Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Глава 20. Экономическое и политическое развитие СССР в 1970-1989 годах

В 70-х - начале 80-х годов в СССР получили широкое распространение застойные явления. Страна стала терять темпы экономического развития, становилось все более заметным отставание от развитых стран Запада, Японии в технологии, в уровне и качестве жизни. Именно в это время с небывалой силой ощущается противоречие между потребностью радикальных перемен и неумением, нежеланием правящей структуры государства оперативно решать назревшие проблемы в экономике, социально-политической и духовной жизни.

Нарастание негативных тенденций привело к тому, что страна к середине 80-х годов оказалась на грани серьезного экономического и социального кризиса. Его причины заключались, с одной стороны, в том, что высшее руководство партии и государства не принимало сколько-нибудь серьезных мер по решению обострившихся проблем социально-экономического развития, а с другой стороны, административно-командная система руководства, игнорирование экономических законов неизбежно должны были завести и завели экономику в тупик. Затратный характер огосударствления всего и вся ориентировал ее не на прогресс, а на застой и объективно содействовал все большему отставанию страны от мирового научно-технического прогресса, росту социальной напряженности.

Выход из всеохватывающего и все более усугубляющегося кризиса общества был невозможен без радикальной перестройки всей политической системы. Она - важнейшее условие раскрепощения масс, раскрытия потенциала личности, мобилизации интеллектуальных сил общества - главного нашего резерва.

Нарастание кризисных явлений в советском обществе

Застойные явления в СССР, их сущность и причины. Как случилось, что октябрьский (1964 года) Пленум ЦК КПСС прошел под лозунгом восстановления ленинских принципов и норм партийной жизни, а реальные процессы в жизни пошли в другую сторону и привели к застою? Почему осуждение волюнтаризма и субъективизма в руководстве Хрущева как бы само собой наложило негласный запрет на все, что было связано с XX съездом КПСС?

Чтобы ответить на эти вопросы, давайте задумаемся: а как возникло то, что в народе получило название "брежневщины"? Время правления администрации Брежнева отчетливо распадается на два периода: 1964-1969 и 1969-1982 годы. В первый период начавшаяся экономическая реформа, меры по развитию сельского хозяйства на какое-то время приостановили негативное развитие событий, вновь создали предпосылки для перелома ситуации в экономике, в других сферах жизни общества. Сравнительно активно действовали в сфере науки и культуры сформировавшиеся в предшествующее десятилетие "шестидесятники". В последующем периоде, когда жизнь потребовала углубления реформ, руководство партии и страны оказалось как в теоретическом, так и в практическом плане не подготовленным к этому. Общественные науки, литература, искусство были вновь придушены цензурой. В отличие от первой половины 60-х годов в создавшейся ситуации возобладало стремление "улучшить дела, ничего не меняя".

Пограничную линию между этими двумя периодами проложили события конца 60-х годов в Чехословакии, которые показали, что любая попытка сколько-нибудь существенной реформации режима неизбежно грозит всесильной правящей бюрократии потерей власти. Эволюция Брежнева как политического лидера в условиях административно-командной системы нашего общества напоминает аналогичный процесс двух его предшественников. Вначале, как и Сталин и Хрущев, он был самым обычным, типичным партийным руководителем высшего эшелона. Затем, по мере достижения власти, нарастали самоуверенность, ощущение своей исключительности и, наконец, прогрессирующая потеря способности адекватно реагировать на окружающую обстановку. Но главное - катастрофическое нарастание дезоптимизации принимаемых решений. Разумеется, все это произошло не случайно и не внезапно осенью 1964 года. Ведь не случайно пал выбор партийной бюрократии на Брежнева. Пережившие грозные 1937-1938 годы, ее члены постепенно приходили к убеждению, что надо кончать с нестабильностью их положения, которое было в годы культа личности Сталина, и непредсказуемостью периода раздражавших их реформ Хрущева. Нужен был лидер стабильный, предсказуемый, разумный. "Живи сам и давай жить другим" - вот чего ждали в это время члены партийного и государственного руководства от лидера. Вместо грозного хозяина им нужен был безобидный и безликий управляющий. Брежневское руководство фактически встало на защиту сложившихся устоев и порядка. Не были осознаны острота и неотложность перестройки управления народным хозяйством, перевода экономики на интенсивные методы. Начатая во второй половине 60-х годов хозяйственная реформа была сорвана. Получили распространение необъективные оценки достигнутого, процветала показуха. Выявился глубокий разрыв между словом и делом. Не хватало целеустремленности и решительности в практических действиях.

Приверженность шаблонам и стереотипам, отсутствие контроля за выполнением принимаемых решений, последовательности в работе, формализация демократических институтов вели к деформации в кадровой политике, негативным изменениям в кадровом корпусе. "Брежнев понимал, - пишет историк Р. А. Медведев, - что он может крепить свою власть путем назначения на ответственные посты не просто подходящих людей, а своих ближайших друзей, товарищей по институту, по работе в Днепропетровске, в Молдавии, по службе в армии, своих родственников и родственников своей жены. У общительного Брежнева друзей и знакомых всегда было много"91.

В стране и в партии распространялись настроения вседозволенности, самодовольства, показухи, стремление приукрасить действительное положение дел. Отсутствовали последовательный демократизм, подлинная гласность, действенный контроль за выполнением принимаемых решений. Брежнев стал разрушаться, разваливаться как личность и как политик... Обилие наград и званий превысило все допустимые "нормативы". Явные следы болезни, которой официально вроде бы и не было, делали ситуацию вообще какой-то ирреальной, фантасмагорической. Брежнев полностью утратил самокритичный контроль за своими действиями. Верил в собственное величие. Всерьез воспринимал панегирики в свой адрес. Его политика создавала и поддерживала обстановку, в которой прогрессировала коррупция на всех уровнях, процветали очковтирательство, обман, воровство. Многие партийные руководители в республиках и областях превратились в своего рода пожизненных феодальных князьков. Уже в первой половине 70-х годов стали широко известны факты, связанные с негативными явлениями в Грузии. К тяжелым последствиям привели различные нарушения, например, бывшими первыми секретарями ЦК компартий республик Д. Кунаевым - в Казахстане, Ш. Рашидовым - в Узбекистане, первым секретарем крайкома КПСС С. Медуновым - в Краснодарском крае и др. В политике брежневского руководства прочно утвердилась консервативная, антидемократическая тенденция.

Говоря о годах застоя (как застойный характеризуется этап 70-х - начала 80-х годов) как о времени массовой деморализации людей во всех слоях общества, массового разгильдяйства и угодничества, благодушия и двоедушия, социального лицемерия и холуйства, необходимо подчеркнуть, что и тогда были стойкие, самоотверженные работники, старавшиеся противостоять обстоятельствам, нравам, стереотипам. Здоровые силы в обществе проявили себя не только в честном труде, но и в критике недостатков и извращений, в борьбе против бюрократического засилья. На XXIV (1971), XXV (1976), XXVI (1981) съездах принимались правильные решения о необходимости смещения акцентов в экономической политике с количественных показателей на качественные, с волевых методов управления на экономические. Признавалось, что экстенсивные факторы роста народного хозяйства себя исчерпали и поэтому необходимо шире применять экономические методы руководства, использовать такие рычаги товарно-денежных отношений, как хозрасчет, прибыль, кредит, материальное поощрение.

А какая сложилась здесь ситуация в реальности? В конце 70-х годов действие "неблагоприятных" тенденций в экономике значительно усилилось: снизились темпы роста промышленного производства, сельхозпродукции, ухудшилась работа транспорта и т. д. Призывы к интенсификации все больше расходились с реальной практикой хозяйствования, где продолжали преобладать экстенсивные подходы. По-прежнему рост экономических показателей пытались обеспечить за счет нового строительства, разработки дополнительных источников сырья, привлечения новых трудовых ресурсов, как это было, например, в 50-х и 60-х годах. И как результат курс на интенсификацию на протяжении 70-х годов сколько-нибудь заметных результатов не дал. Более того, ни в девятой, ни в десятой пятилетках промышленность (так же как строительство и сельское хозяйство) с планами не справилась. Причем по важнейшим показателям итоги второй половины десятилетия были значительно ниже, чем первой. В годы девятой пятилетки, вопреки планам, усилилось снижение фондоотдачи. Масштабы экстенсивного ведения хозяйства не только не уменьшились, но в ряде отраслей возросли. Все это, вместе взятое, негативно сказалось на динамике общественного производства: если в 60-е годы оно поднялось на 18%, то в 1971-1974 годах рост прекратился, а в 1975 году началось снижение эффективности производства92.

Негативные процессы в экономике затронули социальную и нравственную сферы. Провозглашенный курс на постоянный подъем уровня народного благосостояния не согласовывался с тенденцией падения темпов роста реальных доходов на душу населения - с 33%, достигнутых в восьмой пятилетке, до 24% - в девятой, 18% - в десятой и 9% - за четыре года одиннадцатой пятилетки. Недостаточными темпами велось жилищное строительство, сократилось число вводимых в эксплуатацию квартир, а соответственно уменьшилось и число советских людей, улучшивших свои жилищные условия - с 54,9 млн. человек в восьмой пятилетке до 50 млн. - в одиннадцатой. Обострилось положение с продуктами питания. В целом проблемы в развитии страны нарастали быстрее, чем решались. Страна оказалась в предкризисном состоянии.

Почему же намечаемые крупномасштабные меры в социально-экономической области не были выполнены? В силу каких обстоятельств усиливалось несоответствие между возможностями и их практической реализацией? Главной причиной неудач многих преобразований являлось то, что принимаемые решения касались главным образом экономического базиса и слабо охватывали надстроечные сферы. Не делались реальные шаги по расширению и развитию демократических институтов, т. е. механизма, с помощью которого только и можно было привести в движение человеческий фактор и тем самым обеспечить выполнение решений.

Разрыв между словом и делом обусловил ситуацию, когда призывов и разговоров было немало, а дела практически стояли на месте. Так, много говорилось о крайней необходимости технического перевооружения предприятий, однако машиностроение не получило приоритетного значения. Поэтому материальная база технического прогресса в те годы продолжала отставать. Продолжалась старая практика: капиталовложения в основном шли на новое строительство, оборудование же действующих предприятии старело, существующая техника и технология все более отставали от мировых образцов.

Ограничение самостоятельности, хозрасчетных прав объединений и предприятий, нарушение социалистических принципов оплаты по труду, социальной справедливости подрывали основы материального стимулирования, препятствовали достижению высоких конечных результатов, вели к снижению трудовой активности людей, падению дисциплины и порядка, к отчуждению трудящихся от собственности.

Не была в полной мере осознана острота положения - нарастание кризисных явлений в развитии экономики, общества в целом. Проявлялось стремление к лакировке действительности, когда желаемое принималось за действительное. Так, на XXV съезде КПСС при подведении итогов девятой пятилетки было заявлено, что в нарастании экономической мощи страна "не имеет себе равных", хотя эта пятилетка почти по всем показателям уступала восьмой пятилетке. И здесь отрицательную роль сыграло то обстоятельство, что еще в решениях XXIV съезда КПСС проявилась определенная переоценка степени социально-экономического продвижения советского общества, когда было заявлено, что в СССР уже построено развитое социалистическое общество.

Акцент, как правило, делался на констатацию успехов, а нарастающие противоречия или вовсе замалчивались, или вскрывались без необходимой остроты и глубины.

Механизм торможения и его проявления. Начиная с 1987 года в нашу жизнь прочно вошло понятие "механизма торможения" в качестве категории, помогающей раскрыть причины застойных явлений в экономической, социально-политической и духовной сферах жизни страны. Стремясь понять сущность механизма торможения, путь его формирования, структуру, действие, приведшие на рубеже 70-80-х годов к стагнации экономики, к нарастанию кризисных явлений в советском обществе, следует сказать, что формирование и действие такого механизма в СССР отнюдь не являются закономерными, а обусловлены конкретными историческими обстоятельствами. Так, после Октябрьской революции и установления советской власти рабочего класса и его союзников считалось, что итогом революционных преобразований переходного периода будет утверждение бесклассового социалистического общества, являющегося преддверием коммунизма. Однако на практике, завершая через 20 лет переходный период, страна имела не только новый строй, но и расцвет того, что впоследствии получило название "культ личности и его последствия".

Когда после определенной "расчистки почвы", произведенной XX съездом КПСС по преодолению сталинских негативных явлений, мы стали осуществлять "развернутое строительство коммунизма", а после уточнений совершенствовать "развитой социализм", то опять-таки оказались в ситуации, где сложился и сумел проявить себя "механизм торможения". В разных сферах возникли не только деформации социализма, но и опасность нарастания кризисных явлений в обществе. Как это случилось? Почему так произошло? Чтобы ответить на эти вопросы, мы должны обратиться к 30-40-м годам. Дело в том, что и в тот и в другой период существовала одна и та же модель социализма, опирающаяся на государственно-партийную бюрократию. Именно тогда, в 30-40-е годы, все, с чем мы сегодня сталкиваемся, складывалось, формировалось.

Следовательно, рассматривая механизм торможения как историческое явление, можно предположить, что это побочный продукт исторически сложившегося в обществе механизма административно-бюрократической узурпации классового господства со всеми присущими ему деформациями экономической и политической системы, а также идеологии и психологии.

Каковы же основы возникновения механизма торможения? В государственно-политической области это власть, управление, которые представляли собой строго продуманную иерархию номенклатурных должностей, партийно-государственную систему, осуществлявшую прямое централизованное руководство со стороны государства всей экономической деятельностью и всеми аспектами общественной и духовной жизни. Произошло фактически совмещение и слияние функций партийного и государственного аппарата, сосредоточение всей полноты власти в руках назначаемого сверху и неподотчетного народу слоя руководителей-администраторов, воплощавших в себе наиболее существенные черты тогдашней партийно-государственной бюрократии. Ни рабочий класс, ни народ в целом не располагали реальными возможностями для того, чтобы реализовать принципы народовластия, свое положение хозяина страны. В такой ситуации декларированные права оставались формальностью, создавалась благоприятная обстановка для политического волюнтаризма, возникновения культа высшего руководителя, широкого злоупотребления властью.

В экономической сфере - в результате расширявшегося формального обобществления - государственная форма собственности, провозглашавшаяся общенародной, но соединявшаяся с народом, с трудящимися как с носителями живого труда, а не в качестве ее совладельцев и управляющих, была полностью подчинена административно-бюрократическому аппарату, управляющему ею по принципу централизованно-директивного планирования. С течением времени стали все отчетливее проступать негативные стороны этой формы собственности: отсутствие реальной человеческой заинтересованности в эффективном использовании и приумножении ее, все большее ее отчуждение от непосредственных производителей, от трудящихся, разъедание ведомственностью и местничеством.

В социальной сфере - вульгарно толкуемая идея о единстве коренных интересов всех слоев общества породила пренебрежение и замалчивание разнообразия интересов различных общественных групп и слоев.

В идейно-теоретической области основами механизма торможения являлась вся совокупность упрощенных, вульгаризированных представлений о социализме.

Таким образом, можно сделать вывод, что механизм торможения - это совокупность застойных явлений и процессов в сфере экономики, в социальной, политической и духовной жизни, в международных отношениях, в развитии самой Коммунистической партии, которые препятствовали ускорению социально-экономического развития страны. При этом надо понять, что механизм торможения действует не только в масштабах всего общества, но и на уровне конкретных производственных коллективов, в системе управленческих и иных учреждений. Конечно, в разных сферах деятельности есть свои характерные особенности. К чему они сводятся?

В управленческих учреждениях механизм торможения проявляется прежде всего через ошибки кадровой политики. Кроме того, огромное тормозящее воздействие оказывают громоздкость, неподвижность и обрастание бумаготворчеством управленческих учреждений любого ранга, наличие глубоко спрятанных и достаточно сильных групповых связей, функция которых состоит в охране недекларируемых интересов, нарушение принципов рациональной управленческой деятельности и т. д.

В области материального производства механизм торможения связан прежде всего с утверждением уравнительности, с одной стороны, и настроений рвачества - с другой, с низкой культурой управления и организации труда.

Разумеется, все эти составляющие механизма торможения переплетаются между собой, образуя систему препятствий на пути нашего продвижения вперед. Механизм торможения противодействует подлинной состязательности - выявлению действительных способностей трудящихся и их эффективному использованию. Он не поощряет стремление трудится по способностям, а ориентирует значительную часть населения, вовлеченную в процесс материального и духовного производства, работать по возможности и по обязанности, прилагая минимум усилий при извлечении максимально благоприятных условий для потребительской деятельности. В этом и состоят наиболее серьезные и опасные последствия функционирования, проявления механизма торможения.

Перестройка экономики СССР. Переломным для страны стал 1985 год, когда только что избранный руководителем КПСС М. С. Горбачев отметил, что если радикально не изменить положение, это будет иметь самые серьезные последствия для нашей страны и ее позиций в мире. В этот же год был выдвинут курс на ускорение социально-экономического развития.

Это свидетельствовало о понимании, что так дальше продолжаться не может. Но вместе с тем выдвижение "курса на ускорение" свидетельствовало о том, что не было еще осознания всей сложности проблем, стоявших перед страной. Считалось, что достаточно принять энергичные меры, поправить те или иные деформации - и положение будет исправлено. Потребовалось почти пять лет трудных поисков, отказа от устоявшихся представлений, стереотипов, пока мы подошли к осознанию того, что путь, который был навязан нашей стране в конце 20-х годов, оказался тупиковым, что необходим не ремонт, пусть даже капитальный, а радикальная, коренная перестройка его экономических основ и политической надстройки. И это, наверное, главный итог, главное достижение периода, начавшегося с апреля 1985 года, к которому шли, преодолевая не только непонимание, но и откровенное сопротивление приверженцев старого, в том числе и в высшем руководстве страной.

Ситуация в экономике на рубеже 80-х - начала 90-х годов, главной сфере преобразований, продолжала ухудшаться, производство оставалось малоэффективным. Сохранялся крупный дефицит госбюджета. Жизненный уровень оставался низким, фактически нищенским. Потребительский рынок был полностью дезорганизован. Двенадцатая пятилетка, как и предыдущие одиннадцать, не выполнена.

Каковы причины дальнейшего ухудшения положения в экономике? Противники перестройки видели их именно в самой перестройке. Дезорганизацию рынка пытались свалить на кооперативы, настойчиво создавая в их лице образ врага. В действительности же дело обстояло так: к началу 1990 года в кооперативах по производству товаров и услуг было занято (включая совместителей) 4,5 млн. человек. Ими произведено продукции и услуг на 40 млрд. рублей и реализовано населению на 7 млрд. рублей, что составляет лишь 1,5% в общем объеме розничного товарооборота и платных услуг (остальное реализовалось предприятиям, так как 80% производственных кооперативов действовали при госпредприятиях). Хотя, конечно, в кооперативах были и злоупотребления (кстати, их приблизительно было столько же и на госпредприятиях). Истинная же причина состояла в том, что за пять лет (1985-1990) так и не удалось сломать административно-командную систему и перейти к новым методам хозяйствования. А расшатанная, она, не выполняя уже прежних функций, в то же время оказывала сопротивление всем нововведениям. Примеров этого достаточно много. Взять хотя бы закон об аренде. Применение его, как показал опыт, могло дать большой эффект, но закон заблокировали на всех уровнях - от колхозов до министерств. Такая же участь постигла и другие принятые в 1989-1990 годах законы по вопросам экономики (к примеру, о кооперации, о земле и др.). Так что не перестройка, не кооперативы повинны в дальнейшем ухудшении экономического положения страны во второй половине 80-х годов. А что же? То, что пять лет мы топтались на месте, не сделав сколько-нибудь серьезных шагов в сторону структурной перестройки экономики, не сумели демонтировать административно-командную систему. Это все-таки главное. Есть, конечно, и другие, в том числе и объективные причины, например ухудшение конъюнктуры на мировом рынке и т. п.

Однако первые пять лет перестройки не прошли даром: в обществе все шире распространялось осознание того, что единственный выход - это переход на нормальный, естественный путь развития, на регулируемую рыночную экономику.

Сущность экономической реформы. Трудности перехода к рыночной экономике

Сущность экономической реформы - переход от командно- административной к регулируемой рыночной экономике. Это предполагает:

1. Разгосударствление экономики и ликвидацию монополизма - главного препятствия на пути научно-технического прогресса.

2. Многообразие форм собственности и равенство их перед законом.

3. Преодоление на этой основе отчуждения трудящихся от средств производства и результатов труда, что может сыграть решающую роль в изменении мотивации к труду, поднятии престижа квалифицированного труда и т.д.

4. Основным регулятором экономической жизни должен быть рынок - спрос и предложение, государство же разрабатывает и обеспечивает осуществление крупных, стратегических задач, выделяя для этого средства из госбюджета. (Речь здесь идет об отстранении государства от регулирования экономики.) В любой развитой капиталистической стране государство регулирует рынок через систему налогов, кредитов, пошлин т. п. и осуществляет планирующую деятельность. К таким задачам в нашей стране, например, можно отнести приоритетные направления в области НТР, развитие системы коммуникаций, вероятно, область энергетики и некоторые другие. Заботой государства должны, видимо, стать разработка и осуществление программ по социальной защите различных категорий населения.

5. Изменение приоритетов в развитии экономики, которая должна быть ориентирована на человека (не производство ради производства, а производство ради человека). Это предполагает глубокую структурную перестройку всей экономики (в том числе и конверсию части оборонного комплекса), что потребует достаточно много времени, а в перспективе - создание высокоэффективного, экологически чистого производства, основанного на новейших достижениях науки и техники.

Как же осуществлялась перестройка в экономике? В начале второй половины 80-х годов провозглашались различные пути выхода из кризиса. Но дальше слов дело практически не шло. На втором съезде народных депутатов СССР (конец 1989 года) правительство предложило свою программу перехода к "планово-рыночной экономике" - "О мерах по оздоровлению экономики, этапах экономической реформы и принципиальных подходах к разработке XIII пятилетнего плана". Она определяла преодоление экономических трудностей (в первую очередь - бюджетного дефицита и разбалансированности потребительского рынка) и переход к нормальному функционированию экономики, на что требовалось шесть лет. На первом этапе (1990-1992 годы) должен быть, по мнению правительства, осуществлен комплекс чрезвычайных мер. В это время предполагалось использовать как директивные методы управления, так и экономические рычаги, роль которых должна была постепенно возрастать. На втором этапе (1993-1995 годы) ведущее место отводилось экономическим методам руководства. Более активно намечалось развивать рыночные отношения.

Помимо правительственной был ряд альтернативных программ, в том числе программа межрегиональной депутатской группы, которая предлагала более радикальные меры и ускоренный переход к рыночной экономике. Для нормализации потребительского рынка и обеспечения социальной защищенности трудящихся с низкими доходами предлагалось создать два сектора на рынке: 1) ввести карточки и обеспечить всех необходимым минимумом продуктов и товаров по низким ценам; 2) создать свободный рынок (коммерческие цены), который должен был постепенно расширяться.

Съезд народных депутатов СССР, несмотря на серьезную критику (основной и вполне, как представляется, справедливый мотив которой был следующий: за пять лет не сделали ни одного шага по радикальной перестройке экономики, переход к рыночной экономике откладывался, по существу, на шесть лет), утвердил правительственную программу. Однако уже через несколько месяцев всем стало ясно, что она не действует. Положение на потребительском рынке еще более осложнилось, каких-либо реальных шагов по переходу к рынку сделано не было. Продолжало падать и доверие к правительству. В сложившейся обстановке правительство по инициативе президента срочно приступило к подготовке целого пакета законопроектов с целью ускорить переход к регулируемой рыночной экономике, осуществлению реформы. На третьей сессии Верховного Совета СССР правительство выступило с новой программой осуществления экономической реформы (докладчик Н. И. Рыжков), в которой намечалось резкое (в 3 раза) повышение с 1 июля 1990 года розничных цен на хлеб и хлебобулочные изделия с полной компенсацией населению потерь, значительное повышение цен на другие продукты и промышленные товары с частичной компенсацией или без нее.

Эти предложения правительства вызвали настоящую панику в стране. В несколько дней с полок магазинов было сметено все. Как сказал о той программе правительства народный депутат П. Бунич, - это был шок без терапии. Ряд депутатов потребовали отставки правительства. С такими же требованиями выступили шахтеры Кузбасса и Донбасса. Верховные Советы ряда республик (Украины и некоторых других) приняли решения о необходимости предварительного рассмотрения этих вопросов в республиках. В итоге обсуждения правительственная программа по концептуальным соображениям была отклонена и возвращена на доработку. В период между 3-й и 4-й сессиями Верховного Совета СССР шла активная проработка проблем перехода к рынку. 31 июля 1990 года состоялась встреча Президента СССР М. С. Горбачева и Председателя Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцина, на которой была достигнута договоренность о разработке альтернативной программы. Была создана комиссия под руководством академика С. С. Шаталина и заместителя Председателя Совета Министров РСФСР Г. А. Явлинского.

Таким образом, разработкой программы перехода к рыночной экономике одновременно занимались две комиссии: правительственная и Шаталина - Явлинского. Кроме того, для анализа и оценки альтернативных программ и других предложений по этим вопросам создали комиссию под руководством академика А. Г. Аганбегяна.

Комиссия Шаталина - Явлинского выполнила поручение, подготовив, как общесоюзную, "Программу 500 дней". В ее разработке участвовали представители почти всех союзных республик. К анализу состояния народного хозяйства нашей страны, выработке рекомендаций по его стабилизации были привлечены ведущие западные ученые: председатель Нобелевского Комитета по экономике, директор Шведского института мировой экономики А. Линдбек, бывшие члены Совета экономических консультантов при президенте США профессора Б. Босфорт, А. Кан, В. Нордхауз, М. Пек, ведущие эксперты по антиинфляционному урегулированию профессора Р. Дорнбуш и М. Хайнде, по регулированию внешней торговли - Д. Купер, рынку труда - Л. Лейард и многие другие. Программа Шаталина-Явлинского успешно прошла международную экспертизу.

Что она из себя представляла? В чем ее суть? В качестве первого решающего шага "Программа 500 дней" предусматривала стабилизацию финансово-денежной системы и определяла конкретные меры для решения этой задачи. При этом цены на основные продукты и товары планировалось сохранить на неизменном уровне и лишь по мере стабилизации рубля они должны были "опускаться" по группам товаров, при сохранении контроля над ценами по другим товарам. Ее авторы четко расписали по периодам - какие меры должны быть осуществлены в течение каждого из них. Это давало возможность общественности осуществлять постоянный контроль за ходом реализации "Программы 500 дней". В ней также обстоятельно и конкретно были проработаны такие принципиальные вопросы, как разгосударствление и приватизация экономики, вопросы структурной перестройки хозяйства, внешнеэкономической деятельности и валютной политики, программы социальной защиты населения. В начале сентября сессия Верховного Совета РСФСР в целом одобрила "Программу 500 дней", определила начало ее осуществления - 1 октября 1990 года. Затем эта программа была доложена на сессии Верховного Совета СССР. Одновременно был заслушан доклад Председателя Совета Министров СССР Н. И. Рыжкова о правительственной программе (хотя содержание самой программы правительства так и не было доведено до сведения широкой общественности).

Обсуждение на сессии не привело к принятию ни той ни другой программы. По предложению президента решили выработать единый, компромиссный вариант, хотя многие видные экономисты однозначно подчеркивали, что эти программы концептуально несовместимы. Ведь правительственная программа по существу на неопределенное время сохраняла административно-командные методы руководства экономикой, а переход к рыночным отношениям снова затягивался на неопределенный срок, тогда как программа Шаталина-Явлинского предусматривала создание в кратчайшие сроки всех необходимых структур и предпосылок для перехода к рынку.

Между тем экономическая ситуация продолжала ухудшаться, кризисные явления все более усиливались. Продолжилось падение общественного производства, снижение его эффективности, усилилась денежно-финансовая несбалансированность, возросла эмиссия денег, шел заметный рост цен на товары народного потребления, еще более обострилась ситуация на потребительском рынке, оставалось отрицательным сальдо внешней торговли и т. д. Сказывалось нарушение хозяйственных связей, ухудшение трудовой и договорной дисциплины и т. п. Стартовые условия для осуществления "Программы 500 дней" существенно изменились, что вынудило Верховный Совет РСФСР перенести начало ее претворения в жизнь на 1 ноября. Надежды на спасительный тандем Горбачев-Ельцин оказались иллюзорными - усилилась опасность конфронтации Центра и РСФСР.

19 октября 1990 года, после предварительного обсуждения в комитетах и комиссиях, непродолжительных и в целом спокойных дебатов на сессии Верховный Совет СССР утвердил новый вариант президентской программы "Основные направления по стабилизации народного хозяйства и переходу к рыночной экономике". От имени межрегиональной группы было заявлено, что при некоторых условиях она могла бы поддержать "Основные направления...". Одним из таких условий являлось принятие мер к реорганизации и переформированию всех союзных органов управления на принципах национального единства, на межреспубликанской основе. Она в основном сохраняла логику и была близка по структуре к программе Шаталина-Явлинского, однако имела по многим позициям расплывчатый характер. Это дало основание многим специалистам оценить ее как документ скорее политического, чем экономического характера. Общий, неконкретный характер "Основных направлений", не привязывающих осуществление тех или иных крупных мер к определенным срокам, объективно сохранял возможность, в зависимости от тех или иных политических факторов, затягивания решения этих вопросов. В этом отношении представляют интерес высказанные на пресс-конференции мнения ведущих экономистов, участвовавших и руководивших разработкой программ. И. Абалкин, отвечая на вопрос, сколько потребуется времени - 500 или 5000 дней на стабилизацию экономики, высказался таким образом, что пока речь идет лишь о создании предпосылок перехода к рынку и его инфраструктуре. На создание же эффективной экономики потребуется не менее десятилетия, а возможно - жизнь целого поколения. Академик А. Г. Аганбегян уточнил, что период революционной ломки займет 1,5-2 года. Формирование потребительского рынка желательно завершить к концу 1991 года, в какой-то мере насытив его товарами, примерно в те же сроки - рынка денег и инвестицией. Несколько дольше будет создаваться рынок средств производства и еще дольше - рынок рабочей силы (ему должны предшествовать рынок жилья, снятие барьера прописки и пр.).

Председатель Совета Министров СССР Н. И. Рыжков, выступая на сессии Верховного Совета СССР, заявил, что правительство готово к выполнению программы перехода к рынку, но что процесс перехода на рыночные отношения рассчитан не на 500 дней, а затянется на годы. А вот мнение академика С. С. Шаталина: "Основные направления.." принимаются в более сложное время, чем было тогда, когда разрабатывалась "Программа 500 дней". И нужно считаться с новой реальностью, с возросшими в 1,5-2 раза ценами на рынке. Логика программы не изменилась, но иной стала сама ситуация.

В чем отличие "Основных направлений..." от программы Шаталина-Явлинского? Главное в том, что они предусматривали решение целого ряда ключевых проблем экономической реформы принципиально иными способами. Прежде всего это касалось вопросов управления экономикой: наиболее серьезные рычаги управления оставались в руках центральной власти. В ее компетенцию входили ценовая и кредитная политика, эмиссионная деятельность, материально-техническое обеспечение государственных программ, налоговая и таможенная политика, экспорт основных видов сырья. В отличие от программы Шаталина-Явлинского, в них предусматривались более медленные темпы приватизации, не ставился вопрос о возможности перехода земли в частную собственность и объявления земель колхозов и совхозов суммой наделов их работников, сохранялись дотации убыточным предприятиям, колхозам и совхозам. Как видим, в "Основные направления..." не вошли наиболее интересные и радикальные предложения шаталинской группы. Кроме того, принятый документ включил в себя положения правительственного проекта по централизованному повышению оптовых и закупочных цен и установлению директивных процентных ставок коммерческим банком, которые ранее были крайне негативно оценены экспертами. Декларативный характер программы не дает представления о том, какие конкретные шаги предпримут президент, Верховный Совет СССР и союзное правительство для ее реализации.

В рамках "Основных направлений..." каждая республика, а также Москва и Ленинград могли осуществлять свои варианты перехода к рыночным отношениям. Получалось так - ресурсы, финансы, валюта и др., т. е. реальная власть, оставались у Центра, а ответственность за осуществление программ должны были нести республики. Предполагалось, что президентская программа станет экономической основой разработки и подписания нового союзного договора. Однако здесь могут возникнуть серьезные затруднения, поскольку осуществление принятой программы начнется раньше подписания союзного договора, а республики уже приняли свои, отличные от президентской, экономические программы, что ставит и их перед дилеммой - или отказаться от своих намерений, или принять меры по защите своей экономики, вплоть до введения соответствующих валют, таможен и т. д. Именно такая ситуация стала проявляться в первые же дни после принятия "Основных направлений..." в конфликте Центр-Россия, поскольку президентская программа по существу блокировала выполнение "Программы 500 дней", принятой российским парламентом. Учитывая, что она разрабатывалась для Союза в целом, отсрочка ее принятия Верховным Советом СССР, а затем переориентация на новую программу привели к тому, что РСФСР не только потеряла время, но и была вынуждена с 1 ноября 1990 года осуществлять реформу в условиях еще более глубокой инфляции и развала потребительского рынка, адаптировать ее к изменившимся условиям "на ходу".

Что же постоянно мешало осуществлению экономической реформы? Почему любые шаги в этом направлении, как правило, пробуксовывали? Очевидно, что шла острейшая борьба на всех уровнях сторонников и противников радикальной перестройки экономики. Этому способствовала нерешительность и непоследовательность правительства. Если же говорить более конкретно, то следует выделить следующие причины:

1. Противодействие консервативных сил, прежде всего части партгосаппарата. Какие при этом выдвигались аргументы? Переход к рынку и разрешение частной собственности неизбежно приведет к реставрации капитализма. Этот аргумент несостоятелен: неверно ставить знак равенства между рынком и капитализмом. Рынок существовал за сотни лет до капитализма. И сотни лет, естественным путем отрабатывался рыночный механизм регулирования экономики. Этот аргумент и нелогичен. Если противники рынка были уверены в преимуществах государственной социалистической собственности, то почему они боялись частной собственности? Выходит, их уверенность в преимуществах социалистической собственности была вроде религиозной веры. Они боялись, что переход к рынку и разрешение частной собственности приведут к эксплуатации. А разве у нас ее не было? Конечно, психологически, наверное, человеку небезразлично - эксплуатирует его Иван Иванович или нечто мифическое в лице государства. А если по существу, то прибавочный продукт, создаваемый нашим тружеником, значительно больше, чем в развитых капиталистических странах. Правда, считают, что у нас он идет государству, а потом возвращается нам в виде бесплатного образования, медицинского обслуживания и т. д. Но вряд ли кто возьмется отрицать, что львиная доля его распределяется отнюдь не равномерно, оседает в руках самих "распределителей".

2. Те или иные меры в сфере экономики не подкреплялись долгое время реформой политической системы.

3. Отставание правовой базы. Фактически лишь во второй половине 1989 года Верховный Совет СССР начал активно работать над законами, подкрепляющими экономическую реформу. В их числе можно отметить Закон о собственности, Закон о земле и основах землепользования и др.

4. Влияние теневой экономики. Ее воротилы были заинтересованы в сохранении административно-командной системы. Конечно, переход к рыночной экономике позволял им легализовать часть своих капиталов, но сузил бы их возможности паразитировать на государственных фондах, на показателях планов и т.п.

Переход к рыночной экономике - это был единственный выход из кризиса, из тупика. И с принятием президентской программы "Основные направления по стабилизации народного хозяйства и переходу к рыночной экономике" неопределенность в этом направлении, можно определенно сказать, закончилась.

Перестройка политической системы страны

Сущность и первые шаги реформы политической системы. В чем заключалась сущность политической реформы?

1. Это полный демонтаж тоталитарного политического режима, преодоление отчуждения трудящихся от власти, от политики вообще, восстановление реального полновластия народа.

2. Радикальная перестройка советского многонационального государства.

3. Формирование и обеспечение гарантий многопартийности и политического плюрализма, изменение роли КПСС адекватно новой складывающейся ситуации в обществе.

Стратегическая цель перестройки политической системы - формирование правового государства и гражданского общества, тогда будет обеспечено верховенство закона и равенство всех перед законом, гарантированы права и свободы каждому гражданину, а гражданин и государство будут выступать равноправными субъектами права.

На первом этапе (в первые три года после провозглашения в 1985 году курса на перестройку) важнейшим элементом политической жизни стала постепенно расширявшаяся гласность, которая послужила толчком для постепенного возрождения гражданского достоинства советских людей, все возрастающей их политической активности. Однако общество постоянно сталкивалось с попытками определенной части партгосаппарата накинуть узду на гласность. До сих пор остается еще много запретных тем, имен, по-прежнему закрыта или труднодоступна для исследований часть архивов. Тем не менее гласность дала обществу многое. Постепенно она начинает получать правовую базу: в 1990 году Верховный Совет СССР принял закон о печати и других средствах массовой информации.

В целом "перестройка политической системы" сводилась к борьбе за власть, за переход власти от партаппарата к Советам. Но здесь, как нам представляется, необходимы некоторые пояснения. Если с общеполитической точки зрения лозунг "Вся власть Советам!" безупречен, то с точки зрения гарантий демократии, формирования правового государства "вся власть" не должна принадлежать никому. Задаче формирования правового государства отвечает принцип разделения власти. Речь идет о разделении законодательной власти (Советам принадлежит законотворческая составляющая ее), исполнительной власти (правительство и исполкомы Советов), судебной власти (обеспечение реальной независимости судей, исключающей "двойную" законность). Иногда говорят еще и о четвертой власти - независимости средств массовой информации, печати, что служит определенной гарантией от ее сосредоточения в руках одного органа, узурпации. В этом отношении были сделаны лишь первые шаги. В жизни мы нередко сталкиваемся с фактами, весьма далекими от норм правового государства. Так, в печати часто сообщалось о случаях, когда законы, принятые Верховными Советами СССР и республик, не выполнялись правительствами, министерствами, исполкомами. Существовала так называемая "двойная законность". Так, в последние годы перестройки появились статьи о злоупотреблениях служебным положением со стороны таких бывших руководителей, как Гришин, Романов, Алиев и некоторых других. И прокуратура практически не отреагировала на эти публикации. Были намечены в связи с этим важные изменения конституционного характера:

1. Приняты новые законы о выборах народных депутатов СССР, республик, местных Советов. На их основе впервые в истории страны были проведены свободные выборы народных депутатов СССР и союзных республик. И хотя не обошлось без "аппаратных игр", тем не менее в большинстве округов они прошли на альтернативной основе, в обстановке состязательности.

2. Была изменена структура высших законодательных органов страны, которая в себя включала: Совет народных депутатов СССР - высший законодательный орган; Верховный Совет СССР, формируемый съездом и являющийся постоянно действующим парламентом; Комитет конституционного надзора - новый для страны институт, призванный следить за соблюдением Конституции СССР и соответствия ей тех или иных актов государственных органов.

До начала перестройки сессии Верховного Совета собирались раз-два в году, депутаты приезжали на несколько дней, дружно и единогласно голосовали за то, что им предлагалось, и с сознанием выполненного долга разъезжались по домам. За 50 лет не было, кажется, ни одного случая, чтобы кто-то проголосовал против или хотя бы воздержался. Все вопросы решались в Политбюро, в ЦК КПСС. А сессии Верховного Совета были лишь "демократической декорацией". Новый Верховный Совет, как постоянно действующий парламент, на пленарных заседаниях, в комитетах и комиссиях активно занимался законотворческой деятельностью и решал многие вопросы государственной жизни.

Местные Советы начали действовать все более активно. Но власть к ним перешла номинально, так как большинство из них не имело материальных возможностей для ее реализации. А в ряде случаев демократические Советы (Москва, Ленинград и др.) сталкивались с откровенным саботажем и блокированием их решений со стороны административно-бюрократической системы и части партийного аппарата. Однако некоторые считали, что местные Советы являлись неработающей структурой: в Ленсовете, к примеру, 400 депутатов, в Моссовете 460 - на таком "митинге" трудно что-либо решить. Да и содержать их было обременительно для налогоплательщика. Поэтому и ставился вопрос об изменении закона о местных Советах с тем, чтобы сделать их значительно меньшими по численности и по возможности профессиональными.

Учреждение президентской власти. Третий (внеочередной) съезд народных депутатов СССР (февраль 1990 года) внес соответствующие изменения в Конституцию, принял Закон об учреждении поста Президента. Избрание Президента должно было проходить путем всенародного голосования (исключение было сделано для избрания первого Президента, избранного съездом народных депутатов) сроком на пять лет. Президентом страны был избран М. С. Горбачев. При Президенте были сформированы: Президентский Совет и Совет Федерации. Президент по закону был наделен широкими полномочиями: он обладал правом вето на законы, принимаемые Верховным Советом, и даже правом выразить недоверие Верховному Совету и распустить его, объявлять чрезвычайное положение, назначать министров, издавать указы и постановления, имеющие нормативный характер.

Четвертая сессия Верховного Совета СССР (сентябрь 1990 года) приняла Закон о наделении Президента на срок до 31 марта 1992 года дополнительными полномочиями по оперативному принятию соответствующих нормативных актов в связи с переходом к рыночной экономике. Обсуждение этого вопроса на сессии прошло в острых дебатах, да и в обществе оно вызвало неоднозначную реакцию. Поэтому переход к рынку сопровождался возникновением сложных проблем, которые требовали оперативного вмешательства. А учитывая паралич исполнительной власти, в который она все более погружалась, наделение Президента такими дополнительными полномочиями в целом было оправдано.

Проблемы перестройки советского многонационального государства. Важной частью реформы политической системы являлась перестройка межнациональных отношений, которые крайне обострились. А в ряде регионов они оказались на грани гражданской войны. Возникла реальная угроза развала СССР. Виновата ли в этом была перестройка, как пытались представить некоторые ее противники? Если и есть такая связь, то она заключалась прежде всего в следующем. Благотворный процесс демократизации и расширения гласности способствовал возрождению национального самосознания. И в этих условиях проблемы межнациональных отношений, которые десятилетиями насильственно загонялись внутрь или же игнорировались под дымовой завесой лозунгов о дружбе народов, о решении национального вопроса и т. п., выплеснулись наружу. В чем же заключались действительные причины?

1. В той политике, которая в течение десятилетий проводилась в области межнациональных отношений. Прежде всего это отход от принципов союзного договора 1922 года. Советский Союз по существу превратился в унитарное государство с административно-командной системой. Пострадали все республики, все народы - большие и малые. Но особенно в незавидном положении оказалась Российская Федерация.

2. В экономическом положении - уродливое развитие экономики в течение всех пятилеток, не ориентированное на интересы человека, многолетний застой, все большая запущенность социально-культурной сферы не могли не сказаться и на сфере межнациональных отношений.

3. Запоздалая реакция (это относится уже к периоду перестройки), отставание партийного руководства (а именно ему принадлежало решающее слово) от проблем, которые ставила жизнь в области межнациональных отношений.

Давно уже стала очевидной необходимость разработки нового союзного договора, выработки принципиально новых основ взаимоотношений республик и Центра. Но в течение почти пяти лет перестройки работа в этом направлении не велась, все ограничивалось общими разговорами и заклинаниями. И только в апреле 1990 года Верховный Совет СССР принял законы "Об основах экономических отношений Союза СССР, союзных и автономных республик" (он несколько расширил права субъектов Федерации в экономической сфере) и "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР". (Этот закон вполне демократично определял порядок решения о выходе путем проведения референдума. Если 2/3 жителей поддержат эту идею, то переходный период устанавливался до 5 лет для урегулирования имущественных, финансовых и иных вопросов, связанных с отделением.) Принятие этих законов - шаг в правильном направлении. Но все-таки это паллиативы. События развивались стремительно. Прибалтийские республики приняли решения о государственной независимости и выходе из СССР. Новым элементом в развитии ситуации стало принятие Верховным Советом РСФСР Декларации о суверенитете, что несомненно являлось важным шагом на пути возрождения России. Вслед за РСФСР Декларации о суверенитете приняли другие союзные и ряд автономных республик. Это создало новую ситуацию и сделало еще более настоятельной необходимость ускорить разработку и принятие нового союзного договора и других неотложных решений в области межнациональных отношений. Вместе с тем они еще более заострили проблему - на каких принципиальных основах должно строиться многонациональное государство. По этому вопросу определились два основных подхода:

1. Обновленная Федерация строится на разделении полномочий между республиками и Центром (Союзом), когда каждая союзная республика добровольно делегирует часть своих суверенных прав Союзу. Эта точка зрения по существу исходила из "теории ограниченного суверенитета" и мотивировалась прежде всего необходимостью сохранения сложившегося единого народно-хозяйственного комплекса и объективными интеграционными процессами, которые идут во всем мире.

2. Суверенитет, как естественное и неотъемлемое право каждого народа, неделим и неотчуждаем. Республика не делегирует никаких полномочий Центру, а сама, как суверенное государство непосредственно участвует через различные формы в функционировании центральной власти. Она должна также обладать конституционными возможностями воспрепятствовать нежелательному для нее решению Центра по тому или иному вопросу.

Эта точка зрения отнюдь не противоречила необходимости сохранения целостности жизненно важных общесоюзных хозяйственных структур - транспортной, энергетической и некоторых других систем. Она отвечала бы принципам последовательного демократизма и могла стать основой прочности союзного государства, снять остроту межнациональных противоречий.

Разработка нового союзного договора требовала отказа от укоренившихся идеологических стереотипов на проблемы межнациональных отношений, гибкого, с учетом реальностей, подхода к решению всех экономических, политических, социально-культурных вопросов многонационального государства. Материальную основу для такого подхода мог создать переход к нормальной рыночной экономике. Шагом в этом направлении были договоры РСФСР с другими союзными республиками, а также договоры между некоторыми из них.

Формирование многопартийности. Место КПСС в обществе. Во второй половине 1990 года ситуация в обществе, которое переживало чрезвычайно сложный период, характеризовалась не просто углубляющимся кризисом, она становилась все более взрывоопасной. Объяснялось это тем, что страна подошла к такому рубежу, когда решался принципиальный вопрос о будущем, о переходе по существу к новой системе. Нужно было делать окончательный выбор: или переходить на нормальный цивилизованный путь развития, к рыночной экономике, или продолжать дальше вести разговоры о перестройке, цепляясь за устаревшие догмы, за обанкротившиеся ценности, и неизбежно тем самым привести страну к полному краху с непредсказуемыми последствиями. Переломный характер данного момента объяснял остроту политической борьбы, усиливающееся противостояние политических сил. Это происходило в условиях все более расширяющегося политического плюрализма, формирования все новых политических партий (спектр их был очень широк: от монархических, христианских до анархистских различных оттенков) - социалистические партии, партия конституционных демократов (кадеты), либерально-демократическая партия России, различные национально-демократические партии в республиках и т. д. Однако вряд ли они (может быть, за немногим исключением) являлись сколько-нибудь серьезной политической силой и могли заметно влиять на ход развивающихся процессов.

Были созданы и начинали действовать также общественные организации - Научно-промышленный союз СССР, Союз объединенных кооператоров, Крестьянский союз СССР и др. Возрастала роль широкого экологического движения в защиту окружающей среды. Одновременно возникли различные национально-культурные движения, религиозно-философские объединения и т. п. Серьезную роль стали играть народные фронты. В связи с принятием 4-й сессией Верховного Совета СССР закона об общественных объединениях (октябрь 1990 года) они приобрели вполне легальный, законный характер.

Одной из особенностей политической обстановки явилась все более обозначающаяся поляризация сил, выступающих за и против перестройки. Кто же составлял эти силы? С одной стороны - это реформаторы - лево- и умеренно-радикальные силы (часть членов КПСС и партруководства, большинство научно-технической и художественной интеллигенции, квалифицированные рабочие и т.д.). С другой - "консерваторы", выступающие все более откровенно против радикального обновления общества (это часть партгосаппарата, хозяйственных руководителей, ВПК, руководства армии и т.д.).

Этот естественный, в общем-то, процесс поляризации сил в условиях полного развала потребительского рынка, изнуряющих очередей, новых дефицитов, захлестнувшей страну преступности, беспомощности и бездеятельности правительства привел к усилению конфронтации, поставил страну на грань гражданской войны. И не случайно осенью 1990 года возникли слухи о готовящемся военном перевороте, что еще больше накалило обстановку в обществе.

В такой атмосфере появилась возможность появления "третьей силы". Что могло воспрепятствовать этому? Прежде всего, повышение общей и политической культуры граждан, формирование правового государства, воспитание уважения к законам, цивилизованных представлений о добре и зле. А главное - преодоление всеобщей бедности. Но это было в широком, долгосрочном плане. Страна находилась на краю пропасти. Настоятельной и неотложной необходимостью становилось достижение гражданского согласия, объединение всех сил, которым была небезразлична судьба родины (начало этому было положено в Российской Федерации и некоторых других республиках). Начал складываться союз демократических сил, новых политических партии, движений, иных общественных организаций и граждан, которые поддерживали прогрессивные преобразования в России.

Консолидирующую роль в масштабах страны могла бы сыграть КПСС. Однако она переживала глубокий кризис: падало доверие масс к партии, увеличивался выход из ее рядов. Кризис проявлялся и в том, что партия все пять лет перестройки, выступая ее инициатором, постоянно опаздывала реагировать на проблемы, возникающие в общественной жизни. Кризис партии, в общем-то, был закономерен. Это результат всего предшествующего ее развития, результат сталинизации партии. КПСС превратилась в составную часть административно-командной системы, ее ядро перестало по существу выражать коренные интересы народа. И речь идет не о всех 19-18 млн. членов партии, а о партаппарате, функционерах, которые всегда прикрывали свою деятельность именем партии. Способность КПСС на деле стать консолидирующей силой общества, само будущее ее не только как правящей парламентской партии, но и сохранение как серьезной политической силы зависело от ее способности к радикальному обновлению. Принципиально важным шагом в политической жизни общества, в изменении его конституционных основ явилась отмена 6-й статьи Конституции СССР, а затем и соответствующих статей Конституций союзных республик, закреплявших руководящую роль КПСС в политической системе Советского государства. Что под этим надо понимать? Прежде всего были необходимы: 1) разработка новой концепции партии коммунистов, действующей в условиях политического плюрализма; 2) новая концепция социализма, поскольку партия подтверждала свой социалистический выбор. Основанная на новом политическом мышлении, она должна была вобрать в себя все ценное, позитивное, накопленное в развитии нашего общества. Пока же в основном был только лозунг гуманного, демократического социализма.

Возрастало и значение разработки многих других проблем. Необходимо было обновление организационных принципов партии, что в первую очередь требовало реального обеспечения решающей роли первичных парторганизаций как основы партии, пересмотра содержания принципа демократического централизма, который по существу никогда не действовал как принцип именно демократического централизма, упразднение "номенклатуры" как закрытого института, на формирование которого первичные организации никогда не оказывали существенного влияния. Не менее остро стоял вопрос и о моральном очищении партии. Безусловно и в уставном порядке должны были быть запрещены все материальные и иные привилегии партработников, составляющие одну из основ карьеризма, чинопочитания и других подобных явлений.

В обществе с пониманием было бы встречено прямое и откровенное заявление не о тех или иных ошибках и извращениях тех или иных деятелей партии прошлых времен, а официальное признание ответственности за то критическое положение, в котором оказалась страна после более чем 70-летнего "эксперимента". Десятки миллионов человеческих жизней, разбитые судьбы и надежды миллионов - невосполнимая и страшная цена этого эксперимента. Большие надежды на радикальное обновление миллионы коммунистов связывали с XXVIII съездом партии. Однако съезд этих надежд не оправдал. Конечно, и в программном заявлении съезда "К демократическому, гуманному социализму", и в новом Уставе КПСС появилось много принципиальных положении, которые были положительно восприняты коммунистами. Однако оба документа страдали непоследовательностью и вряд ли могли стать идейной и организационной основой радикального обновления партии и восстановления ее авторитета в массах. Работа съезда выявила и еще один момент - консолидацию консервативных сил и откровенное неприятие курса на перестройку общества. Еще более тревожные настроения у миллионов коммунистов породила конференция (учредительный съезд) компартии РСФСР. Складывающаяся обстановка в партии и обществе требовала неотложного принятия мер для достижения гражданского согласия с тем, чтобы остановить сползание страны к пропасти.

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.