Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Глава 16. Вторая мировая война. СССР в годы Великой Отечественной войны (1941-1945)

Вторая мировая война, развязанная фашистской Германией, стала одним из самых кровавых и драматических событий за всю историю человечества. Она вовлекла в свою орбиту 72 государства - 4/5 всех жителей земли. Война унесла около 65 млн. человеческих жизней, свыше 35 млн. человек были ранены. В руины и пепелища превратились сотни городов, тысячи поселков и деревень. Фашистское руководство предусматривало в этой войне главную цель своих изуверских планов - полное уничтожение Советского Союза и порабощение народов нашей страны.

Эта война - история, но народы России, как и других государств мира, и сегодня хотят разобраться в причинах (объективных и субъективных) того, почему не удалось избежать катастрофы, почему за победу пришлось заплатить столь большую цену. Какие выводы необходимо сделать из событий тех лет, чтобы не допустить повторения трагедии? Вопросов много. Рассмотрим наиболее важные из них.

Начало второй мировой войны. Причины и характер. Вторая мировая война официально началась 1 сентября 1939 года с нападения гитлеровской Германии на Польшу. Но очаги ее возникли раньше, и она стала реальностью уже в середине 30-х годов. Захват Японией Северо-Восточного Китая в 1931-1932 годах, нападение Италии на Абиссинию в 1935 году, германо-итальянская интервенция против республиканской Испании в 1936-1939 годах - все это звенья одной цепи действия агрессоров, постепенно слившиеся в общий поток фашистского нашествия, который захлестнул в конечном итоге весь мир. Что же привело ко второй мировой войне? Коренная, глубинная причина, как известно, лежит в столкновении интересов монополий крупнейших империалистических держав. Не оправившись от последствий мирового экономического кризиса 1929-1932 годов, капитализм в 1937 году вступил в новый экономический кризис, который начался не после процветания, как это было в 1929 году, а после депрессии и лишь небольшого оживления. Он не был всеобщим (захватил в первую очередь экономически развитые страны: США, Англию, Францию, которые еще не перевели свою экономику на военные рельсы), но резко обострил противоречия между странами-победительницами и побежденными в первую мировую войну. США, Англия и Франция стремились сохранить сложившийся в их пользу раздел мира, Германия, Япония и Италия - перекроить карту мира в свою пользу. Таким образом, образовались две противостоящие друг другу империалистические группировки: германо-итало-японская и англо-франко-американская. Их разъединяли острые противоречия, но объединял антисоветизм.

Образовавшийся в Германии тесный союз фашизма, монополий и вермахта был направлен на подготовку, а затем и на практическое ведение мировой войны. Стремясь освободиться от насвязанных Версалем тяжелых условий и поощряемая правительствами государств противостоящего блока, проводившими так называемую политику "невмешательства", "умиротворения", т.е. политику уступок, Германия усилила свою экспансионистскую деятельность. А можно ли было предотвратить эту войну, направив развитие событий в мирное русло? Известный советский дипломат профессор Г. Л. Розанов в своей книге пишет: "...неисчислимых жертв и бедствий второй мировой войны можно было избежать или, по крайней мере, резко их ограничить"78.

Что этому помешало? Прежде всего отсутствие единого фронта миролюбивых стран и народов, противостоящего силам агрессора. Здесь следует отметить ряд важных и взаимосвязанных факторов, зависящих прежде всего от СССР. С одной стороны, СССР в 1933-1934 годах настойчиво выступал за необходимость создания в Европе системы коллективной безопасности, а с другой стороны, каждое отступление от внутренней политики оказывало серьезное негативное воздействие на советскую дипломатию. Командно-административные методы не обошли и внешнеполитическую область, важнейшие решения в которой нередко принимались узким кругом лиц, без коллективного всестороннего рассмотрения и анализа. Отсутствие демократического механизма выработки и принятия решений приводило подчас к неадекватной реакции на международные события и политику других государств, к ошибочным выводам. Это во-первых. Во-вторых, резко негативные оценки социал-демократов, данные Сталиным и утвержденные Коминтерном в конце 20-х - начале 30-х годов, и конкретные действия, нацеленные на их реализацию, явились серьезной помехой в своевременном формировании широкого антифашистского фронта. В-третьих, сталинское осуждение "абстрактного гуманизма", неприятие пацифистов в западных странах мешали расширению связей Советского Союза с либеральными пацифистскими кругами западных стран, которые играли немаловажную роль в общественно-политической жизни своих стран. В-четвертых, ослабляли доверие к советским позициям и инициативам на международной арене произвол и репрессии 30-х годов. К тому времени, когда Гитлер отдал приказ о нападении на СССР, среди репрессированных оказались Маршалы Советского Союза М. Н. Тухачевский, В. К. Блюхер, А. И. Егоров, командующие военными округами И. П. Белов, П. Е. Дыбенко, И. Э. Якир и многие другие военачальники. В-пятых, серьезные трудности были созданы договором СССР-Германии 1939 года, особенно последовавшими за ним соглашениями.

Совсем по-иному складывалась обстановка после подписания договора о дружбе с Германией и границах, и наша пропаганда перешла от критической оценки фашизма к нейтральной. Молотов 1 августа 1940 года на 7-й сессии Верховного Совета СССР разъяснил, что "в основе сложившихся добрососедских и дружеских советско-германских отношений лежат не случайные соображения конъюнктурного характера, а коренные государственные интересы как СССР, так и Германии". Из его доклада вытекало, например, что договор о ненападении устранил "возможность трений в советско-германских отношениях", обеспечил "Германии спокойную уверенность на Востоке. Ход событий в Европе не только не ослабил силы советско-германского соглашения о ненападении, но, напротив, подчеркнул важность его существования и развития"79. На самом же деле в результате всех этих действий СССР и социалистическая идея в целом понесли серьезные идеологические потери. Многие считают, что мир к военной катастрофе так или иначе привел фашизм, на знамени которого было написано: мировое господство, "новый порядок" и уничтожение всего, что в этот порядок не вписывалось. А не вписывались в него целые государства и народы. К сожалению, в тот период фашистскому руководству удалось разобщить мир, и антигитлеровская коалиция была создана с опозданием. При этом определенную роль сыграли не только антисоветские настроения западных руководителей, но и недальновидные действия Сталина и Молотова.

Характер второй мировой войны. В советской литературе в разные годы высказывались различные точки зрения по этому вопросу. Сначала ее называли империалистической, затем антифашистской и освободительной, наконец, войной, превратившейся из империалистической в антифашистскую и освободительную. Каждая из этих оценок носила декларативный характер и не сопровождалась открытой дискуссией. Наиболее крутой поворот в оценке характера войны произошел после заключения советско-германских договоров. В октябре 1939 года на сессии Верховного Совета в докладе Молотова о советской внешней политике было отмечено, что теперь Германия находится на положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны, а Англия и Франция стоят за продолжение войны, против заключения мира. Далее была произнесена чудовищная фраза, которую нельзя оправдать ничем: "Не только бессмысленно, но и преступно, - отметил Молотов, - вести такую войну, как война за уничтожение гитлеризма, прикрываясь фальшивым лозунгом борьбы за демократию"80. Оценка, данная в тот период Англии и Франции как поджигателям войны, прочно укоренилась в советской печати. В свою очередь Сталин сделал заявление "о лживом сообщении агентства Гавас", в котором утверждал, что "не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну"81. Доклад Молотова 1 октября и заявление Сталина завершили пересмотр довоенных представлений об агрессорах и виновниках войны. Был сделан общий вывод - война считалась империалистической с обеих сторон, рабочий класс призывали вести борьбу за мир с Германией.

Сформулированные Молотовым и Сталиным ошибочные оценки по существу не менялись до Великой Отечественной войны. Они были пересмотрены лишь в результате нападения Германии на СССР, когда наша страна стала союзницей Франции и Англии. В своем первом выступлении после начала Великой Отечественной войны Сталин выразил уверенность, что Отечественная война советского народа сольется с борьбой народов Европы и Америки за их независимость, за демократические свободы. 6 ноября 1941 года на торжественном заседании Моссовета он высказался еще более определенно: "Немцы ведут войну захватническую, несправедливую, рассчитанную на захват чужой территории и покорение чужих народов.... В отличие от гитлеровской Германии Советский Союз и его союзники ведут войну справедливую, освободительную...."82 .

Вскоре после окончания войны он повторил эту оценку и одновременно пересмотрел свои взгляды об империалистическом характере второй мировой войны, заявив 9 февраля 1946 года, что вторая мировая война против государств оси, в отличие от первой мировой войны, приняла с самого начала характер антифашистской, освободительной, одной из задач которой явилось также восстановление демократических свобод. Вступление в войну СССР усилило ее антифашистский характер. Эта точка зрения просуществовала 10 лет. После XX съезда КПСС произошло изменение. В тезисах ЦК компартии "К 40-летию Великой Октябрьской социалистической революции" отмечалось, что вторая мировая война "превратилась из империалистической в антифашистскую, освободительную войну, показала, что капиталистические и социалистические страны могут не только сосуществовать, но и сотрудничать даже в военной области"83. Подобный взгляд, позже развитый в других источниках, с начала 60-х годов стал господствующим.

Сегодня очевидна ошибочность некоторых прежних оценок, продиктованных конъюнктурными политическими и тактическими соображениями. Советская историография не отрицает несправедливый, захватнический характер войны со стороны стран, подвергшихся нападению. Все согласны, что с вступлением в войну СССР усилился освободительный, антифашистский ее характер. Спор идет о том, как оценить войну Англии и Франции в период от нападения Германии на Польшу до нападения на Советский Союз. Здесь необходимо обратить внимание на два момента:

1. Представляется правильной позиция, считающая, что война со стороны этих стран с самого начала носила освободительный характер, несмотря на то, что в правящих кругах Англии и Франции шла борьба и существовали разные тенденции - как антифашистские освободительные, так и реакционные, которые не являлись господствующими.

2. Ошибочность концепции об империалистическом характере войны со стороны Англии и Франции в 1939-1941 годах состоит также и в том, что ее авторы невольно ставят знак равенства между фашизмом и буржуазной демократией, тем самым недооценивается варварская сущность фашизма.

Сопротивление народных масс, подвергшихся фашистской агрессии, с самого начала носило освободительный характер, который окончательно утвердился с вступлением в войну СССР. Влияя на ход войны, межимпериалистические противоречия не смогли изменить ее характера как войны справедливой со стороны антигитлеровской коалиции.

Цена победы - это узловая проблема истории войны. С полным основанием мы пишем о прогрессивном воздействии разгрома фашизма на развитие всего человечества, подчеркиваем решающую роль СССР. При этом важно отметить следующее:

1. В результате огромных усилий и активной деятельности советских людей, соединения их энтузиазма и личной заинтересованности в победоносном исходе войны, организаторской деятельности партии, советского правительства, советских общественных, военных, научных и других организаций в ходе войны удалось локализовать негативные последствия административных методов управления и обеспечить создание единой, хорошо слаженной системы действий всей страны, всего народа. В рамках этой системы было обеспечено единство фронта и тыла. В соответствии со стратегическими планами тыл направлял на фронт необходимое для их осуществления: оружие, боеприпасы, военную технику, продовольствие и обмундирование, а также пополнения для войск. И наоборот, планирование и проведение операций на фронте, в особенности начиная с осени 1942 года, основывалось на фактических материальных и людских ресурсах, подготовленных всей страной. Созданная система войны позволила Советскому Союзу добиться изменения стратегического соотношения сил в свою пользу.

2. Победа, сохранив и упрочив независимость нашей страны, одновременно укрепила диктатуру Сталина, она разрушила фашистские режимы в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, но распространила на них влияние сталинизма. Имперские тенденции сталинской дипломатии, общая ее профессиональная ограниченность явились одной из предпосылок возникновения "холодной войны". Этому способствовали и огромные военные потери СССР, породившие самоуверенность правящих кругов НАТО.

В умах советских людей мысль о том, какой же ценой досталась победа, возникала давно. Нельзя сказать, что в ходе войны у нас совсем не упоминали о павших. Приказы содержали фразу "Вечная слава героям....". Однако число их тщательно обходили молчанием, фарисейски сообщая только о колоссальных потерях немцев. Уже 3 июля 1941 года Сталин объявил о разгроме "лучших дивизий" врага, а 6 ноября, совсем утратив чувство меры, утверждал, что Германия истекает кровью, потеряв 4 млн. солдат и офицеров. По окончании войны наркомат обороны СССР, нарушив нравственную традицию цивилизованных народов, не опубликовал поименных списков погибших и пленных. Первоначально упоминалось о 7 млн. погибших. Хрущев назвал иное число - 20 млн., Брежнев в 1965 году - более 20 млн. В последние годы, когда отдельные советские ученые, например Р. Медведев и другие, начали углубленное изучение проблемы, речь пошла уже о 28 млн. погибших граждан СССР. Однако и эту цифру, думается, нельзя считать окончательной, так как до сих пор неизвестно точное число погибших военнослужащих, включая пленных, неизвестно распределение боевых потерь по периодам войны, видам вооруженных сил, фронтам, армиям, операциям, соотношение потерь только Красной Армии с общими потерями вермахта и его союзников. Громадны и материальные затраты СССР. Так почему же цена победы советского народа оказалась столь неимоверно высока? Конечно, во всем повинен агрессор с его человеконенавистническими намерениями и человекоубойной промышленностью, скажете вы. И будете правы. Но правомерно поставить и такие вопросы: а кто его пустил в наш дом, как оказался он в глубине чужой земли, кто позволил ему истребить миллионы беззащитных людей, почему он захватил и уничтожил громадные ценности? И ответ на вопрос о цене победы придется искать прежде всего во внутренних причинах. Главными среди них являются:

1. Уровень руководства подготовкой обороны страны и ведением войны со стороны Сталина и ряда его ближайших советников. Уровень, отмеченный диктатом и некомпетентностью, бюрократизмом и жестокостью. Эти черты руководства характерны для всего периода сталинизма. Но во время войны их проявление не только не ослабло, а напротив, усилилось. Но наряду с ними и вопреки им с каждым годом войны росли опыт и профессионализм полководцев, командиров и красноармейцев, развивалась инициатива тружеников тыла.

2. Перед самым нападением фашистской Германии на Советский Союз было необоснованно репрессировано около 40 тыс. командиров Красной Армии, причем преимущественно тех, кто разделял передовые военно-стратегические взгляды84. Таких потерь командного состава в столь короткий срок наша армия не несла даже в период войны. В результате к началу войны только 7% командиров наших вооруженных сил имели высшее военное образование, а 37% не прошли полного курса обучения даже в средних военных заведениях.

3. Репрессии причинили огромный вред советской военной науке, которая в предыдущие годы быстро и интенсивно развивалась. Репрессиям, в частности, подверглись некоторые ведущие конструкторы военной техники, например Туполев, Королев, Клейменов, Лангемак, Глушко, Гороховский, Поликарпов, Архангельский, Сухой и другие.

4. В начале войны Красная Армия вынуждена была отступить в глубь страны, неся тяжелые потери в людях, вооружении и материальных средствах. Поражения 1941-1942 годов привели к безвозвратной потере значительной части кадровой армии вместе с большим количеством вооружения, к оккупации противником территории с основными центрами оборонной промышленности. Сталин считал причиной такой катастрофы наших войск фактор внезапности нападения Германии. В каком смысле можно считать нападение внезапным?

Известно, что по сообщениям источников, регулярно докладывавшимся руководству наркомата обороны, к августу 1940 года немцы сосредоточили на Востоке, главным образом в Восточной Пруссии, 70 дивизий (до мая их было 27). При этом большая часть вновь прибывших соединений, особенно подвижных, располагалась в пограничной с СССР полосе. В ближайшем тылу, включая Чехословакию, находилось 9-10 дивизий и в Норвегии - 6-8. Переброски и сосредоточения немецких войск продолжались, о чем регулярно сообщали и наши военные атташе, и источники из Берлина, Парижа, Берна и других пунктов Европы и Японии. Вслед за этим началась переброска немецких войск в Румынию и Болгарию. Уже в начале 1941 года здесь было до 30 немецких дивизий. В докладах разведуправления в ноябре 1949 года отмечалось, что эти сосредоточения "требуют к себе серьезного внимания", так как общее количество германских войск на Востоке во много раз превосходит "силы, необходимые по утверждению немцев для охраны границ"85. Поступившие сведения позволяли сделать вывод, что главной целью гитлеровской Германии стала подготовка к нападению на СССР и что этой цели были подчинены основные ее усилия, хотя в этот период немцами усиленно афишировалась подготовка к нападению на Англию.

В сентябре 1940 года стали поступать (из Англии, Швеции, Японии и других стран) конкретные данные о планах Гитлера и подготовке Германии к войне против СССР. Еще до 10 августа и 23 сентября (т.е. до подписания договора о ненападении и договора о дружбе и границах между СССР и фашистской Германией) в сообщениях из Берлина докладывалось о мобилизации и отправке на Восток немцев, знающих русский язык, о вербовке русских белогвардейцев во Франции и отправке их в Польшу к границам СССР. 29 декабря 1940 года были добыты и поступили в Москву данные о принятии Гитлером решения и отдаче приказа о непосредственной подготовке к войне против СССР. Этими данными Сталин располагал через 11 дней после утверждения Гитлером плана операции "Барбаросса".

Подобные примеры можно значительно продолжить. Тексты почти всех документов и радиограмм, касающихся почти всех военных приготовлений Германии и сроков нападения, докладывались регулярно по следующему списку: Сталину (2 экземпляра), Молотову, Берии, Ворошилову, наркому обороны и начальнику генерального штаба. Как же реагировало руководство страны на данные военной разведки? Об этом, в частности, свидетельствует заявление ТАСС от 14 июня 1941 года, в котором говорилось: "Слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы.... Слухи о том, что СССР готовится к войне с Германией, являются лживыми и провокационными..."86.

Даже в самые последние предвоенные дни реакция на донесения военной разведки со стороны руководства страны была негативной. На донесение военного атташе во Франции от 21 июня 1941 года, что нападение следует ожидать 22 июня, имеется резолюция Сталина: "Эта информация является английской провокацией. Разузнайте, кто автор этой провокации, и накажите его"87. А вот резолюция Берии на документе, датированная 21 июня 1941 года: "В последнее время многие работники поддаются на наглую провокацию и сеют панику. Секретных сотрудников "Ястреба", "Кармен", "Верного" за систематическую дезинформацию стереть в лагерную пыль как пособников международных провокаторов, желающих поссорить нас с Германией. Остальных строго предупредить"88.

Таким образом, еще до начала военных действий информацией о намерениях противника располагали очень многие - от Сталина до красноармейцев приграничных округов, но распространение ее жестоко каралось. Можно сказать, что нападение было такой неожиданностью, которую ожидали, а внезапность состояла в том, что наши войска не были приведены в боевую готовность. Внезапность - это шок, поразивший руководство. В первые дни войны Сталин находился, по оценке адмирала И. С. Исакова, в состоянии, близком к прострации. Гибли целые армии, а он уединился на даче в Кунцеве. Вся Ставка, по мнению генерала А. В. Хрулева, в течение первых недель не могла выйти из состояния паралича. Нечто подобное повторилось со Сталиным и в октябре-ноябре, когда у него, по свидетельству Жукова и Микояна, возникло решение о сдаче Москвы и мирного зондирования в отношениях с Германией.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что внезапность обусловлена была в первую очередь беспечностью объекта агрессии. За нее ответственны прежде всего "вождь" и его приближенные: армия не была приведена в боевую готовность по прямой вине Сталина, Молотова, Тимошенко. Несут определенную ответственность генштаб и командования западных округов, не использовавшие, за исключением флота, имевшиеся возможности.

В условиях войны была выдвинута своеобразная методология - "победа любой ценой". Способом действия Сталина и его окружения было постоянное требование не останавливаться ни перед какими жертвами. Это требование было заложено в приказы 270 (1941 год) и 227 (1942 год). Первый из них объявлял "предателями" всех военнослужащих Красной Армии, попавших в плен. Подвергались преследованиям и семьи оказавшихся в плену командиров. Этот приказ, по сути дела, противоречил международному праву, в частности принципу презумпции невиновности89. С учетом отдельных фактов преднамеренного перехода на сторону врага, подавляющее большинство людей попали в плен по вине командования, которое должно было нести ответственность.

Еще более жестоким был второй приказ, появившийся после поражения под Ленинградом, в Крыму и под Харьковом, который вошел в историю под названием "Ни шагу назад!". По этому приказу были введены штрафные батальоны и заградительные отряды. Приказ воспрещал любой отход, в том числе и оправданный интересами маневренной войны, что вело к безрассудным потерям. Высокая цена победы не может, конечно, затмить вклада советских народов в разгром врага. Вероломное нападение фашистских орд глубоко оскорбило их национальное достоинство. Став на защиту отечества, они защищали свой дом, свою семью, свою малую родину, свое суверенное государство, свою жизнь и честь. И вполне естественно, что среди источников победы на первый план справедливо выдвигается массовый героизм советских людей. У нас он часто (в книгах и т.д.) представлен отдельными подвигами, совершенными в экстремальных условиях. Не преуменьшая их значения, следует обратить внимание и на главное - коллективный подвиг частей, соединений, заводов, колхозов, советских ученых. Это героизм другого рода - длительный и тяжелый труд миллионов красноармейцев в условиях постоянной смертельной опасности, беззаветный труд миллионов рабочих, крестьян, служащих, научно-технической интеллигенции при предельном напряжении духовных и физических сил.

Анализируя сегодня те героические и трагические годы, можно утверждать, что вторая мировая война не являлась фатальной неизбежностью. Даже У. Черчилль в послевоенные годы считал, что Запад упустил шанс предотвратить войну, который давала идея коллективной безопасности, тем более что военно-экономический потенциал стран, ставших объектом фашистской агрессии, плюс США во многом превосходил возможности Германии и ее союзников. Мы высоко оцениваем вклад, внесенный в разгром фашистской Германии, народами США, Англии, Канады и других стран. Выкованное в боях братство по оружию связывает нас также с польскими, чехословацкими, югославскими и французскими патриотами, с бойцами Сопротивления во всех оккупированных странах, с народами тех стран-сателлитов нацистской Германии, которые свергли профашистские правительства и выступили против гитлеровского рейха.

В истории навечно сохранились имена антифашистов Европы, всех, кто способствовал разгрому фашизма. Огромен вклад советского народа в разгром фашизма. Об этом говорим не только мы, многие западные исследователи отождествляют провал "восточного похода" с итогами второй мировой войны. Наши вооруженные силы постоянно отвлекали на себя большую часть войск противника. Кстати, У. Черчилль, премьер-министр Великобритании, писал : "Именно русская армия выпустила кишки из германской военной машины".

Главный итог Великой Отечественной войны состоит в том, что советский народ добился всемирно-исторической победы над блоком фашистских государств. Эта победа спасла народы всего человечества от угрозы фашистского порабощения. В ходе войны наша социально-политическая и экономическая система выдержала тяжелейшие испытания, победоносно вышла из войны. Это во-первых. Во-вторых, победа СССР во второй мировой войне открыла путь многим народам для демократического развития, что явилось проявлением интернациональной солидарности с трудящимися всех стран. В-третьих, победа Советского Союза в войне значительно укрепила его международное положение. Она привела к созданию нового соотношения и расстановки сил в Европе и во всем мире, обеспечила возрастающую роль Советского государства в демократическом разрешении международных проблем.

Вторая мировая война многому учит. Ее важным первым уроком является осознание того, что со вступлением в ядерную эпоху война перестала быть средством политики, так как новое оружие превратилось в средство тотального уничтожения, создающее угрозу самому существованию цивилизации. Другой урок говорит о том, что политика разоружения - наиболее надежный путь к взаимопониманию и прочному миру. Третий урок: вторая мировая война свидетельствует - бороться против войны надо начинать тогда, когда она еще не началась. И от народных масс, от понимания ими военной опасности во многом зависит ее предотвращение.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.