Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Глава 14. Развитие Советского государства в 30-е годы

Это важный период в жизни страны, когда был взят курс на форсированный рывок в экономическом развитии и свертывании НЭПа. Именно тогда определились существенные особенности социализма в СССР, его облик, трудности. Во многом и сегодняшние проблемы уходят корнями в довоенное время. При рассмотрении истории 30-х, кстати, и 20-х годов высказываются разные, порой прямо противоположные точки зрения, ставятся многие вопросы : почему планы, казавшиеся бесспорными, ныне оцениваются как сомнительные, даже ошибочные? Почему произошла деформация концептуальных идей, выработанных Лениным? Был ли построен в 30-е годы социализм и как его оценивать? В чем проявились его деформации, каковы их глубина и масштабы? Остро ставится вопрос о "цене" первых пятилеток.

Опыт и уроки решения социально-экономических, культурных и национальных проблем. По уровню народнохозяйственного развития, состоянию производительных сил Советский Союз в конце 20-х годов находился на начальных этапах индустриализации. Крупная промышленность тогда производила лишь 20-25% национального дохода СССР, тогда как сельское хозяйство - около 50% . СССР в три и более раз отставал от ведущих западноевропейских стран по производству электроэнергии (от США - более чем в 20 раз), в 2-4 раза по производству стали (от США - в 13 раз), в 2-4 раза - по производству чугуна (от США - в 13 раз). При этом не следует забывать, что Россия еще в конце XIX -начале XX века прошла первую русскую промышленную революцию.

Чего же она достигла за те годы? На рубеже 70-80-х годов XIX века в стране производилось 110 млн. пудов каменного угля, 23 млн. пудов чугуна, 3 млн. пудов стали и т.д. Немало было сделано в 80-х годах, а в 90-е годы промышленное производство в стране удвоилось. В два раза возросла и доля изделий промышленности России в системе мирового хозяйства.

Второй гигантский скачок в промышленном развитии был совершен в 1909-1914 годах, в течение которых Россия "как будто сразу превратилась из патриархальной в современную капиталистическую страну". Однако курс лечения от отсталости не был доведен до конца. Производство промышленности на душу населения у нас было в 5-10 раз ниже, чем в индустриально развитых странах. Многие изделия вообще не производились. Доля сельских жителей в составе населения была в 4 раза выше доли горожан (81-82 % против 18-19%), а доля крестьян и членов их семей в 6-7 раз выше доли рабочего класса (примерно 75% против 11-12% ). Свыше половины взрослого населения не знало грамоты (в 1926 году неграмотными были 43% жителей в возрасте 9-49 лет и большинство людей старших возрастов). Поиск путей и методов дальнейшего подъема производительных сил становился все более злободневным и вызывал горячие дискуссии 65. Главным, конечно, был вопрос: где взять средства для их развития? Партия и государство проводили линию на создание крупной индустрии. За год после XIV съезда ВКП(б), принявшего курс на индустриализацию, в этом направлении был сделан значительный рывок. В 1926-1927 годах доля тяжелой индустрии во всей промышленности СССР возросла на 37,6%, а в государственном и кооперативном секторе - до 44% .

Почему же нэповские принципы не возобладали? Видимо, определенную роль сыграло и то, что варианты, связанные с модернизацией нэповской модели управления, были неизмеримо сложнее, чем административно-командные. Они требовали налаживания чрезвычайно сложной и тонкой сети новых организационных отношений, охватывающих планомерное производство и распределение продуктов, необходимых для существования десятков миллионов людей. Образно выражаясь, запустить в действие административно-бюрократическую систему - это все равно, что установить и завести граммофон, а переориентировать НЭП на ускоренную индустриализацию - настроить рояль и научиться на нем играть. А к слову сказать, могли ли быть "настройщиками рояля", скажем, директора предприятий, среди которых в 1928 году членов партии было 89,8%, однако 78,6% из них имели низшее образование, почти все остальные - домашнее, а 38,8% - стаж работы менее года.

Было ясно, что для создания мощного индустриального комплекса на современной технической базе требуются накопления в размере многих миллиардов рублей. И в условиях роста дефицита средств, необходимых для индустриализации страны, острого недостатка валютных резервов и сокращения производимых товарных масс для продажи крестьянству в обмен на хлеб и другую сельхозпродукцию были применены "чрезвычайные" меры, а проще говоря - насилие в целях неэквивалентного изъятия излишков продуктов сельского хозяйства. Возврат к продразверстке, в корне противоречащей принципам новой экономической политики, предпочло большинство партийных и государственных руководителей во главе со Сталиным. "Если мы придерживаемся НЭП, - говорил он в речи на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 года, - то потому, что она служит делу социализма. А когда она перестанет служить делу социализма, мы ее отбросим к черту. Ленин говорил, что НЭП введена не навсегда". Это "отбрасывание" НЭПа и было сделано в ходе коллективизации, проведенной методами насилия над крестьянством. Отказ от экономических методов хозяйствования, от практики хозрасчета, переход к административно-командным методам управления наблюдался и при осуществлении индустриализации.

Но "штурмовые методы" строительства нового общества, методы "кавалерийской атаки" на капитал кроются не только в теоретических просчетах, торопливости, желании достичь высот социализма одним эффективным скачком. Корень допущенных ошибок и деформаций социализма лежит глубже - в отходе от имевшейся концепции социализма, его гуманистической сущности. Что явилось поводом к изменению хозяйственной политики в 30-е годы, к демонтажу НЭПа? Зимой 1927/28 годов в стране разразился хлебозаготовительный кризис. Крестьянство продавать хлеб государству по сравнительно невысоким закупочным ценам отказалось (в 1927 году зерновых собрали на 45 млн. центнеров меньше, чем в предыдущем году). Это создало угрозу планам промышленного строительства, осложнило экономическое положение, обострило социальные конфликты и в городе, и в деревне. В стране обозначилась кризисная ситуация. Со всей остротой встали вопросы о путях дальнейшего развития, о судьбах индустриализации, о решении продовольственной проблемы. Все это требовало взвешенного решения возникших проблем. Но Сталин и его ближайшее окружение, добившееся большинства в политическом руководстве, не проявили мудрости. По отношению к крестьянству были приняты чрезвычайные меры, т.е. было проявлено насилие. Начало этим действиям положила поездка Сталина по округам Сибири в январе-феврале 1928 года. Она сопровождалась снятием с работы местных работников, исключением из партии за "мягкотелость", "примиренчество", "срастание" с кулаком. В отношении крестьян применялся административный произвол, конфискация не только излишков зерна, но и необходимого для производства и потребления. Дело доходило до физического насилия. В ход пошла и статья 58-10 УК РСФСР (контрреволюционная агитация) против тех, кто осмеливался вслух осуждать насилие.

Естественно, недовольство крестьян, вызванное такими действиями, истолковывалось как своего рода саботаж. В хлебозаготовительной кампании 1929 года "чрезвычайные" меры стали применяться еще шире и жестче. Под давлением непосильных заданий местные организации встали на путь повальных обысков и арестов, нарушения законности. Анализ происхождения кризиса и путей его преодоления был в центре внимания апрельского и июльского (1929 год) Пленумов ЦК ВКП(б). Выявились два противоположных подхода к возникшей проблеме. Сталин считал, что кризис хлебозаготовок есть результат выступления против Советской власти выросшего в условиях НЭПа кулачества. Он отказывался замечать причины, вызванные ошибками экономической политики, сбрасывал со счетов серьезные и грубые просчеты в установлении заготовительных цен на зерно и в определении предварительных, плановых объемов заготовок хлеба.

Часть членов ЦК (Бухарин, Рыков, Томский)66 видели причины осложнений прежде всего в изменении аграрной политики партии, которая, по их мнению, и привела к угрозе "размычки" рабочего класса с крестьянством. В анализе сложившейся ситуации ими делался упор, главным образом, на ошибочность экономических мероприятий, несовершенство политики цен, применяемых при заготовках сельхозпродуктов. Причины упадка сельхозпроизводства они видели также в чрезвычайных мерах, которые повлекли за собой изъятие излишков хлеба не только у кулачества, но и у части середняков. Одним из незамедлительных последствий такой политики стало сокращение запашки под зерновые на Украине, Северном Кавказе, в Сибири. Вместе с тем различия между, скажем, Бухариным и Сталиным в подходе к решению возникших проблем касались вопроса не о том, осуществлять или не осуществлять социалистическое переустройство сельского хозяйства, наступать или не наступать на кулака. Суть разногласий состояла в том, каким образом все это делать: экономическими методами на принципах НЭПа и кооперации или методами преимущественно волевыми, административно-политическими, не останавливаясь перед принуждением и прямым насилием.

Выбор пути совершился в конце 1929 года на ноябрьском Пленуме ЦК ВКП(б). Задача "сплошной коллективизации" ставилась уже "перед отдельными областями". Произошла трансформация политики на всемерное развитие кооперации во всех ее формах. Игнорировались сообщения членов ЦК, сигналы с мест о спешке и принуждении при организации колхозов. По отношению к крестьянству Сталин и его ближайшее окружение фактически осуществляли критиковавшуюся ими же концепцию Троцкого-Преображенского о "первоначальном социалистическом накоплении" за счет крестьянства.

На вооружение была взята и идея Зиновьева - Каменева о чрезвычайном обложении зажиточных слоев деревни. Осенью 1929 года фактически произошел политический переворот, который выразился в следующем:

1) в изменении персонального состава руководства;
2) в сломе прежней политики и методов ее проведения;
3) во внедрении чуждых идеологических установок.

В июне по инициативе Сталина, которого поддержали члены Политбюро Молотов, Ворошилов и др., был взят курс на "великий перелом" - резкое повышение показателей первого пятилетнего плана в области индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Это рушило всю систему и без того напряженных межотраслевых балансов. Для хозрасчета места почти не осталось. НЭП был "выброшен к черту", как выразился Сталин. Такой же волюнтаристский подход наблюдался при составлении второго пятилетнего плана на 1933-1937 годы, в котором были поставлены нереальные, экономически необоснованные задания. Черная металлургия и тракторостроение, например, вышли на уровень первого и второго пятилетних планов лишь в 1940 году. Серьезные просчеты в планировании были характерны и для третьей пятилетки.

Каковы же основные итоги социально-экономического развития в 30-е годы? В пропаганде утверждалось, вопреки истине, что социализм, построенный в СССР, в "основном" 67 отвечал идеям и принципам марксизма-ленинизма, идеалам Великого Октября. Вместе с тем реализованный на практике "сталинский план" строительства социализма в нашей стране в действительности принципиально отличался от ленинского. Говоря о конкретных результатах, отметим следующее:

1. В промышленности был реконструирован, расширен, во многом создан заново весь комплекс машиностроения, химии, оборонной промышленности. Появились современные производства самолетов, автомобилей, тракторов, комбайнов, танков и т.д., которые практически отсутствовали до поворота к форсированной индустриализации. Быстро формировались кадры рабочих и специалистов. Общая численность рабочих выросла с 9 млн. в 1928 году до 23 млн. в 1940 году.

В то же время производство многих видов промышленных изделий в расчете на душу населения в конце 30-х годов оставалось заметно ниже, чем в большинстве стран Западной Европы и Северной Америки.

2. Сложнее обстояло дело в сельском хозяйстве. Коллективизация проводилась в стране такими методами, а колхозная жизнь строилась в таких формах, что одновременно с обобществлением и механизацией средств производства снижалось качество главной производительной силы сельского хозяйства - крестьянина, его умения и желания вести хозяйство на земле. Наиболее характерный показатель - рост урожайности зерновых. До революции она составляла около 7,4 центнера, а к 1940 году достигла всего лишь 7,6 центнера с гектара.

3. Фактически прекратились поиски экономических методов управления народным хозяйством. Хотя говорилось - и немало - о внедрении хозрасчета, о развитии советской торговли и т.д., но на практике господствовали гипертрофированные командно-административные методы руководства, а товарно-денежные отношения были низведены до уровня учетно-регистрационных категорий.

4. Материальное состояние народа оставалось на низком уровне. Экономика оказалась неспособной обеспечить население страны основными продуктами питания, товарами потребления и другими социальными благами на уровне, достойном социализма. В течение 6 лет - с конца 1928 до начала 1935 года - действовала карточная система, обострилась жилищная проблема.

Жесткий диктат в 30-е годы имел место и в духовной сфере общества. Искусство, как и экономика, оказалось в жестких административных тисках. Для Сталина культура представлялась лишь унифицированной сферой социальной жизни. Он не признавал и не терпел никакой независимости деятелей культуры, многообразия форм ее выражения, состязательности и демократизма в духовной жизни. Жесткое противостояние "нашей" и "их" культуры, диктат некомпетентных чиновников в этой области, наконец, репрессии в отношении деятелей литературы и искусства - все это нанесло огромный ущерб развитию советского общества, замедлило и исказило осуществление ленинской идеи культурной революции. В партийном и государственном аппарате управления культурой были созданы органы цензуры (Главлит, Главрепертком, Главискусство и др.). Выражением глубокого административного произвола в литературе явилось руководство Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП). В 1929 году с согласия Сталина лидеры ассоциации развязали кампанию травли против таких видных советских литераторов, как Е. И. Замятин, В. А. Пильняк и др.

Традиционно однозначно, как консолидирующее искусство решение, трактовались роспуск художественных группировок и создание единых творческих союзов согласно постановлению ЦК ВКП(б) 1932 года (апрель). Это было актом создания в стране унифицированной, единообразной монокультуры, еще одним порождением административно-командной системы. По мере укрепления административно-тоталитарной системы появились искажения в сфере национальной политики. Примат классовости все более стал преобладать над национальным, и от его жесткого диктата сильнее всего пострадала область национальных отношений. Игнорировалась специфика экономического, социально-культурного развития целых регионов, нередко волюнтаристски перекраивалась карта их государственного образования и т.д.

Развитие и складывание административно-командной системы руководства обществом, а также культа личности Сталина по многим линиям началось в конце 20-х годов. Когда заметно начали нарастать деформации всей политической системы советского общества? Почему так случилось? Для этого были и политические, и экономические, и социальные причины. Прежде всего произошли определенные деформации в самой партии, наблюдался форсированный рост партийных рядов. Если к концу 1925 года численность партии превысила 1 млн., то уже в 1930 году - почти 2 млн., в 1933 году - 3,2 млн. человек. Конечно, следует учитывать, что рост партийных рядов отражал объективную потребность, обусловленную высокими темпами индустриализации страны и, соответственно, ростом численности рабочего класса. В то же время с 1924 по 1933 год регулярно принимались директивы, которые требовали увеличить в партии прослойку рабочих от станка. На смену индивидуальному приему пришли кампании массовых призывов в партию. Это, разумеется, не могло не сказаться на качественном составе ее рядов. В 20-30-е годы не произошло и заметного повышения интеллектуального потенциала партии. К концу 30-х годов свыше 80% коммунистов имели низшее и неполное среднее образование, высшее - лишь 5,5%.

Рост технократических тенденций в условиях реконструкции народного хозяйства не мог не сказаться на партийной политике в плане размывания ее гуманистических ориентиров, нравственных ценностей. Повсеместно усиливались рычаги административного нажима. Партийный аппарат стал главной несущей конструкцией административно-бюрократической системы советского общества.

Выборные органы власти не только лишились функции контроля над исполнительными органами, но и попали в их зависимость. Так, за весь период действия высших государственных органов, образованных в соответствии с Конституцией 1936 года, правительства СССР, союзных и автономных республик или их министерства фактически не отчитывались о своей работе на сессиях Верховных Советов СССР, союзных и автономных республик. Исполнительный аппарат, вопреки Конституции, стал принимать на себя законодательные функции, начав сочинение бесконечных инструкций и приказов, которые часто противоречили законам. Одновременно усилились карательные функции государства. В ряде случаев государственные органы совершали действия, в том числе карательные, вообще без каких-либо законных оснований. Уже во второй половине 20-х годов появились факты арестов и ссылок участников внутрипартийных оппозиций, специалистов старой школы: инженеров, агрономов, экономистов. Развернулись широкие репрессии. По существу карательной акцией стала и сплошная коллективизация сельского хозяйства. Множились факты и иного рода. Молодые рабочие на новостройках, наскоро обученные механизаторы в деревнях нередко становились виновниками поломки техники. Зачастую эти факты также расценивались как диверсии классового врага. С 1934 года репрессии шире, чем раньше, захлестнули партию. Сигналом стало убийство в Ленинграде в Смольном 1 декабря 1934 года члена Политбюро ЦК, первого секретаря Ленинградского обкома партии С. М. Кирова. В этом деле до сих пор многое остается неясным. Все непосредственные свидетели были вскоре уничтожены. Но вполне очевидно, что этим убийством воспользовался Сталин для организации репрессий против широких народных масс.

По мере укрепления административно-командных методов управления происходили деформации и в таких важных составных частях политической системы, как профсоюзы, комсомол. Профсоюзы, по существу, были огосударствлены. Постепенно снизилась их эффективность как школы управления, школы хозяйствования. В деятельности профсоюзов стали ослабевать самодеятельные начала и усиливаться заорганизованность, шаблонность. В результате многие из них стали не в полной мере использовать предоставленные им права в решении социальных вопросов, защите интересов трудящихся.

Надежда на быстрый рывок, скачок в счастливый мир социализма и коммунизма владела сознанием достаточно широких слоев трудящихся, склонных к "революционному нетерпению", которым прежде всего страдало молодое поколение рабочего класса, рвавшегося из отсталости к достойной жизни. Люди и мысли не допускали о преступности человека, которого официальная пропаганда ставила на одну ступень с Богом. Они верили обману, но не лгали сами. Их труд и подвиг были истинны, и свои победы они считали результатом "мудрой сталинской политики". Конечно, люди видели и горе, жестокость, бесхозяйственность. Однако недостатки связывали с конкретными людьми, а победы - лишь со Сталиным и его окружением.

Все это увеличивало вероятность ошибок субъективного плана, связанных с переоценкой роли политики как командной силы, влияния государства на общественные процессы с целью их "подхлестывания", а также с забвением объективных закономерностей общественного прогресса, забеганием вперед. Произошли не только грубейшее нарушение элементарных норм жизни народов СССР и подрыв элементарных правовых основ общественной жизни, но и извращение, деформация сути советской политической власти, отчуждение от нее рабочего класса, трудящихся. Система, чтобы оградить свои интересы, формировала специальные механизмы - административно-карательный и пропагандистско-идеологический. Первый уничтожал тех, кто покушался на интересы системы, второй, в отсутствие гласности, создавал культ личности вождя.

Большую роль в создании административно-командной системы, становлении культа личности сыграли и отрицательные черты характера Сталина, о которых в декабре 1922 года в своем письме к очередному съезду партии писал Ленин. Жестокость Сталина, его лицемерие, преступная игра жизнями миллионов людей, стремление к единоличной власти, готовность постоянно применять насилие по отношению к массам и другие негативные качества делали его совершенно не пригодным для руководства огромной страной, ее обществом.

Созданию культа личности Сталина, образованию административно-командной системы способствовало и его окружение. Какое же общество создавалось в довоенные пятилетки? В конце 20-х- в 30-е годы в нашей стране возродился "военно-коммунистический" вариант развития в виде "сталинской модели социализма". В ее основе, как отмечали участники семинара в 1993 году у вице-президента АН СССР академика В. Н. Кудрявцева, лежали следующие положения:

- подмена социализации основных средств производства их огосударствлением;
- подавление демократических форм общественной жизни;
- деспотизм и произвол "вождя", хотя и опирающегося на партийный и государственный аппарат, но фактически стоящего над партией и аппаратом;
- административно-командные методы принудительной (внеэкономической) организации труда, вплоть до государственного террора;
- неспособность к самокоррекции, тем более к внутренним реформам из-за отсутствия как экономических, так и политических (демократических) регуляторов общественной жизни;
- закрытость страны, тенденции к автаркии во всех сферах жизни;
- идеологический конформизм и послушание масс, догматизм в науке и культуре.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.