились первые реальные признаки спада остроты вооруженной борьбы, весной 1920 года IX съезд РКП(б) принимает резолюцию "О переходе к милиционной системе". Состоявшийся в марте 1921 года Х съезд партии в своих решениях записывает: "По вопросу милиционной системы у партии нет никакого основания пересматривать свою программу"62.

Сразу же по окончании гражданской войны начинается радикальное сокращение рядов Красной Армии. Ее численность с нескольких миллионов сокращается к 1 февраля 1923 года до 600 тыс. человек63.

2. Создание системы чрезвычайных мер в экономической и политической сферах, особой политики, названной впоследствии "военным коммунизмом". В нее входили: продразверстка, национализация не только крупной, но средней и мелкой промышленности, запрещение торговли, рынка, свертывание денежного обращения, натурализация заработной платы, уравниловка, милитаризация экономики и трудовая повинность. Для управления обществом были характерны "штурмы", непосредственный переход к коммунистическим отношениям в примитивном понимании, строгая централизация и регламентация жизни, военно-приказная система руководства. Партия фактически находилась на военном положении и осуществляла функции власти в системе диктатуры пролетариата64.

Политику "военного коммунизма" обычно обосновывают критической ситуацией периода гражданской войны и иностранной интервенции. Не оспаривая этого, следует все же отметить, что предпринимавшиеся в ту пору экстремальные меры воспринимались партией и рабочим классом как научно обоснованные и закономерные шаги ускоренного продвижения к коммунизму. Н. И. Бухарин, например, в своей книге "Экономика переходного периода" (май 1920 года) провозгласил, что по отношению ко всей крестьянской массе "пролетарское принуждение во всех своих формах, начиная от расстрела и кончая трудовой повинностью, является, как парадоксально это ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи".

В условиях военных действий большевики проявляли подчас нетерпимость к другим политическим силам, нередко прибегали к антидемократическим методам, а то и к насилию. Это приводило к обострению взаимоотношений с другими партиями, к конфронтации и открытой вражде. И вскоре, надо признать, случилось то, что многие предрекали еще до Октября: большевики оказались в изоляции и вынуждены были в борьбе с теми политическими силами и организациями, которые им все более ожесточенно сопротивлялись, использовать методы насилия и террора. Местным произволом эти тенденции усиливались многократно. Это важное обстоятельство нельзя не учитывать.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.