Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

О состоянии гражданского общества в Иркутской области

Общественная палата Иркутской области

Второй доклад о состоянии гражданского общества в Иркутской области охватывает период 2009 г. – первой половины 2011 г. В докладе, наряду с небольшой по объему общей характеристикой структуры и состояния гражданского общества в Иркутской области, акцент сделан на нескольких конкретных сегментах и направлениях развития регионального гражданского общества, выбор которых осуществлен с учетом актуальности и злободневности, наличия значительной региональной специфики, динамичности изменений, в том числе в правовом регулировании соответствующих общественных отношений (см. В«СодержаниеВ»).

Доклад адресован прежде населению, гражданам, жителям Иркутской области, а также активу некоммерческого сектора, депутатам представительных органов государственной и муниципальной власти, сотрудникам органов государственной власти и иных государственных органов, органов местного самоуправления, научному сообществу Иркутской области.

Введение

Второй доклад о состоянии гражданского общества в Иркутской области (далее – Доклад) охватывает период 2009 г. – первой половины 2011 г.1

Доклад подготовлен в соответствии с поручением Совета Общественной палаты специально созданной для этой цели рабочей группой при организационном содействии Областного государственного учреждения В«Аппарат общественной палаты Иркутской областиВ», обсужден и дополнен в комитетах и утвержден на пленарном заседании Общественной палаты

Иркутской области.

При составлении настоящего доклада активно использовались данные Первого доклада за 2008 г., авторами которого было проведено комплексное социологическое исследование по определению состояния гражданского общества на территории Иркутской области в целом. Тогда было осуществлено эмпирическое исследование по определению состояния гражданского общества на основе региональной репрезентативной выборки, отражающей распределение пропорций между стратами в генеральной совокупности по городам областного значения и районам Иркутской области в зависимости от пола и возраста. Осуществленные осенью 2010 г. выборочные контрольные опросы показали, что многие данные, полученные при составлении Первого доклада за 2008 г., своей актуальности не утратили.

Поэтому принято решение при составлении настоящего доклада подобное масштабное В«всеохватноеВ» исследование не проводить, необходимые данные заимствовать после контрольных проверок актуальности из Первого доклада за 2008 г. В частности, авторы Доклада отказались от скрупулезного сущностного анализа всего сектора некоммерческих организаций (далее – НКО), поскольку такой анализ уже был проведен в Первом докладе за 2008 г. и его результаты, по оценкам экспертов, будут актуальны еще около 2-х лет, после чего (ориентировочно в 2013 г.) возникнет необходимость в новом подобном крупномасштабном исследовании. Уточнены лишь цифровые данные.

В работе над настоящим докладом использовались также материалы Байкальского гражданского форума (БГФ), который прошел 25-26 июня 2010 г. в г. Иркутске. Организатором его проведения выступила Общественная палата Иркутской области при поддержке Законодательного Собрания Иркутской области и Правительства Иркутской области. Форум проводился с целью мобилизации общественного потенциала, определения конкретных приоритетов и механизмов сотрудничества гражданского общества, органов власти и бизнеса, оценки проблем развития гражданского общества, поддержки гражданских инициатив, общественного контроля за деятельностью органов власти. Отметим, что форум проводился не в первый раз, и привлекает он все больше участников. В 2008 г. в БГФ приняло участие около 300 человек, а в 2010г. – уже свыше 600: представители общественных объединений и НКО, активисты-общественники из большинства районов Иркутской области и из десяти других субъектов Российской Федерации, представители органов государственной и муниципальной власти, ученые.

Реализация задач, поставленныхВ  на БГФ-2010, находится на постоянном контроле Общественной палаты Иркутской области, на Совете палаты заслушиваются отчеты председателей комиссий – руководителей дискуссионных площадок БГФ вЂ“ о выполнении принятых на форуме решений, направленных на развитие институтов гражданского общества в Иркутской области. Выявленная в ходе дискуссий на БГФ, а также в процессе последующей реализации его решений проблематика учтена при составлении настоящего доклада.

В настоящем докладе акцент сделан на нескольких конкретных сегментах и направлениях развития регионального гражданского общества, выбор которых осуществлен с учетом актуальности и злободневности, наличия значительной региональной специфики, динамичности изменений, в том числе в правовом регулировании соответствующих общественных отношений. По данным направлениям по мере необходимости проведены тематические социологические исследования.

Например, в 2010 г. был принят федеральный закон, вводящий в правовую систему России новое юридическое понятие В«социально ориентированная некоммерческая организацияВ», предоставляющий большие возможности для эффективного развития ряда институтов гражданского общества. Для того, чтобы этот закон начал активно работать, необходимы консолидированные усилия элементов политической системы и институтов гражданского общества, в том числе на региональном уровне. Соответственно, данному вопросу уделено должное внимание в разделе 1 Доклада.

Другой пример. Восточная Сибирь всегда славилась своей особой В«меценатской культуройВ», созданной в предреволюционный период известными купеческими фамилиями. В последние годы в Иркутской области активно возрождаются традиции благотворительностиВ  и меценатства, формируются соответствующие фонды, проводятся благотворительные аукционы и иные подобные мероприятия. Отказ от иждивенческих, патерналистских настроений, ожиданий мер социальной поддержки только лишь со стороны государства; желание прийти на помощь нуждающемуся, организовать такую поддержку через общественную структуру – это показатели зрелости гражданского общества, важная форма проявления гражданской активности и общественной сплоченности. Исходя из сказанного, в Доклад введен раздел 5 В«Состояние и перспективы развития в Иркутской области благотворительности и меценатстваВ», который коррелирует как с разделом 1, так и с разделом 7, посвященным актуальнейшей проблеме защиты детства. Таким же образом осуществлен отбор и остальных тем доклада.

Предполагается, что в последующих докладах (планируется, что доклад о состоянии гражданского общества в Иркутской области станет явлением периодическим) подход будет сохранен, при этом большее внимание в них будет уделено тем сегментам и направлениям развития гражданского общества, которые в настоящем докладе детально не характеризуются.

В соответствии с описанным подходом определена структура настоящего доклада. В первом его разделе дается краткий общий обзор состава и состояния гражданского общества в Иркутской области, рассматривается новая юридическая категория социально-ориентированных некоммерческих организаций, а последующие разделы характеризуют: - национальную структуру гражданского общества в Иркутской области, проблемы этнической самоидентификации и активности граждан; -природоохранные организации в структуре гражданского общества в

Иркутской области и проблемы экологической активности граждан; - состояние и перспективы развития гражданского общества в малых городах и в сельской местности; - состояние и перспективы развития в Иркутской области благотворительности и меценатства; - состояние и перспективы развития в Иркутской области экспертного сообщества и экспертной деятельности; - состояние и перспективы развития в Иркутской области молодежных организаций, патриотического воспитания, институтов защиты прав ребенка.

Первый доклад за 2008 г. построен на глубоком социологическом анализе, выполнен научным языком, содержит в себе большой объем специальной информации, статистических и иных данных, характеризующих не только собственно гражданское общество, но и В«внешниеВ» условия его функционирования 2 . Поэтому он адресован скорее специалистам, должностным лицам органов публичной власти, руководителям общественных организаций и т. д. И это оправданно, поскольку его авторы ставили перед собой задачу сделать В«шаг вперед в осмыслении многих социальных проблем формирования и развития гражданского общества в Иркутской областиВ», предполагали, что созданный ими текст В«послужит широкой концептуальной основой для принятия целого ряда государственных решенийВ»3.

В отличие от этого, авторский коллектив настоящего Доклада поставил перед собой задачу максимально популяризовать проблематику функционирования и развития гражданского общества. Доклад адресован прежде всего населению, гражданам, жителям Иркутской области, а уже затем государственным и муниципальным депутатам и чиновникам. Основная идея Доклада заключается в том, чтобы любой человек, даже не занимающий на сегодня активной гражданской позиции, зайдя на сайт Общественной палаты Иркутской области, прочитал доклад с интересом и определил собственные приоритеты участия в общественной жизни своей В«малой РодиныВ». С расчетом на такого В«благодарногоВ», но не достаточно подготовленного читателя Доклад имеет две особенности: а) он сопровожден научно-популярными В«Очерком общей теории гражданского обществаВ» и В«Очерком истории гражданского общества в Восточной СибириВ» (соответственно приложения в„– 1 и 2 к Докладу); б) по соображениям В«читабельностиВ», упрощения восприятия основных данных доклада, В«рабочаяВ» часть исследований, описание выполненных авторами доклада работ и другая подобная информация вынесена в приложения. В основную часть Доклада по разделам включены лишь главные выводы и итоговые данные, характеризующие соответствующий сегмент, направление развития гражданского общества в Иркутской области, а также наиболее яркие и показательные примеры В«работыВ» отдельных региональных институтов гражданского общества, успешной реализации гражданских инициатив, проявлений гражданской активности.

Раздел 1. Общие сведения о структуре и состоянии гражданского общества в Иркутской области

Согласно предложенной авторами Доклада структуре гражданского общества (см. Приложение в„– 1), наиболее объемным и разнообразным по представительству сегментом гражданского общества является сектор НКО. У тех, кто знакомится с данной сферой, зачастую возникают вопросы по поводу соотношения понятий В«некоммерческая организацияВ» и В«общественная организация (объединение)В». Соответствующая справка дана в Приложении в„– 3.1.

Сравнение количества некоммерческих организаций и общественных объединений по данным за 2008 г. и 2010 г. дает следующую картину:

Год

Некоммерческие организации

Общественные организации (объединения)

Религиозные организации

2008

1319

2241

-

2010

1357

1753

282

Отклонение

+ 38

- 488

-

Понятно, что данные о количестве рассматриваемых элементов гражданского общества не являются константой.

Так, по сведениям Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Иркутской области, в 2010 г. на основании его решений Управлением Федеральной налоговой службы по Иркутской области были внесены в Единый государственный реестр юридических лиц сведения о создании 269 некоммерческих организаций, из них 119 общественных объединений, 8 религиозных организаций, 142 иных некоммерческих организаций.

Вместе с тем, на основании судебныхВ  решений в связи с неоднократным непредставлением информации о продолжении деятельности по искам Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Иркутской области, а также на основании решений Управления Федеральной налоговой службы по ИркутскойВ  области в соответствии с п. 2 ст. 21.1 Федерального закона от 08 августа 2001 г. в„– 129-ФЗ В«О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателейВ» за 2010 год исключены из единого государственного реестра юридических лиц 398 некоммерческих организаций, из них 290 общественных объединений, 1 религиозная организация, 107 иных некоммерческих организации6.

За 2010 год Управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Иркутской области по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 29 ФЗ В«Об общественных объединенияхВ», за непредставление в

Управление информации о продолжении деятельности, направлены в суды Иркутской области исковые заявления о прекращении деятельности в качестве юридических лиц в отношении 270 общественных объединений, в том числе 130 профессиональных союзов.

Кроме того, за указанный период Управлением по аналогичным основаниям, предусмотренным пунктом 10 статьи 32 ФЗ В«О некоммерческих организацияхВ», направлены в суды Иркутской области исковые заявления в отношении 82 некоммерческих организаций. С перечнем таких некоммерческих организаций, можно ознакомиться на официальном сайте Управления www.minjust-irk.ru в разделе В«отдел по делам некоммерческих организаций / контроль за деятельностью некоммерческих организаций / некоммерческие организации, в отношении которых в суды направлены исковые заявления о прекращении деятельности (ликвидации)В».

Следует отметить, что процесс регистрации новых и выведения из реестра не действующих организаций имеет большую динамику. Так, только за две недели, с 1 по 15 декабря 2010 г. 15 некоммерческих организаций исключены из ведомственного реестра. Однако за тот же период 11 НКО были внесены в Единый государственный реестр юридических лиц (см. Приложение в„– 3.2).

Поэтому наблюдающееся в приведенной выше таблице незначительное (+38) увеличение за отчетный период количества некоммерческих организаций не отражает реальной существенной динамики и находится в границах погрешности. Небольшой рост числа НКО можно объяснить повышением уровня правовой грамотности граждан, их заинтересованностью участвовать через соответствующие общественные структуры в конкурсах и грантах, проводимых органами государственной власти Иркутской области.

Таким образом, на территории Иркутской области ежегодно в среднем действует около 1300 некоммерческих организаций и около 280 религиозных организаций.

Что касается общественных организаций (объединений), то налицо реальное отклонение в отрицательную сторону. Причинами этого видятся два разнонаправленных момента: а) отрицательный момент: падает уровень заинтересованности граждан в образовании новых общественных организаций и поддержании В«жизниВ» в уже созданных организациях, т. е. отражается общая тенденция развития общественной апатии, неверия в эффективность В«формализованнойВ» общественной активности; б) положительный момент: сказываются совместные усилия органов юстиции и налоговых органов в наведении регистрационной дисциплины, из имеющихся учетов исключаются В«мертвыеВ», т. е. зарегистрированные, но фактически не действующие организации.

Можно утверждать, что на территории Иркутской области в настоящее время действует около 1700–1800 общественных организаций и объединений.

Суммарно получается 3280 НКО, общественных организаций и объединений и религиозных организаций (1300+280+1700). Это в целом соответствует данным аппарата Общественной палаты, полученным из разных источников: подразделений аппарата Губернатора и Правительства Иркутской области, местных администраций, непосредственно общественных организаций, и перепроверенным сотрудниками аппарата Общественной палаты путем непосредственных личных контактов с представителями организаций. По этим данным на 2009 г. в Иркутской области было зарегистрировано 3200 НКО и общественных объединений7.

Далее в докладе по разделам соответствующие цифры будут уточнены применительно к организациям, осуществляющим отдельные направления (виды) деятельности.

Для качественного анализа сектора НКО представляется методологически оправданным использовать два критерия: 1) разделение организаций в зависимости от организационных форм; 2) разделение организаций в зависимости от видов, направлений деятельности.

В зависимости от организационных форм можно выделить следующие виды НКО, зарегистрированные на территории Иркутской области: автономные НКО, ассоциации, клубы, партнерства, союзы, учреждения, фонды.

Виды общественных организаций по форме: автономии, ассоциации и союзы, клубы, комитеты, общества, партии, профсоюзы, торгово-промышленные палаты, федерации, фонды.

Общее количество действующих организаций по каждому из перечисленных видов приведены в Приложении в„– 3.3 к докладу. Там же приведены количественные показатели организаций по видам в зависимости от направлений деятельности: благотворительность, здравоохранение, культура и искусство, образование и наука, правозащитные, религиозные, спортивные, в сфере техники, экологические, в сфере экономики.

***

Помимо приведенного В«формальногоВ» деления сектора НКО, некоммерческие организации и общественные объединения можно разделить также по степени их активности, масштабности участия в жизни Приангарья. Зачастую потенциал общественной активности и результативности деятельности организаций, образующих гражданское общество Иркутской области, усиливается благодаря взаимодействию, сотрудничеству между собой, объединению усилий в достижении уставных целей и задач.

Так, например, значителен вклад в развитие экономического потенциала Иркутской области, подготовку научных кадров и обеспечение научных исследований различных сфер хозяйства Прибайкалья, происходящие в регионе процессы модернизации, двух тесно сотрудничающих между собой организаций: Иркутского отделения Вольного экономического общества и Союза научных и инженерных общественных объединений.

Иркутское отделение Вольного экономического общества (ИрО ВЭО) является региональным отделением общественной организации – Вольного Экономического Общества России, созданной в 1765 году. За 2006-2010 гг. члены ИрО ВЭО принимали активное участие в общественной жизни региона и в проведении научных исследований, направленных на модернизацию экономики региона по направлениям деятельности отделения. Главными направлениями деятельности ВЭО России являются теоретические разработки различных аспектов экономической реформы, разработка альтернативных проектов законодательных и нормативных актов, оказание помощи регионам страны в условиях перехода к рыночным отношениям, повышение уровня экономических знаний населения. ВЭО России проводит крупные исследования, участвует в международных форумах и конференциях. В 2006–2010 гг. на базе ГОУ ВПО В«Байкальский государственный университет экономики и праваВ» было проведено более 80 научно-практических конференций, в том числе 23 международных с изданием сборников научных трудов. ВЭО России, как и дореволюционное Императорское общество, ведет активную издательскую деятельность.

Более подробная информация о деятельности ИрО ВЭО, данные о проведенных и планируемых мероприятиях, об участии в мероприятиях всероссийского уровня, о выпускаемых периодических изданиях, о грантовых программах, осуществляемых в сотрудничестве с международными организациями, о деловых контактах организации и др., а также информация о мероприятиях, проведенных в 2010 г. Союзом научных и инженерных общественных объединений при участии ИрО ВЭО, представлена в Приложении в„– 3.4. к докладу.

В отчетный период продолжали оставаться традиционно сильными позиции целого ряда некоммерческих организаций и общественных объединений: Байкальского регионального союза женщин В«АнгараВ», Общественной организации В«Байкальская экологическая волнаВ», Иркутской региональной бурятской национально-культурной автономии В«ИркутВ» и др. Подробно история создания и характер деятельности этих организаций описаны в Первом докладе за 2008 г.8, а также далее в настоящем докладе по разделам (в зависимости от направления деятельности).

Продолжают действовать В«нестандартныеВ» общественные организации, не характерные для других регионов России. Среди них, например, выделяется Иркутский общественный благотворительный Фонд Тихомировых по реабилитации детей-инвалидов с помощью верховой езды. Фонд активно использует иппотерапию для детей с ограниченными возможностями, регулярно проводит открытые клубные соревнования по конкуру и выездке, соревнования по верховой езде среди детей г. Иркутска и

Иркутского района В«Первые стартыВ». Организует показательные выступления спортсменов Фонда на конноспортивных праздниках. Представители Фонда приняли участие во Всероссийских соревнованиях по конкуру В«Кубок клубов РоссииВ», в Чемпионате России по параолимпийской выездке. Тренерами высшей категории, в том числе и зарубежными мастерами, регулярно проводятся мастер–классы по выездке. Для жителей Иркутского района и г. Иркутска проводятся снискавшие популярность фольклорные праздники В«День почитания лошадиВ». Опыт работы Фонда стал учебой площадкой для многих российских и областных конноспортивных клубов.

Традиционной активностью, массовостью и огромным вкладом в общественную жизнь Приангарья характеризуются различные женские организации. Подробная информация о вкладе женских организаций и инициативных групп в общественную жизнь и в развитие Иркутской области приведена в Приложении 3.5, Справка об Общественной организации В«Иркутский областной совет женщинВ» в Приложении 3.6.

Развитию гражданского общества в Прибайкалье, повышению гражданской активности способствует деятельность Общественной палаты

Иркутской области, в частности, ее Комиссии по вопросам развития гражданского общества (председатель Широбокова А.А.). Комиссией были проведены выездные заседания по вопросам развития гражданского общества в гг. Саянск и Ангарск, п. Куйтун, организованы тренинги и консультации по социальному проектированию, социальному партнерству, осуществлены мероприятия, в ходе которых выявлялись современные формы и лучшие практики участия граждан в развитии своих территорий. Принимаются меры к тиражированиюВ  этих практик, ведется соответствующая работа с муниципальными органами. Распространяется среди заинтересованных субъектов изданная на магнитном носителе база данных по лучшим социальным, гражданским практикам.

***

Качественная характеристика сектора НКО Иркутской области может быть дополнена также информацией, содержащейся в инициированных рабочей группой по составлению настоящего Доклада сообщениях некоторых органов государственной власти Иркутской области и региональных подразделений федеральных органов государственной власти (МВД, ФСИН и др.) об общественных организациях, с которыми они традиционно активно контактируют по роду своей деятельности. В«ПризнаниеВ» со стороны властных структур является важной характеристикой, свидетельствующей, во-первых, о реальном и стабильном функционировании соответствующего института гражданского общества, а во-вторых, об его потенциальной эффективности в контексте взаимодействия с властями (если речь не идет, естественно, о В«декоративныхВ», инспирированных властью в популистских целях общественных структурах).

Например, по сообщению министра жилищной политики, энергетики, транспорта и связи Иркутской области, основным партнером министерства со стороны гражданского общества является некоммерческое Партнерство управляющих многоквартирными домами Иркутской области В«Содружество жилищно-коммунального хозяйстваВ».

Из Министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области поступил список из 20 наиболее активных общественных организаций (движений) и фондов, сотрудничающих с министерством в сфере экологии, а также список 22 подразделений Иркутской областной организации охотников и рыболовов, сотрудничающих со Службой по охране и использованию животного мира Иркутской области в сфере экологии.

По данным Управления Губернатора Иркутской области и Правительства Иркутской области по связям с общественностью и национальным отношениям, наиболее активное и действенное сотрудничество данный орган государственной власти Иркутской области осуществляет с 31 общественной организацией самой разной направленности.

Следует отметить, что названное Управление в частности, и Правительство Иркутской области вообще проводит целенаправленную работу с НКО и общественными организациями (см. далее по разделам).

В целях выяснения общественного мнения и получения общественной поддержки при принятии политических решений регионального уровня, координации диалога власти и общественности, осознания и решения насущных проблем конкретных институтов гражданского общества, губернатор Иркутской области Д.Ф. Мезенцев регулярно проводит встречи с представителями различных общественных формирований. Например: - 1 марта 2011 г. Губернатор – Председатель Правительства Иркутской области Дмитрий Мезенцев встретился с участницами областного форума сельских женщин В«Сельская семья: традиции и современностьВ». Мероприятие организовано Иркутской областной организацией В«Российского Союза сельских женщинВ» при поддержке Правительства Иркутской области, Законодательного Собрания Приангарья, Иркутского регионального отделения Всероссийской политической партии В«Единая РоссияВ», Общественной палаты региона. - 2 марта 2011 г. Губернатор – Председатель Правительства Иркутской области Дмитрий Мезенцев встретился с председателем Иркутского областного совета ветеранов войны, труда, Вооружённых сил и правоохранительных органов Валерием Игнатовым. На встрече обсуждались вопросы поддержки ветеранских организаций на территории региона. Валерий Игнатов сообщил, что одной из проблем для ветеранов в 2011 году стал рост тарифов на коммунальные услуги. - 7 апреля 2011 г. Губернатор провел заседание совета клуба молодых лидеров – молодежного В«Байкальского клубаВ». На встрече обсуждались составные части программы В«Территория без наркотиковВ», которую планируется реализовать в высших учебных заведениях Приангарья. - 22 апреля 2011 г. Глава региона встретился с представителями некоммерческих объединений предпринимателей Приангарья, с которыми обсудил вопросы развития малого и среднего предпринимательства. - 26 апреля 2011 г. Губернатор провел встречу c активом Иркутского областного объединения организаций профсоюзов во главе с председателем организации Александром Оболкиным. - 05 мая 2011 г. Дмитрий Мезенцев встретился с участниками поискового отряда В«БайкалВ» учреждений начального профессионального образования Иркутской области. Глава региона поприсутствовал на творческом отчете о деятельности отряда, пообщался с ребятами в неформальной обстановке.

- 13 мая 2011 г. Губернатор – Председатель Правительства Иркутской области Дмитрий Мезенцев встретился с кандидатами в молодежное правительство региона и членами В«Байкальского молодежного клубаВ»9.

Ежемесячно Губернатор Иркутской области проводит по нескольку таких встреч, безусловно важных для развития гражданского общества в регионе, для обеспечения диалога и взаимопонимания власти и общества, выработки стратегии и тактики социального взаимодействия.

Общий обзор данных о взаимодействии с общественными организациями, полученных из органов государственной власти, приведен в Приложении в„– 3.7. к докладу.

Со стороны гражданского общества в качестве координирующего центра взаимодействия власти, бизнеса и общества выступает Объединенный совет общественных и некоммерческих организаций г. Иркутска и Иркутской области (Совет НКО), созданный в 1996 г. Главной целью Совета является объединение усилий НКО по решению текущих вопросов развития некоммерческого сектора, представление интересов некоммерческих организаций в отношениях с государственной и муниципальной властью. Деятельность Совета НКО в отчетный период отличалась заметной активностью, в его мероприятиях принимают участие представители Правительства Иркутской области и администрации города Иркутска, аппарата Законодательного Собрания Иркутской области, депутаты Иркутской городской Думы, члены общественных палат Иркутской области и г. Иркутска.

***

Важнейшим показателем реальной активности и эффективности деятельности различных организаций – элементов гражданского общества, является оценка со стороны граждан – жителей Иркутской области. С целью выяснения самоидентификации населения в деле участия в общественной жизни региона рабочей группой авторов-составителей настоящего доклада был осуществлен социологический опрос среди населения г. Иркутска, г. Саянска, г. Усть-Кута, г. Зимы, г. Ангарска, г. Байкальска, г. УсольеСибирское, г. Бодайбо, г. Шелехова, п. Мегет, п. Усть-Ордынского, п. Магистрального, а также поселков, расположенных на территории Иркутского района. Авторы исследования не ставили перед собой цели всеобъемлющей репрезентативности, конкретные целевые группы респондентов не выделялись, опрос осуществлялся В«сплошнымВ» методом на улицах, а также в ходе посещений по месту жительства и работы респондентов, были выделены лишь возрастные группы. Общее число опрошенных – 717 чел. Из них: до 20 лет – 127 чел. (все – студенты вузов г. Иркутска, представляющие разные районы Иркутской области); от 20 до 30 лет – 254 чел.; от 30 до 45 лет – 182 чел.; от 45 до 60 лет – 98 чел.; более 60 лет – 56 чел. Каждому из респондентов в опросном листе было предложено сообщить – в каких общественных объединениях, НКО (по направлениям деятельности) он состоит. При этом допускалось, что один человек может являться членом сразу нескольких организаций. Помимо участия в общественных организациях, выяснялись так же иные вопросы, свидетельствующие о степени общественной активности, а также о влиянии тех или иных сегментов гражданского общества (в том числе церкви в самом широком смысле): а) участие в деятельности политических партий; б) участие в выборах; в) отношение к религии, посещение храма, общение со священнослужителем по вопросам веры.

На вопрос об участии в деятельности общественных организаций положительно ответили респонденты: в возрасте до 20 лет – 55,75 %, до 30 лет – 27 %, до 45 лет – 51,4 %, до 60 лет – 46,1 %, свыше 60 лет – 61,4 %.

Таким образом, в среднем лишь половина респондентов участвует в деятельности той или иной организации. Обращает на себя внимание малая степень участия в деятельности общественных организаций молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет (и это при том, что группа опрошенных данного возраста была наиболее многочисленной). Этот факт объективно объясняется тем, что в данном возрасте человек начинает профессиональную деятельность, устремлен в вопросах служебной карьеры, вынужден решать непростые вопросы самостоятельного обеспечения материальных потребностей недавно созданной семьи, занят воспитанием малолетних детей. Поэтому молодым людям из данной группы зачастую элементарно не хватает времени на гражданскую активность, на участие в общественных начинаниях. Однако присутствует и характерный для целого поколения субъективный фактор в виде социальной апатии, неверия в эффективность диалога общества с властью через организованные формы социальной активности, преобладания индивидуалистических настроений. Впрочем, приведенные оценки, естественно, имеют достаточно относительный характер. Многие молодые жители Прибайкалья в возрасте 20-30 лет, уже создавшие семью и занятые на сложной работе, тем не менее находят время для проявления активной гражданской позиции, являются лидерами либо постоянными участниками мероприятий природоохранных, патриотических, благотворительных, антинаркотических и других организаций.

С точки зрения характера деятельности организаций, результаты опроса показывают, что первую позицию занимают профсоюзы и другие профессиональные организации. Можно также отметить тенденцию к росту членства в спортивных организациях в группах молодых людей и людей среднего возраста.

Важным показателем общественной активности является участие граждан в решении местных дел, в первую очередь в муниципальных выборах, а также в работе территориального общественного самоуправления (ТОС). По результатам опроса, принимают участие в выборах в местные органы власти респонденты: в возрасте до 20 лет – 42,75 %, до 30 лет – 49 %, до 45 лет – 58,1 %, до 60 лет – 25,1 %, свыше 60 лет – 78,1 %. Опрос показал, что ТОС на территории области пока не получило сколько-нибудь серьезного развития, об участии в его работе в разных возрастных группах заявило от 1,9 до 12, 3 %. При этом личные беседы организаторов опроса с респондентами показали, что далеко не все из них хорошо осведомлены о том, что такое ТОС, и зачастую путают его с иными формами местных В«бытовыхВ» объединений (ТСЖ и др.). Вопрос о местном самоуправлении, в том числе территориальном общественном самоуправлении, как сегменте иркутского областного гражданского общества, будет рассмотрен в разделе 4. В целом приведенные цифры соответствуют данным рабочей группы, исследовавшей проблемы развития гражданского общества в малых городах и сельской местности (см. раздел 4).

Сводные данные по опросу приведены в Приложении в„– 3.8. к докладу.

***

Вопрос о местном самоуправлении, в том числе территориальном общественном самоуправлении, как сегменте иркутского областного гражданского общества, будет рассмотрен в разделе 4, посвященном состоянию и перспективам развития гражданского общества в малых городах и в сельской местности.

***

5 апреля 2010 года Президент Российской Федерации подписал Федеральный закон в„– 40 ‑ ФЗ В«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу поддержки социально ориентированных некоммерческих организацийВ» 10 . Одной из важных новелл принятого закона является положение о разработке федеральной программы поддержки социально ориентированных НКО, на реализацию которой в федеральном бюджете 2011 года заложено 900 млн. рублей. Данная федеральная программа способна одновременно решить две важнейшие задачи. Во-первых, обеспечить формирование экономических предпосылок развития НКО, предусматривая не только рост прямого государственного финансирования их деятельности, но и формирование необходимых условий для ускоренного развития сектора. Это расширение возможностей привлечения НКО труда добровольцев, благотворительных пожертвований, обеспечение доступа НКО к государственному бюджетному финансированию социальных программ, которые сейчас практически в полном объеме достаются бюджетным учреждениям. Во-вторых, использование потенциала НКО в решении социальных проблем, которые до сих пор недостаточно эффективно решались вследствие недоиспользования потенциала организаций некоммерческого сектора.

В то же время закон, – указывается в Докладе Общественной палаты Российской Федерации за 2010 г. – разочаровал тех представителей гражданского общества, которые ожидали для социально ориентированных НКО благоприятных условий деятельности, характерных для стран с развитым третьим сектором. Российским социально ориентированным НКО новый статус пока ничего не дает в практическом смысле. К тому же чуть ли не любая некоммерческая организация сегодня может объявить себя социально ориентированной. Закон рамочный и пока практически нигде не применяется. Более того, в регионах, а также у представителей разных министерств и ведомств и внутри третьего сектора нет единого понимания положений закона, он нуждается в дополнительном разъяснении со стороны органа исполнительной власти, ответственного за его реализацию11.

В 2010 году был принят Закон В«О внесении изменений в Федеральный закон В«О благотворительной деятельности и благотворительных организацияхВ» и в Федеральный закон В«О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования и территориальные фонды обязательного медицинского страхования. Также подготовлен, внесен Правительством Российской Федерации в Государственную Думу и принят в первом чтении ряд законопроектов, направленных на совершенствование налогообложения некоммерческих организаций и благотворительной деятельности, регулирования деятельности благотворительных организаций, целевого капитала некоммерческих организаций и регулирования социальной рекламы. По данным Общественной палаты Российской Федерации, это законопроекты: - В«О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части совершенствования налогообложения некоммерческих организаций и благотворительной деятельностиВ»; -В«О внесении изменений в Федеральный закон В«О рекламеВ»; - В«О внесении изменений в Федеральный закон В«О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организацийВ» и в часть вторую Налогового кодекса Российской ФедерацииВ».

Принятый закон и указанные законопроекты предусматривают, в частности, реализацию следующих приоритетных мер: - установление равных условий для негосударственных некоммерческих организаций и государственных и муниципальных учреждений, распространяющие на НКО освобождение от уплаты налога на добавленную стоимость в отношении отдельных социально значимых услуг; - освобождение от уплаты налога на доходы физических лиц получателей благотворительных пожертвований на оплату услуг по лечению, доходов, получаемых детьми, оставшимися без попечения родителей, компенсаций, получаемых добровольцами в виде обеспечения питанием, проживанием и оплаты стоимости проезда к месту осуществления благотворительной деятельности и обратно; - предоставление социального налогового вычета налогу на доходы физических лиц в отношении доходов, перечисляемых в виде пожертвований благотворительным и религиозным организациям, а также некоммерческим организациям в области образования, здравоохранения, социальной поддержки населения, физической культуры и спорта; - расширение перечня целей благотворительной деятельности, в число которых вошли, в частности, осуществление на безвозмездной основе деятельности в сферах образования, науки, культуры, искусства, просвещения, духовного развития личности, охраны здоровья граждан, пропаганды здорового образа жизни, улучшения морально-психологического состояния граждан, физической культуры и массового спорта, изготовления и распространения социальной рекламы; - закрепление возможности упоминания в социальной рекламе о социально ориентированных некоммерческих организациях в случаях, если содержание социальной рекламы непосредственно связано с описанием деятельности таких некоммерческих организаций, направленной на достижение благотворительных и иных общественно полезных целей, а также о физических лицах, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и нуждающихся в лечении, в случае размещения социальной рекламы с целью оказания им благотворительной помощи; - предоставление возможности пополнять целевой капитал некоммерческих организаций за счет ценных бумаг и недвижимого имущества, а также права формирования целевого капитала и использования дохода от целевого капитала в сфере охраны окружающей среды.

В то же время, как отмечают аналитики Общественной палаты Российской Федерации, ряд важных направлений оптимизации налогообложения НКО и благотворительной деятельности, например, льготы для жертвователей – юридических лиц, согласовать пока не удалось. Попрежнему сохраняется проблема невключения многих доноров в перечень международных организаций, гранты которых в целях налогообложения не учитываются в доходах получателей грантов. За весь год по решению Правительства Российской Федерации в него включена лишь одна дополнительная организация – Межгосударственный фонд гуманитарного сотрудничества государств – участников СНГ12.

Развитие положений законодательства о социально-ориентированных организациях необходимо и в нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации. Адекватная работа в этом направлении в Иркутской области будет являться важным элементом создания юридических условий для развития регионального гражданского общества.

***

Картина гражданского общества Иркутской области была бы неполной, если ограничиться только лишь формализованными проявлениями гражданской активности, различными формами и видами НКО и общественных объединений. Как представляется, всевозможные В«стихийныеВ» проявления гражданской активности характеризуют состояние областного сообщества в не меньшей степени ярко.

Следует отметить, что в целом ряде случаев новые институты гражданского общества возникают как ответ на вызовы современной жизни, в режиме стихийного В«замещенияВ» тех государственно-властных и муниципальных институтов, которые по той или иной причине В«не срабатываютВ» с должной эффективностью. Так, в Докладе Общественной Палаты Российской Федерации за 2010 г. правильно подчеркивается, что В«Заметное повышение волонтерской активности в 2010 году стало реакцией на неэффективность государственной машины прежде всего на региональном уровне. Сетевые информационные технологии позволили волонтерам (в первую очередь молодежи) быстро организоваться и принять участие в выявлении и тушении пожаров, сборе и распределении помощи пострадавшим, организовать локальное противодействие бездействию чиновниковВ».

Очень показателен в этом отношении пример возникновения в 2011 г. в иркутском Академгородке народной дружины по охране общественного порядка. Весь первый квартал 2011 г. этот тихий и интеллигентный микрорайон г. Иркутска жил в страхе, поскольку в его границах был совершен ряд жутких в своей жестокости насильственных преступлений, повлекших человеческие жертвы. По обстоятельствам возбужденных уголовных дел можно было предположить, что в микрорайоне действует убийца-маньяк, либо группа преступников, которых местные жители окрестили В«бандой молоточниковВ» (по орудию совершения преступлений). Местные молодые мужчины не остались в стороне и сформировали в порядке В«самообороныВ» народную дружину, которая во взаимодействии с органами милиции (полиции) стала патрулировать группами по 5 человек территорию микрорайона. В апреле 2011 г. преступники, которыми оказались два молодых подонка, были выявлены и задержаны. И хотя народная дружина к их задержанию прямого отношения не имела, однако за эти месяцы был получен заметный положительный эффект: существенно уменьшился уровень уличной преступности в микрорайоне, был пресечен ряд правонарушений. Однако самым главным эффектом, пожалуй, стало ощущение защищенности местных жителей и чувство сопричастности к общему важному делу у добровольцев, ощущение собственной ответственности за состояние дел на своей В«малой РодинеВ». Поэтому после раскрытия преступления и поимки преступников дружина не распалась, но продолжает патрулировать улицы, дворы и скверы микрорайона, а ее положительный опыт органы охраны правопорядка пытаются распространитьВ  повсеместно. Думается, несмотря на кардинальные изменения политической и социальной систем, существенную смену нравственных акцентов, общественных устоев, положительные плоды в данном случае может принести тщательное изучение опыта некогда активных и реально полезных в Советском Союзе (хотя и несколько заформализованных) добровольных народных дружин (ДНД) и оперативных комсомольских отрядов дружинников (ОКОД). И, конечно, необходимо создать правовые условия для функционирования подобных общественных структур. По понятным причинам их деятельность должна находиться сугубо в правовом поле. В настоящее время имеющееся правовое регулирование их функционирования явно недостаточно. Понимание этого есть, в начале 2008 г. Законодательным Собранием Иркутской области даже был проведен среди студенческих команд вузов города конкурс на лучший проект областного закона об участии общественности в охране общественного порядка, однако соответствующий нормативный правовой акт, к сожалению, на момент составления доклада не принят.

Похожий положительный пример имеет место в пос. Тельма Усольского района Иркутской области, где сформировалась народная дружина из числа сотрудников мэрии, местных депутатов, учителей, родителей – всего более 30 человек. Приоритетным направлением ее деятельности является профилактика детской безнадзорности, правонарушений со стороны несовершеннолетних и правонарушений в отношении них14.

Раздел 2. Национальная структура гражданского общества в Иркутской области, проблемы этнической самоидентификации и активности граждан

Иркутская область является многонациональным, поликонфессиональным субъектом Российской Федерации. На территории Иркутской области проживают представители 132 национальностей, среди которых русские и буряты, белорусы и украинцы, тофалары и эвенки, китайцы и корейцы, армяне и азербайджанцы, таджики и киргизы, поляки и греки и др.

Нормативно-правовой основой осуществления на территории Иркутской области национальной политики являются Конституция Российской Федерации, Концепция государственной национальной политики

В регионе в целом сохраняется уникальное единство и многообразие, духовная общность и союз различных этнических сообществ. Не возникает масштабных конфликтов на почве межэтнической розни. Националистические проявления имеют единичный, не организованный и не масштабный характер. Так, на момент составления доклада в стадии судебного рассмотрения находится уголовное дело в отношении группы из четверых молодых людей, обвиняемых в избиениях лиц В«неславянскойВ» национальности, а также представителей других неформальных молодежных формирований. Лидер данной группы скинхедов 21-летний Е.П. достаточно известен в определенных кругах и среди сотрудников правоохранительных органов под кличкой Бумер. Большой общественный резонанс вызвало также нападение группы молодых людей на экологический лагерь под Ангарском, так же имевшее некоторый В«националистическийВ» оттенок (впрочем, там агрессия скинхедов была направлена скорее не на представителей других национальностей, а на представителей других неформальных объединений). Тем не менее, несмотря на подобные примеры, говорить о системном характере националистических течений в Иркутской области, в отличие от западных регионов России, не приходится.

В числе проблемных аспектов продолжает оставаться вопрос о трудовых мигрантах, в том числе пребывающих на территории Иркутской области с нарушением существующих правил, их правовой легализации и социальной адаптации, защите их прав и свобод. Одной из возможных угроз в будущем может стать конфликт между местными жителями и трудовыми мигрантами, развивающийся на фоне роста безработицы.

Для поддержания в Иркутской области благоприятной обстановки в части межнациональных отношений, защиты интересов различных этносов, сохранения и развития национальных культур, необходимы усилия как стороны органов государственной и муниципальной власти, так и со стороны институтов гражданского общества.

Среди действующих в области общественных объединений выделяются национально-культурные автономии – общества, выражающие интересы представителей той или иной национальности, проживающих на территории г. Иркутска и Иркутской области.

Деятельность национально-культурных автономий представляет собой одну из форм этнической самоидентификации и активности граждан.

Следует отметить, что за последнее десятилетие в Иркутской области, как и в России в целом, активизировался рост национального самосознания граждан, что, в свою очередь, обусловило актуализацию их этнокультурных потребностей по сохранению самобытности, развитию языка, образования, национальной культуры, традиций и обычаев. Наличие мест компактного проживания представителей определенных этнических общностей создает необходимые условия для функционирования устойчивых структур национальных общественных объединений. В соответствии с конституционным правом на многовариантность форм национальнокультурного самоопределения народов в Российской Федерации в Иркутской области действует более 80 национальных общественных объединений, в том числе двадцать две национально-культурные автономии. Их перечень см. в Приложении 4.1. к Докладу.

Выше приведены официальные данные о регистрации именно этой организационно-правовой формы – национально-культурных автономий – по состоянию на 1 июля 2010 г. Понятно, что эти цифры в полном объеме не отражают всей картины национальной активности представителей всех этносов, населяющих Иркутскую область. Возможно, какие-то национальнокультурныеВ  автономииВ  на момент получения данных для доклада находились в состоянии регистрации либо перерегистрации. Имеются в Иркутске региональные подразделения общероссийских национальных обществ. Какие-то национальные сегменты восточно-сибирского гражданского сообщества предпочли иные организационные формы. Известны своей неизменной активностью, например, Украинский культурный центр В«ДнiпроВ», Польское общество В«ОгнивоВ», Товарищество белорусской культуры им. Яна Черского и многие, многие другие.

Наряду с органами власти и управления, в реализации государственной и региональной национальной политики участвуют национальные общественные объединения, представляющие интересы граждан, относящих себя к определенным этническим общностям на территории Иркутской области. Данные структуры являются неотъемлемым составным компонентом системы гражданского общества в Российской Федерации, способствующим реализации инициативы и самодеятельности граждан в решении вопросов этнокультурного развития населения, а также укреплению самоуправленческих тенденций в общественной жизни региона.

В соответствии с Постановлением Правительства Иркутской области в„– 61-пп от 12 марта 2009 г. при Правительстве Иркутской области создан Совет по делам национально-культурных автономий.

Как уже отмечалось, в целом межнациональные отношения на территории Иркутской области можно охарактеризовать как относительно стабильные. Благодаря конструктивной совместной деятельности органов государственной власти, местного самоуправления, правоохранительных органов и национальных общественных объединений удается избежать серьезных конфликтных ситуаций на этнической основе. В фундаменте данного взаимодействия лежит уважение к истории, традициям, культуре, вероисповеданию, языку и национальному достоинству всех жителей Иркутской области независимо от их принадлежности к той или иной этнической общности. Однако современное социально-экономическое состояние Иркутской области, плохие условия жизни части населения, достаточно высокий уровень безработицы, наличие неразрешенных проблем в ходе осуществления государственной национальной политики негативно отражаются на развитии процессов межнационального взаимодействия, политизируя в некоторых случаях отдельные конфликтные проявления.

Непосредственное влияние на межнациональные отношения оказывает объективное стремление представителей различных этнических общностей, особенно в местах их компактного проживания, к наиболее полной социокультурной самоидентификации, сохранению и развитию самобытности языка, культуры, традиций, менталитета при одновременном процессе межкультурной интеграции, формировании общих духовно-нравственных ценностей.

Очевидно, что одним из оснований обеспечения региональной безопасности и комфортности проживания разных этносов на территории

Иркутской области должен служить вышеназванный Федеральный закон В«О национально-культурной автономииВ». Однако отдельные нормы в его действующей редакции в ходе их практической апробации в условиях Иркутской области достойны критики.

В частности, упомянутый закон закрепляет права национальнокультурных автономий на получение основного общего образования на национальном (родном) языке и на выбор языка воспитания и обучения, на сохранение и развитие национальной культуры. Однако такими правами обладает и любая другая этническая общественная организация, созданная и действующая согласно Федеральному закону В«Об общественных объединенияхВ». Таким образом, национально-культурным автономиям какиелибо преимущества в этом отношении рассматриваемым законом не предусмотрены.В  Иными словами, мы можем говорить о том, что национально-культурным автономиям придан статус В«обычныхВ» общественной организации, что значительно снижает их организационноправовые возможности.

По мнению экспертов – представителей национальных культурных автономий, на сегодня отсутствует отлаженный юридический и властноорганизационный механизм реализации положений Федерального закона В«О национально-культурной автономииВ», нет надлежащего подзаконного нормативно-правового сопровождения. По этой причине потенциал национальных общественных образований, входящих в структуру регионального гражданского общества, в полной мере не используется. Соответственно, не достигаются те задачи, которые перед ними стоят.

Например, число школ, где изучается родной язык национальных меньшинств как школьный предмет, и, соответственно, количество учащихся, охваченных обучением родному языку, в области неуклонно сокращается. Вместе с тем, практика показывает, что создание классов, учебных групп, образовательных учреждений с обучением на русском языке и изучением родного языка как школьного предмета. являются наиболее жизнеспособными и перспективными формами сохранения языка. Ситуация в Иркутской области в этом вопросе требует серьезного осмысления и коррективов совместными усилиями государственных органов и национальной общественности.

Как и в случаях с другими сегментами гражданского общества, эффективное и стабильное функционирование национальных общественных организаций во многом зависит от надлежащего финансирования. На сегодня финансовая поддержка, которую получают национально-культурные автономии от органов государственной власти и местного самоуправления, носит скорее характер фрагментарных В«актов доброй волиВ», зависящих от усмотрения того или иного конкретного чиновника, нежели юридической обязанности, и имеет минимальный размер.

Следует отметить, что Федеральный закон В«О национально-культурной автономииВ» дает национально-культурным автономиям возможности привлекать в целях решения своих уставных задач, кроме бюджетных средств, иные источники финансирования. В законе сказано, что финансирование деятельности, связанной с реализацией прав национальнокультурных автономий, осуществляется за счет средств национальнокультурных автономий, их учреждений и организаций, частных лиц, а уже затем за счет бюджетов трех уровней. При этом из действующей редакции закона выпало важное, как представляется,В  положение о том, что поступление средств из внебюджетных источников не является основанием для сокращения бюджетных ассигнований, направляемых на национальнокультурное развитие. Вместе с тем, большую роль во взаимопонимании и взаимопроникновении культур различных этносов играют масштабные, достаточно затратные мероприятия национально-культурных автономий, финансируемые из бюджета. Поэтому в условиях Иркутской области следует опасаться того, что уменьшение бюджетного финансирования, если оно произойдет, приведёт к свёртыванию деятельности (по активности, охвату населения и территории) большинства национально-культурных объединений области, что может привести к утрате достигнутых позиций в области национальных отношений и обострить негативные тенденции. Одновременно самим организаторам национально-культурных автономий нужно отказаться от патерналистских, иждивенческих настроений, активнее вести работу по привлечению внебюджетных средств в соответствии с действующим законодательством. По мнению экспертов, не все национально-культурной автономии успешно адаптировались к условиям рыночной экономики. Они трудно и медленно становятся в материальном отношении самодостаточными. Возможно, в данном случае есть необходимость рассмотреть вопрос о дополнительной организационной поддержке государства (подобной той, которая оказывается малому и среднему бизнесу).

В связи со сказанным следует вновь вернуться к отмеченному в Первом докладе за 2008 год негативному факту ликвидации существовавшего в г. Иркутске на протяжении 30 лет Дома Дружбы народов, служившего важной площадкой проведения национальной политики. К сожалению, в отчетный период вопрос о снабжении общественных организаций в г. Иркутске и на территории Иркутской области помещениями для осуществления своей уставной деятельности, в том числе и в первую очередь национальных организаций, продолжает оставаться сложно решаемым. Органы публичной власти, отдельные должностные лица, в чью компетенцию входит решение данного вопроса, зачастую игнорирует тот факт, что, в силу рода своей деятельности, далеко не каждая общественная организация может В«позволить себеВ» аренду качественного помещения. В результате не достаточно обеспеченные в материальном плане организации зачастую оказываются В«на улицеВ», в том числе и в буквальном смысле этого слова. Как представляется, требования социального партнерства предполагают большую активность и последовательность в решении данного вопроса со стороны органов государственной и муниципальной власти.

Важным элементом механизма реализации положений Федерального закона В«О национально-культурной автономииВ» призвано стать такое звено, как совещательные органы, координирующие взаимодействие органов власти с национально-культурными автономиями, иными общественными объединениями, представляющими интересы этнических общностей, органами местного самоуправления муниципальных образований, средствами массовой информации.

В Иркутской области таким органом является Совет по делам национально-культурных автономий при Правительстве Иркутской области .

Администрация Иркутской области проводит активную работу и оказывает содействие становлению этнокультурной карты области. Причем данная деятельность ведется в тесной связи с конфессиональными вопросами.

Значительную активность в данном вопросе проявляет и Общественная палата Иркутской области, имеющая в своей структуре Комиссию по вопросам национальных отношений, культуры и свободе совести (председатель комиссии – И.Л. Адилханян). Например, 7 февраля 2010 г. указанной комиссией Общественной палаты Иркутской области было проведено расширенное заседание, которое стало В«выезднымВ» и прошло в В«Доме еврейскойВ  общиныВ». На этом заседании присутствовали представители разных конфессий, национальных культурных автономий и культурных центров, а также представители Управления Губернатора Иркутской области и Правительства Иркутской области, всего более 50 человек. Главный раввин Иркутска и Иркутской области Арон Вагнер рассказал об опыте иудейской религии в укреплении межконфессиональных отношений. Главный советник отдела этноконфессиональных отношений Управления Губернатора Иркутской области и Правительства Иркутской области по связям с общественностью и национальным отношениям А. Мишин рассказал о роли религиозных объединений в формировании гражданского общества. Представитель иудейской религии в Общественной палате Иркутской области Я. Эйдельман прочел доклад о работе еврейской общины по укреплению межнациональных отношений. 26 октября 2010 г. в Иркутской соборной мечети состоялось расширенное заседание той же комиссии вопросам национальных отношений, культуры и свободе совести Общественной палаты Иркутской области на тему В«Об опыте исламской религии в укреплении межнациональных отношенийВ». Цель мероприятия: изучение истории, культуры, традиций и обмен опытом в сфере укрепления межнациональных и межконфессиональных отношений. В заседании приняли участие представители Байкальского муфтията, национально-культурных автономий, религиозных организаций Иркутской области, а также различных конфессий (православие, иудаизм, католичество, буддизм, лютеранство).

Немало важных и полезных мероприятий осуществляется и самими национальными объединениями.

Нередко национальный колорит придается и общероссийским праздникам. Так, 25 апреля 2010 г. в еврейской общине г. Иркутска прошел праздник, посвященный 65-летию победы над фашизмом. Зал был заполнен ветеранами ВОВ, тружениками тыла, прихожанами среднего возраста и совсем-совсем молодыми людьми, детьми. Началось торжественное мероприятие с исполнения духовым оркестром из школы-интерната с углубленным изучением музыки попурри на песни военных лет. Главный раввин Иркутска и Иркутской Области Арон Вагнер прочитал Поминальную молитву в память тех, кто погиб на фронтах, скончался от ран после войны и тех, кто умер совсем недавно. Со словами поздравления к ветеранам обратились представители Правительства и Законодательного Собрания Иркутской области, администрации г. Иркутска, Иркутского областного военкомата, Общественной палаты Иркутской области. Был организован праздничный концерт.

Однако ценность национальных культурных автономий и других национальных формирований, действующих на территории Иркутской области и выступающих В«национальнымВ» сегментом ее гражданского общества, заключается не только и не столько в проведении подобных массовых и В«парадныхВ» мероприятий, а в перманентной скрупулезной работе по отстаиванию насущных интересов представителей В«своегоВ» этноса, собиранию и сбережению крупиц национальной культуры, в повседневной информационной, просветительской и организаторской деятельности. И в этой своей работе национальные организации требуют и заслуживают поддержки со стороны власти и бизнеса.

Важнейшее значение государственно-частного партнерства, взаимодействия общества, власти и бизнеса, наиболее ярко проявляется именно в сфере национальной политики, межэтнических отношений, сохранения и развития национальных культур в условиях многонационального и поликонфессионального региона. С удовлетворением и осторожным оптимизмом можно констатировать, что в отчетный период в данном направлении многое удалось сделать, усилия органов государственной власти Иркутской области и органов местного самоуправления находящихся на территории Иркутской области муниципальных образований в целом адекватны текущей ситуации и национальным интересам народностей, проживающих в области. В качестве положительного примера можно привести деятельность Областного государственного учреждения В«Центр сохранения и развития бурятского этносаВ», играющего значительную роль в становлении национальной компоненты иркутского областного гражданского общества (см. Приложение 4.1).

Раздел 3. Природоохранные организации в структуре гражданского общества в Иркутской области и проблемы экологической активности граждан

Очевидно, что развитие, активность природоохранных организаций, равно как и общая экологическая активность населения в том или ином регионе, напрямую зависят от экологической обстановки. Поэтому характеристику данного сегмента гражданского общества необходимо предварить справкой об экологической ситуации в Иркутской области.

Согласно экспертной оценке руководителей и активистов В«экологическихВ» НКО, при анализе экологической ситуации в регионе следует выделить несколько значимых проблем. Главная – это защита чистоты Байкала от загрязнения как промышленными предприятиями, так и бытовыми отходами, оставляемыми В«дикимиВ» туристами; вторая проблема связана с вырубкой лесов и утерей контроля за вырубками как со стороны государства, так и со стороны общественности; третий уровень проблем связан с возможными последствиями переработки В«ядерных отходовВ» на Ангарском электролизно-химическом комбинате (АЭХК), четвёртый уровень проблем имеет локальное местное значение (проблема Кайской рощи, парка в Ангарске, химический могильник в Свирске, загрязнение атмосферы метилмеркаптаном и фтором в Братске, организация свалок ТБО вокруг крупных городов и др.).

Эта экспертная оценка руководителей и активистов общественных организаций несколько расходится с профессиональной оценкой учёных. Если взять профессиональную оценку, предложенную экспертами Института географии ВСФ СО РАН и Сибирского Института физиологии и биологии растений СО РАН, то ранжировка проблем выглядит иначе. Первую позицию занимает проблема загрязнения воды Ангары, Братского и Усть-Илимского водохранилищ бытовыми и промышленными стоками; вторая позиция принадлежит загрязнению воздуха и почвы в крупных городах от автомобильного транспорта и работы промышленных предприятий, к третей позиции можно отнести ущерб экологии Байкала от гидроэнергетики (повышенный уровень, колебания уровня в метровой призме и смещения пиков максимума и минимума колебаний на 1 месяц); четвёртую позицию занимает загрязнение окрестностей крупных городов твёрдыми бытовыми отходами, загрязнение почвы ядохимикатами вокруг городов и сокращение зелёной зоны. Остальные проблемы, в том числе и проблему Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), можно отнести к локальным, степень влияния на здоровье людей которых мене явна и значительна. Таким образом, сравнивая эти две оценки, мы можем заметить некоторое смещение акцентов у представителей общественных организаций в пользу байкальской проблематики, как наиболее выигрышной (с точки зрения социального пиара) и находящейся в фокусе общественного внимания. Это своеобразные В«брендовыеВ» акценты, ибо Байкал – это бренд уже мирового масштаба. С позиций научного сообщества, профессионально занимающегося экологической тематикой, общественные организации выполняют зачастую алармистскую, но в целом полезную функцию, оказывая давление на власть в предотвращении наиболее одиозных попыток нарушения хрупкого экологического равновесия, установившегося в период постсоциалистического развития государства из-за В«сворачиванияВ» промышленного варианта развития, утраты народным хозяйством социальной функции в самом широком смысле, в том числе экологической функции.

По данным общероссийской общественной организации В«Зеленый патрульВ» в настоящее время Иркутская область занимает 30 место в рейтинге экологической благополучности регионов России.

Экологическая ситуация в Иркутской области остается сложной в связи с высоким загрязнением воздушного бассейна городов и водных объектов, нерешенностью проблемы с эффективными хранением и утилизацией все возрастающего количества отходов производства и потребления, в том числе твердых бытовых отходов (ТБО) и особо опасных отходов, отсутствием должного контроля за лесозаготовками и другими проблемами. Более подробная характеристика экологических проблем региона и мероприятий по их разрешению, осуществляемых органами государственной власти в партнерстве с общественными организациями и научным сообществом, приведена в приложении в„– 5.1 к докладу.

Помимо мнения лидеров и активистов экологических движений и ученых – профессионалов в сфере экологии, важно знать мнение представителей государственной власти и широкой общественности.

Приоритеты органов государственной власти Иркутской области в сфере экологии интересно отследить по результатам правотворческой деятельности. В Приложении 5.2. к докладу приведены, а в некоторых случаях кратко охарактеризованы нормативные правовые акты по вопросам охраны и использования окружающей среды, принятые на территории

Иркутской области в 2009 и 2010 гг. Их анализ позволяет сделать вывод о том, что акценты в сфере экологии руководителей и активистов общественных организаций, ученых и органов власти существенно расходятся. Законотворческая деятельность не отражает тех запросов, которые предъявляют общественные организации в плане сохранения окружающей среды. Государственная власть и муниципальные образования в сфере экологии (в плане законотворчества) действуют скорее исходя из организационных и финансовых возможностей, чем из научного или общественного понимания экологической ситуации. Это приводит к тому, что общественностью часто не одобряются действия органов власти, их деятельность воспринимается гражданами как недостаточная либо ошибочная. Отсюда и конфликтность отношений между обществом, прежде всего его активной частью в лице В«зеленыхВ» общественных организаций, и властью. Безусловно, в данной области остается обширное поле для налаживания диалога и создания механизмов социального партнерства.

Значительные усилия по организации такого диалога и разработке деталей механизма социального партнерства в экологической сфере предпринимаются Общественной палатой Иркутской области. Данную работу в Палате координирует Комиссия по вопросам науки и образования (председатель Кузьмин М.И.), хотя, с учетом комплексного характера экологической проблематики, соответствующие вопросы систематически входят в повестку дня и других комиссий. Среди ведущих экологических проблем региона Общественная палата рассматривает, естественно, байкальскую проблематику. Так, в декабре 2009 г. состоялось заседание Общественной палаты Иркутской области совместно с коллегией Министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области, СО РАН по проблемам озера Байкал. На заседании обсуждались проблемы реализации и необходимость внесения изменений в Федеральный закон В«Об охране озера БайкалВ». В феврале 2011 г. состоялись общественные слушания В«Проблемы БайкалаВ». По итогам слушаний выработаны рекомендации органам государственной власти, научным учреждениям, общественности.

Общественная палата не только организует собственные подобные мероприятия, ее представители неизменно являются участниками авторитетных обсуждений экологических проблем вообще, и проблем Байкала в частности, на самых разных площадках. В частности, 24 мая 2001 г. представители Палаты работали в составе расширенного заседания Научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал, в котором приняли участие представители научных кругов, органов государственной власти, общественности не только Иркутской области, но также Республики Бурятия и Новосибирской области. Среди основных обсуждаемых вопросов на этот раз слушались: 1) Правовые аспекты использования озера Байкал и Байкальской природной территории; 2) Газификация Байкальского региона

– обоснование развития, подходы, проблемы; 3) О предложениях по созданию систем поставок байкальской воды в страны Центральной и Восточной Азии.

Соответствующую В«встречнуюВ» работу проводят и органы государственной власти. Так, например, 1 марта 2011 г. в Правительстве Иркутской области под руководством министра природных ресурсов и экологии О.Ю. Гайковой состоялось совещание, посвященное вопросам взаимодействия сВ  общественными экологическими организациями. Участники совещания обсудили формы взаимодействия органов государственной власти Иркутской области с общественными организациями, задачи организаций по комплексному решению социальноэкономических и социально-экологических проблем, опыт сотрудничества по привлечению общественности к мероприятиям по сохранению лесов. Также среди рассмотренных вопросов участие добровольцев в развитии экологического туризма на Байкале, практическое применение современных методов экологического образования, роль экологической периодической печати. В совещании приняли участие президент молодежного благотворительного фонда В«Возрождение Земли СибирскойВ» Е.А. Творогова, начальник отдела воспроизводства лесов агентства лесного хозяйства Иркутской области В. Щепетнева, руководитель совета межрегиональной общественной организации В«Большая Байкальская ТропаВ» Е. Чубакова, директор российской части программы В«Тахо-Байкал ИнститутВ» Н. Лужкова, председатель бюро областной общественной организации В«Совет бассейна реки АнгарыВ», главный редактор экологической газеты Байкальского региона В«ИСТОКВ», заместитель директора Института географии СО РАН Л. Корытный18.

***

Оценка экологической ситуации в регионе населением (по результатам социологических исследований)

Оценка населением города важности проблемы сохранения экологии Байкала может быть определена по данным социологического опроса проведённого в августе 2009 г. в Иркутске: в среднем 62% населения оценивают экологическую нагрузку на Байкал от деятельности БЦБК как угрожающую. Это подтверждает присутствие в экологической тематике в целом байкальского аспекта, как отдельного и особо значимого. Хотя в целом по данным другого опроса (сентябрь 2010 г., социологический опрос РА В«РегионВ» в Иркутске) экологическая проблематика в спектре жизненных проблем в сознании населения занимает лишь 9 позицию. Таким образом, в сознании населения Байкал и проблема сохранения его чистоты осознаётся отдельно от других экологических проблем, Байкал – особая ценность, и поэтому так высока реакция населения на проблему его загрязнения.

Можно сравнить результаты региональных исследований с данными такой авторитетной организации, как ВЦИОМ, проводившей специализированный экологический опрос по всей стране по заданию различных субъектов федерации к экологической ситуации было выбрано 7 регионов, имеющих специфику как в экономическом развитии, так и в структуре региональных экологических проблем: Московский регион (г. Москва и Московская область), Тюменская область, Свердловская область, Самарская область, Кемеровская область, Иркутская область, Брянская область.

Объем выборки составил 600 респондентов в каждом регионе в возрасте от 18 до 70 лет, что можно считать достаточно точным в целом по каждому региону в отдельности (при этом погрешность измерений по региону может быть определена в 4,5 %).

Основными источниками ухудшения экологической ситуации жители России назвали транспорт, промышленные предприятия и энергетические объекты. Однако жители Иркутской области, в отличие от жителей центральных регионов (и прежде всего столичного), не ставят во главу угла вредное воздействие транспорта. 59 % жителей Иркутской области акцентировали внимание на загрязнениях от промышленных предприятий. 42

% респондентов-иркутян выразили особую обеспокоенность относительно вырубки лесов, 32 % отметили особую роль в загрязнении окружающей среды предприятий энергетического комплекса.

Самыми крупными проблемами всех регионов, по мнению их жителей, являются загазованность воздуха и загрязнение водоемов. В Иркутской области 64 % респондентов высказали озабоченность проблемой загрязнения водных объектов. Кроме того, 38 % отметили проблему антисанитарного состояния территории.

***

Определённой оценкой уровня самоорганизации населения является наличие общественных структур в виде специализированных организаций, политических партий, профессиональных сообществ, клубов и др.

В Приложении в„– 5.3. приводится список экологических организаций зарегистрированных и действующих в области и городе. Следует отметить, что данный список лишь отчасти совпадает с представленным Министерством природныхВ  ресурсов и экологии Иркутской области перечнем общественных организаций (движений), фондов Иркутской области, сотрудничающих с данным органом государственной власти в сфере экологии. В этом списке 20 наименований (см. Приложение в„– 3.5.). С одной стороны, Министерство называет организации, сотрудничающие с ним в экологической сфере, но не являющиеся по своим уставным задачам В«чистоВ» экологическими (Сибирская Байкальская Ассоциация Туризма, Иркутской отделение Российского союза молодежи, Общественная организация В«Федерация альпинизма г. Иркутска, Восточно-Сибирское отделение Союза кинематографистов Российской Федерации). С другой стороны, далеко не все зарегистрированные организации экологического характера В«признаныВ» Министерством.

Финансовая основа существования большинства организаций в этой сфере – гранты российских и зарубежных благотворительных фондов.

Природоохранными организациями проведено в 2010 г. 20 общественных мероприятий, что на 6 мероприятий меньше, чем в 2009 г. Основная масса мероприятий связана с проведением субботников по очистке побережья Байкала и городских территорий. За исключением нескольких активно действующих организаций, характеристика которым будет дана далее, деятельность большинства организаций носит спонтанный разовый характер, мероприятия приурочены к каким либо общероссийскимВ  или международным дням, например, Международному дню птиц (1 апреля). Таким образом, в деятельности наиболее массовых общественных организациях – экологических – отмечается их верхушечный, поверхностный характер, малочисленность и локальность действий. Это обстоятельство может свидетельствовать только о зарождающихся процессах формирования элементов гражданского общества, а не его развёрнутых зрелых формах.

К общественным организациям, действующим в сфере использования и эксплуатации природных ресурсов, следует отнести Иркутскую областную организацию общества охотников и рыболовов (ИООООиР) и ее районные и городские отделения (всего 21 отделение на территории Иркутской области – см. Приложение в„– 3.5.) Однако добровольность членства в этих организациях достаточно условна, т. к. деятельность в сфере использования природных ресурсов, связанная с любительской охотой и рыбалкой, осуществляется на основе разрешительной документации этих обществ. Поэтому членство в них зачастую бывает вынужденным.

Характеристика деятельности наиболее активных экологических организаций По оценке экспертов – руководителей НКО и депутатов представительных органов власти (Творогова Е.А., Кузнецов В.А., Романов А.В. и др.), к числу наиболее активных общественных организаций, осуществляющих свою деятельность в области охраны природы, можно отнести: ИРОО В«Байкальская экологическая волнаВ», Молодёжный благотворительный фонд В«Возрождение Земли СибирскойВ», Иркутскую региональную общественную организацию В«Байкальское экологическое просвещениеВ», В«Народный контрольВ» (Зелёные 3000). Остальные организации малоактивны, некоторые существуют номинально, некоторые действуют эпизодически под конкретную задачу. Эксперты указывали на то обстоятельство, что в исторической перспективе в период 1995 – 2010 гг. численность и интенсивность деятельности В«зелёныхВ» организаций снижается. Пиком активности экологических организаций они считают 90-е годы. Хотя достоверных цифр, отражающих число участников экологического движения, из за отсутствия внутриорганизационной статистики нет. Оценивая активность населения в работе экологических НКО, можно заметить частичный повтор состава участников различных организаций. Одни и те же люди участвуют в повседневной работе и конкретных мероприятиях разных организаций, что необходимо учитывать при определении суммарного количества активных членов и степени влияния организаций НКО. Все руководители экологических НКО указывают на то, что их сторонниками и активистами являются студенты, старшеклассники и научная интеллигенция ВСФ СО РАН и вузов города. В отдельных вопросах как, например, борьба за сохранение Кайской рощи или экологическая ситуация в Свирске, удавалось мобилизовать некоторую часть местного населения, чьи интересы непосредственно затрагивались соответствующей экологической проблемой. Экологическая активность населения убывает по мере удалённости от областного центра и в ряде населённых пунктов носит местные особенности, свойственные территории. По оценке экспертов, в достаточно удаленных от самого озера территориях проблема Байкала носит меньший В«накалВ», уступая местным проблемам: загрязнение мест отдыха (Усолье, Братск), или наличие химических могильников в центре поселения, как это имеет место в Свирске. Одновременно для понимания местной специфики экологического движения необходимо учитывать фактор осознания местным населением своей зависимости от работы предприятий, загрязняющих окружающую среду. Это особенно ярко видно на примере Байкальска, где материальное благополучие части населения напрямую зависит от судьбы БЦБК, или Братска, где БРАЗ является одним из крупных и стабильно работающих предприятий. дающих источник существования тысячам людей.

Молодёжный благотворительный фонд В«Возрождение Земли СибирскойВ»

Организация создана в 1996 году выпускниками обменных фермерских программ (в рамках партнёрства США – Российская Федерация), прежде всего как организация экологическая и аграрная. В настоящее время профиль деятельности организации увеличился – помимо экологической деятельности фонд осуществляет консультирование муниципальных учреждений, дистанционное обучение, сопровождение общественно значимых проектов бизнеса и др. В 2009 – 2010 годах общий бюджет организации составил 1,5 и 2 млн. руб. В состав консолидированного бюджета входят доходы от грантов и договорной деятельности. В отличии от других НКО, действующих в экологической сфере, данная организация не членская, и это во многом определяет характер её деятельности: в её работе участвуют либо добровольцы, либо привлечённые на временную оплачиваемую работу непостоянные члены. Число постоянных сотрудников фонда колеблется от 4 до 5 человек, и до 10 добровольных помощников. В отдельные периоды организация может мобилизовать до 50 человек. В«Возрождение Земли СибирскойВ» издаёт свою газету В«Некоммерческий мирВ» с тиражом 500 экземпляров и имеет регулярные электронные рассылки, свой сайт.

ИРОО В«Байкальская экологическая волнаВ»

В«Байкальская экологическая волнаВ» является одной из самых В«раскрученныхВ» в медийном пространстве, общественной организацией. Она возникла и оформилась юридически в 1992 г. при активной поддержке Дженни Саттон. Форма участия в организации членская индивидуальная. Все основные финансовые и политические решения принимаются после обсуждения и голосования всех членов. Стать членом В«ВолныВ» может любой желающий, кто уже проработал два года на добровольной основе в организации и кого одобрят действующие члены на общем собрании организации. Любой, кто поддерживает работу организации, может стать В«участникомВ». Участники включают в себя местных добровольцев (на момент составления доклада – более 30 человек), активистов филиалов, а также участников сети экологического образования.

Задачи, решаемые Байкальской экологической волной, изменялись на протяжении десяти лет вслед за переменами в стране, но главным приоритетом оставалось сохранение уникальной природы Байкальского региона.

В настоящее время организация работает в следующих направлениях: - общественный контроль и общественное участие в принятии экологических решений. Цель этого направления – привлечь граждан к участию в принятии решений и научить их защищать свои права на здоровую окружающую среду. Организация проводит общественные экологические экспертизы, организует общественные слушания, митинги и информационные кампании по промышленным проектам, опасным для природы и населения Байкальского региона. Например, противостояние решению о проведении дороги через Кайскую рощу в 2010 году, митинг протеста против пуска БЦБК и в защиту Байкала. - Образование для устойчивого развития. Цель направления – внедрение идей и принципов устойчивого развития в жизнь образовательных учреждений. Проводятся интерактивные семинары для учителей школ, преподавателей вузов и колледжей, совместно со школьными коллективами разрабатываются и осуществляются программы по устойчивому развитию школ. Организация координирует две международные образовательные программы в регионе: Школьная программа использования ресурсов и энергии (ШПИРЭ) и В«Экошколы / Зелёный флагВ». - Информирование об изменении климата и энергоэффективных технологиях. В рамках этого направления проводятся встречи и обсуждения со студентами, педагогами, библиотекарями, показы тематических фильмов, организуются выставки и публичные мероприятия на тему В«Изменение климатаВ». На сайте организации размещена база данных энергоэффективных технологий.

Организация уделяет пристальное внимание необходимости развития альтернатив существующему положению, в случае с Байкальским целлюлозно-бумажным комбинатом ведет работу по созданию бизнес инкубатора в городе, чтобы помочь в создании альтернативной занятости.

Деятельность В«Байкальской Экологической ВолныВ» постоянно поддерживают добровольцы из России и других стран мира. В разные годы, количество добровольцев колебалось от 20 до 60 человек в год. Через программу В«Европейская волонтерская службаВ» свой вклад в работу организации внесли волонтёры из Великобритании, США, Эстонии, Германии, Испании, Франции, Австрии, Польши.

При содействии В«Байкальской Экологической ВолныВ» были созданы В«Байкальское движениеВ» и Ассоциация коренных малочисленных народов Сибири.

Экологический информационно-образовательный центр В«ВолныВ» обеспечивает современной экологической информацией, анализируя и подготавливая её для образовательных учреждений и общественности. Библиотека выписывает ряд периодических изданий на русском и английском языках, приобретает книги и учебники экологической направленности, а также регулярно получает электронную информацию, организация имеет свой собственный сайт (www.baikalwave.eu.org). Центр распространяет "Экодайджест" в 75 региональных газет. Недавно для сельских школ были сформированы небольшие передвижные библиотечки, что является уникальной услугой. Сотрудники оказывают консультации и помощь посетителям Инфоцентра, которые ищут специфичную информацию.

***

Как указывалось в разделе 1 Доклада, общая картина развития гражданского общества и гражданской активности в регионе В«рисуетсяВ» не только деятельностью формализованных организаций. Важным показателем является так же В«внеплановаяВ» гражданская активность. Как нельзя лучше данный тезис подтверждается и ситуацией с экологической активностью граждан. Вот лишь несколько примеров стихийных проявлений экологической активности жителей региона

В начале октября 2010 г. житель деревни Зуй под Ангарском Сергей Ефимов обнаружил недалеко от своего дома свалку нефтяных отходов. Вязкое вещество было разбросано по всему старомосковскому тракту и посреди леса в карьере. Житель сообщил о нефтесвалке в администрацию района. После этого в Зуй выехали специалисты отдела экологии. В результате выяснилось, что за несколько лет сюда было вывезено около 300 тонн нефтешлама. По результатам проведена прокурорская проверка, выявлены виновные лица.

Так же прокурорская проверка в момент составления данного доклада проводилась и по результатам выявленного факта складирования зимой 2010–2011 гг. загрязненного химическими веществами снега в роще между микрорайоном Академгородок и клиникой Микрохирургии глаза в г. Иркутске. Этот факт также был выявлен благодаря активной гражданской позиции одного из местных жителей и своевременному В«подключениюВ» к делу СМИ.

В июне 2010 г. дачники садоводства В«БерезкаВ» своими силами очистили озеро и построили на нем дамбу. Озеро создавали в 1970-х годах, построив рядом с лесными родниками дамбу. Водоем сильно обмелел и больше напоминал болото. Дачники своими силами очистили его от мусора, построили новую дамбу. Сейчас туда завозят карасей, также на озере уже поселились ондатры. По подсчетам дачников, их там уже не меньше 7.

В июле 2010 г. было продолжено создание безопасных экологических троп. Межрегиональная общественная организация В«Большая Байкальская тропаВ» при участии волонтеров создает экологические тропы на Байкале, необходимые для развития туризма в регионе. Одна из главных целей – обеспечение безопасности на туристических маршрутах. Также разрабатываются карты экологических троп, которые смогут получить все собирающиеся на маршрут туристы. За минувшие шесть лет волонтеры уже построили на Байкале около 120 километров новых троп, реконструировали десятки старых дорожек. Обустройство троп проходит на территориях национальных парков, заповедников, бывших лесхозов.

Конечно, во многом проведение подобных мероприятий затрудняется отсутствием необходимых материальных средств. Если даже волонтеры согласны работать добровольно, зачастую необходим инвентарь, некие финансовые вложения. В этой связи, в частности, недавно был создан благотворительный фонд В«Байкальский светВ», презентация которого состоялась 9 февраля 2011 г. на общественных слушаниях В«Проблема БайкалаВ», организованных Общественной палатой Иркутской области. Учредителями фонда выступают Иркутское региональное отделение В«Всероссийского педагогического собранияВ», Иркутский областной совет женщин, благотворительный фонд Юрия Тена при поддержке Общественной палаты Иркутской области и Иркутского научного центра СО РАН. В«Новый фонд ставит своей задачей не охрану озера как таковую, а оказание помощи тем, кто собирается реализовать тот или иной проект в этом направлении. Он берет на себя работу по созданию базы данных проектов и потенциальных спонсоров; созданию информационного ресурса (сайт, печатное издание и методические пособия); организации обучающих семинаровВ»19.

19 Самойлов Б. Озеро надежды // Байкальские вести. 2011. 14–16 февраля.

Раздел 4. Состояние и перспективы развития гражданского общества в малых городах и в сельской местности

Анализ В«географииВ» гражданского общества позволяет сделать вывод о том, что в большинстве своем его реальные, активно действующие институты сосредоточены преимущественно в крупных городах области.

Следует отметить, что существуют радующие исключения из отмеченной закономерности. В частности, заметной активностью на всей территории Иркутской области отличаются женские организации (общие сведения о них см. в Приложениях 3.5 и 3.6 к разделу 1 Доклада), в контексте же настоящего раздела следует особо отметить такие достаточно массовые женские организации, как Иркутская областная организация Общероссийской общественной организации В«Российский союз сельских женщинВ», имеющая 23 местных отделения в муниципальных образованиях области, Иркутская областная организация Общероссийской общественной организации В«Опора РоссииВ», имеющая 13 местных отделения в муниципальных образованиях области. Среди славных дел В«Российского союза сельских женщинВ» в Иркутской области, в частности, следует упомянуть проект В«Культурное наследие: от бабушки к внучкеВ», осуществленный на грант Президента Российской Федерации, проекты В«Крестьянская династия на рубеже вековВ», В«Лучшая в селе хозяйка усадьбыВ», В«Живи, деревенька мояВ» и многие другие.

Тем не менее, в целом отмеченная выше тенденция имеет место. В секторе НКО большинство организаций зарегистрировано непосредственно в г. Иркутске, имеется определенное их количество в гг. Братске, Ангарске, Шелехове, Усть-Илимске. В малых же городах гражданское общество представлено преимущественно первичными организациями профсоюзов (особенно там, где имеются достаточно крупные предприятия, учреждения, либо подразделения Восточно-Сибирской железной дороги, ОАО В«ИркутскэнергоВ» и т. п.), первичными организациями других централизованных общественных объединений: Иркутского областного общества охотников и рыболовов, Всероссийского общества автомобилистов, Общероссийской общественной организации В«Всероссийское добровольное пожарное обществоВ» и других подобных. Лишь иногда встречаются В«нестандартныеВ» районные и городские общественные формирования, например, Общественная организация В«Союз предпринимателей Нижнеудинского районаВ», или Тулунское городское отделение В«Станица казачья ПокровскаяВ» Общественной организации В«Иркутское казачье войсковое объединениеВ» – регионального отделения Общероссийской общественной организации В«Союз казаковВ».

Тем не менее, в малых городах и муниципальных районах Иркутской области действует ряд некоммерческих организаций разной направленности.

В форме негосударственных учреждений в различных муниципалитетах созданы и действуют: - Местные отделения Иркутской областной организации Общероссийской общественной организации "Российская оборонная спортивнотехническая организация - РОСТО (ДОСААФ); -Детские сады, школы-интернаты и узловые поликлиники ОАО В«Российские железные дорогиВ»; - Образовательные учреждения различного профиля (автошколы, организации, оказывающие дополнительные образовательные услуги по повышению квалификации, институты и т.п.);

В форме автономных некоммерческих организаций действуют:

-местные спортивные организации и клубы; -родовые общины коренных народов Сибири и Севера (такие АНО есть в

Катангском, Качугском, Киренском и Казачинско-Ленском районах);

В форме некоммерческих фондов и некоммерческих партнерств в муниципальных образованиях созданы и работают НКО, объединяющие предпринимателей, а также оказывающие поддержку их деятельности.

В форме некоммерческих партнерств в п. Усть-Ордынский действуют две организации, объединяющие охотников и рыболовов.

В г. Тулуне и Нижнеудинском и Эхирит-Булагатском районах действуют коллегии адвокатов, а в с. Смоленщина Иркутского района и г. Зима – адвокатские бюро.

В таких муниципальных образованиях, как гг. Свирск, Тайшет,

Черемхово, Осинский район созданы фонды развития муниципальных образований и местных сообществ.

В определенной степени развита в городах и районах и сеть общественных объединений (организаций).

В ряде муниципальных образованиях Иркутской области созданы и действуют местные отделения политических партий.

В ряде муниципальных образований в форме общественных организаций созданы местные отделения Иркутской областной общественной организации охотников и рыболовов, местные отделения общероссийских и региональных организаций, объединяющих инвалидов, пенсионеров и различного рода ветеранов, женсоветов, а также Общероссийской общественной организации В«Всероссийское добровольное пожарное обществоВ».

Во многих муниципальных образованиях действуют первичные и местные отделения различных профессиональных союзов.

В форме общественных организаций в муниципальных образованиях действуют различные спортивные клубы и федерации.

В Одинском МО Ангарского района, Аларском, Баяндаевском, Боханском, Заларинском, Иркутском, Качугском, Нукутском, Ольхонском, Осинском районах действуют местные бурятские национально-культурные автономии.

В Чунском и Тайшетском районах созданы местные отделения Союза журналистов России.

В форме общественных организаций в гг. Черемхово и Нижнеудинск, а также в Нижнеудинском районе действуют объединения предпринимателей.

В сельских поселениях институты гражданского общества сейчас фактически не действуют, либо их деятельность носит эпизодический, В«разовыйВ» характер. Вместе с тем, историческая российская соборность, традиция решать общинные вопросы В«всем миромВ», имеет сельские, а не городские корни. В отличие от крупного города, в котором, согласно расхожему фразеологическому штампу, В«годами не знают друг друга соседи по лестничной клеткеВ», жители одной деревни, села, станицы, улуса, всегда представляли собой единый микросоциальный организм, направленный на решение проблем каждого из них через решение общих дел20. Утрата этого качества, сегодняшняя разобщенность сельских жителей связаны с общим упадком деревни. Государство в последние годы проводит политику поддержки масштабных хозяйственных единиц – агрохолдингов, крупных фермерских хозяйств. Экономически это обоснованно, однако на фоне сельского хозяйства как важнейшего сектора экономики теряется деревня как место жительства миллионов россиян, как образ жизни, как хранилище традиции. Российская, в том числе сибирская,В  деревня спивается, деградирует, умирает при безразличии органов публичной власти и на фоне общественной апатии, социального безразличия и эгоизма.

Понятно, что новые экономические условия диктуют необходимость сокращения численности сельского населения. Однако город в условиях упадка промышленного производства не в состоянии принять и адаптировать всех граждан, высвобожденных из производства сельскохозяйственного. Молодые люди уезжают из деревни в город без какой-либо четкой программы, по сути дела В«в никудаВ», в результате чего происходит люмпенизация большого числа из них. Урбанизация России имеет свои пределы, выход за которые грозит крахом не только экономики, но и социокультурной сферы, сохраняющейся еще пока системы этических ценностей, формирующихся вокруг явления В«малая РодинаВ». А.В. Ополовников и Е.А. Ополовникова совершенно точно указывают на то, что В«Крестьянская община, как и вся корневая основа самобытной народной культуры России, формировалась на протяжении веков … Не по формальному принципу господства большинства над меньшинством создавались крестьянские общины, а по принципу соборности … Крестьянская община служила как бы первичным звеном соборного объединения народа, когда не внешние постановления, не юридические законы, не механическое голосование, а добровольное и сердечное согласие между людьми ложитсяВ  в основу того или иного принятого решенияВ» 21.

21 Ополовников А.В., Ополовникова Е.А. Земля Иркутская, деревянная … М.: ОПОЛО, 2004. С. 307.

Возврат к прежней общинности аграрной Руси невозможен и не нужен. Но сбережение деревни как социокультурного пространства, соборности и общинности как основы российского менталитета, как формы объединения народа, как образа жизни миллионов граждан – настоятельная потребность.

Рецепты спасения деревни есть, имеются соответствующие положительные примеры. В частности, достаточно гармонично и целенаправленно (хотя и не без проблем, присущих всем селам) живут и развиваются село Хомутово Иркутского района, село Харат ЭхиритБулагатского района и ряд других сельских населенных пунктов Иркутской области.

20 Ярким примером является сибирский обычай класть сруб дома В«помочьюВ», за световой день силами не только самой строящейся семьи, но и всех соседей.

В некоторых случаях выход видится в развитии мелкого фермерства и личных подсобных хозяйств, однако это возможно лишь при условии, что муниципальная и государственная власть проявляют необходимую заинтересованность и обеспечивают кредитование и налоговые послабления, а главное – рынки сбыта сельхозпродукции минуя цепь перекупщиков, здоровую конкуренцию с китайским товаром. В других случаях выручают какие-то местные ремесла, традиционные формы природопользования, организация небольших производств. В третьих – четко отлаженная и доступная по цене транспортная связь села с городом, с конкретным крупным промышленным предприятием, позволяющая сельским жителям ежедневно ездить на работу, не отрываясь при этом от своего деревенского жизненного уклада. Есть и другие варианты. И, конечно, важнейшим условием является сбережение всей социальной инфраструктуры, прежде всего школ, в том числе так называемых В«малокомплектныхВ».

Названные задачи невозможно решить без сотрудничества местных жителей с органами муниципальной и государственной власти. Возрождение и развитие села должно стать важнейшим мерилом оценки эффективности деятельности органов местного самоуправления муниципальных районов и, само собой, сельских поселений. Однако, как правильно отмечается во введении к настоящему Докладу, иждивенчество и патерналистские настроения, В«ожидание чудаВ» со стороны региональных и местных властей, суть явления отрицательные и деструктивные. Местное население должно проявлять должную гражданскую активность в решении местных дел. Должны формироваться местные сообщества, институты гражданского общества.

Серьезное внимание развитию сельского хозяйства, сел и деревень, становлению институтов гражданского общества в сельской местности и в малых городах, уделяет Общественная палата Иркутской области, в первую очередь Комиссия по вопросам экономического развития (председатель Н.И.

Суворова). За время ее работы были проведены общественные слушания и круглые столы соответствующей тематики, ряд выездных заседаний в сельскохозяйственные районы Иркутской области для изучения эффективности государственной поддержки развития сельского хозяйства. Были разработаны и направлены рекомендации органам власти.

Работа комиссии ведется в тесном сотрудничестве с Министерством сельского хозяйства Иркутской области. В мае 2011 г. состоялось совместное заседание, где рассматривались инвестиционные проекты по развитию сельского хозяйства Иркутской области. Участники заседания поддержали проекты и высказали мнение, что выделяемых средств государственной поддержки недостаточно для поднятия сельского хозяйства и достижения запланированных результатов, поэтому необходимо добиваться того, чтобы финансированием была обеспечена реализация всех инвестиционных проектов в 2011 г. и в последующие годы.

Хорошим примером развивающегося и актуального по своим задачам института гражданского общества, имеющего свои отделения в малых городах и в сельской местности – всего на сегодня 13 отделений, является Иркутское региональное отделение Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства В«ОПОРА РОССИИВ». Справка об этой организации содержится в приложении 6.1.

***

Гражданская активность населения малых городов и сельских жителей достаточно объективно проявляется в момент муниципальных выборов, особенно в представительные органы местного самоуправления. Последние, в отличие от законодательных (представительных) органов государственной власти, однозначно включенных в политическую систему общества и зачастую зависимых от власти исполнительной, как представляется, тесно смыкаются с гражданским обществом. Местные депутаты (в идеале, если это не конъюнктурщики, В«пробившиесяВ» в муниципальную власть ради собственной выгоды или для лоббирования интересов, например, какой-то финансово-экономической группы) включены в повседневную жизнь местных сообществ, активно участвуют в общественных институтах. Особенно это проявляется на В«нижнемВ», поселенческом уровне муниципальных образований.

В 2009 году в ряде муниципальных образований Иркутской области состоялись выборы в органы местного самоуправления. Анализ электоральной активности (см. Приложение в„– 6.1) на прошедших выборах позволяет сделать ряд обобщающих выводов.

Во-первых, явка избирателей на муниципальных выборах традиционно колеблется в пределах от 25 % до 55 % от общего числа избирателей. Исключение составляют лишь муниципальные образования УстьОрдынского Бурятского округа, где явка обычно находится в пределах от 55

% до 80 %. Очевидно, данный феномен следует объяснить особенностями национального менталитета бурятского населения округа, т. к. иных факторов, которые могли бы оказать влияние на вдвое большую, по сравнению с рядом других районов области, гражданскую активность населения округа, нет.

Во вторых активность избирателей на дополнительных выборах депутатов представительных органов муниципальных образований еще ниже вышеуказанных значений и составила в 2009 г. 9,78 % до 31,4 % в разных муниципальных образованиях.

***

По понятным причинам гражданская активность жителей малых городов и сельской местности в большом числе случаев связана с практиками решения общих дел, обустройства своей повседневной жизнедеятельности. Поэтому, помимо муниципальных выборов и создания местных некоммерческих организаций, большой потенциал в деле формирования гражданского общества и В«выходаВ» гражданской активности имеется у такой предусмотренной ст. 27 Федерального закона от 6 октября 2003 г. в„– 131-ФЗ В«Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской ФедерацииВ» формы непосредственного осуществления местного самоуправления (муниципальной демократии), как территориальное общественное самоуправление (далее – ТОС, см. Приложение в„– 6.2).

ТОС может быть организовано в виде НКО, в результате чего оно становится юридическим лицом, что существенно повышает его В«ценностьВ» в контексте независимости от публичной власти и включенности в структуру гражданского общества. Список организационно-правовых форм некоммерческих организаций, содержащийся в Федеральном законе от 12 января 1996 г. в„– 7-ФЗ В«О некоммерческих организацияхВ» 22 , не является исчерпывающим.

В настоящее время ТОС в значении Федерального закона В«Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской ФедерацииВ» 23 создается лишь в крупных городах Иркутской области. Там принята в соответствии с Законом необходимая муниципальная нормативноправовая база 24 , в структуре местных администраций назначены ответственные за содействие ТОС подразделения. Такая формализация, с одной стороны, воспринимается (чаще всего оппозиционными власти СМИ) как явление негативное, позволяет говорить пессимистам о ТОС как об В«очередной профанации властиВ», как о политической бутафории, имитации гражданской активности. Однако это не до конца взвешенная оценка. Как представляется, наличие юридических и организационных начал, напротив, заставляет органы государственной и муниципальной власти считаться с ТОС, вести с ним диалог В«на равныхВ», брать принятые в рамках ТОС решения к исполнению. Конечно, многое зависит от принципиальной позиции самих граждан, входящих в ТОС, и их лидеров, обеспечивающих работу органов ТОС.

В малых городах и в сельской местности ТОС в Иркутской области не развивается, в результате чего утрачивается потенциально эффективный инструмент активизации гражданского общества.

Так, территориальное общественное самоуправление в г. Черемхово представлено институтом старост.

Особенностью территории муниципального образования В«город ЧеремховоВ» является то, что в его границах находятся 12 исторически сложившихся отдалённых от административного центра территорий (поселений, не наделённых статусом административных единиц – посёлков). На сегодняшний день территориальным общественным самоуправлением охвачено все двенадцать посёлков. В каждом посёлке на общем собрании жителями избраны староста и совет общественного самоуправления (в количестве трёх человек). Старосты выполняют функции председателя совета общественного самоуправления. Ежегодно между администрацией города и старостами заключается соглашение о сотрудничестве, в соответствии с которым старосты наделяются рядом полномочий, за выполнение которых администрация города выплачивает старостам небольшое вознаграждение и обеспечивает их сотовой связью. Следует отметить, что если на первоначальном этапе, в 90-е годы, инициатором создания ТОС была администрация города, то в 2000-е годы инициатором выступает уже население. Старосты поселков выступают своего рода связующим звеном между населением поселков и администрацией города, донося до жителей поселков информацию о деятельности администрации, они выступают и в качестве источника обратной связи для администрации. На каждый посёлок старостой разработан социальный паспорт территории, содержащий следующую информацию: дату основания посёлка, наименования улиц, количество домов частного сектора и муниципального жилого фонда, перечень объектов соцкультбыта, количество жителей, проживающих в посёлке, количество пенсионеров, количество детей школьного возраста, количество избирателей, количество неблагополучных семей. В настоящее время социальные паспорта дополняются информацией о наиболее острых проблемах территории.

Интересно отметить и тот факт, что администрация города положительно оценивает работу старост посёлков в период предвыборных кампаний. Так, с введением в поселках института старост прослеживается положительная динамика увеличения электоральной активности населения поселков.

На территории Зиминского городского муниципального образования не созданы органы территориального общественного самоуправления, имеющие зарегистрированные уставы. Однако в целях осуществления взаимодействия с населением города, для организации благоустройства и озеленения территории, мероприятий по работе с детьми и молодежью, публичных мероприятий, охраны общественного порядка, постановлением главы администрации ЗГМО от 05 февраля 2007 г. в„– 101 В«Об общественных центрах города ЗимыВ» на территории города было создано 9 общественных центров.

Общественные центры начали свою деятельность с 1 марта 2007 г. Руководители общественных центров и координатор по их работе заключили договоры возмездного оказания услуг с двумя управляющими компаниями. В каждом общественном центре был создан актив. Общественными центрами проведена работа по составлению социальных паспортов микрорайонов, включающих списки участников Великой Отечественной войны, тружеников тыла, неблагополучных и многодетных семей, количество пенсионеров, детей дошкольного возраста, избирателей и т. д. Общественные центры тесно сотрудничали с органами местного самоуправления города, департаментом социальной защиты населения, органами пенсионного фонда, ОВД, общественными организациями и пр. Общественные центры города проводили активную работу по проведению выборов всех уровней.

В настоящее время в связи с дефицитом местного бюджета и отсутствием средств в управляющих компаниях деятельность общественных центров приостановлена.

В Куйтунском районе общественное самоуправление реализуется в отдельных поселениях. Так, в Куйтунском городском поселении работают советы улиц, советы домов и общественные организации местного отделения ВСМС: женсовет, совет отцов, общественная организация В«Матери Куйтуна против наркотиковВ», молодежная организация В«РезервВ», союз пенсионеров, совет ветеранов, в стадии создания находятся клуб В«Умельцы КуйтунаВ» и клуб В«ХозяюшкаВ». Жителями каждой улицы избраны председатель и совет улицы, которые призваны решать В«местныеВ» проблемы. В Каразейском сельском поселении при администрации поселения создан Общественный совет, а по обсуждению всех вопросов социального развития и жизни села проводятся собрания и сходы граждан, публичные слушания.

Перечисленные примеры дают, как представляется, и положительный, и отрицательный опыт.

Положительной чертой является наличие реального взаимодействия и взаимной пользы между ТОС, выступающим от имени населения, и органами муниципальной власти.

Отрицательными факторами являются элементы материальной зависимости представителей самоуправления от местных администраций (материальные выплаты старостам в г. Черемхово) и факты выхода за пределы существующего правового поля (создание общественных центров в г. Зиме нормативным правовым актом местной администрации, а не представительного органа, как предусмотрено Законом).

В любом случае, положительный опыт должен быть использован, необходимо принять меры к созданию институтов гражданского общества в малых городах, а особенно – в сельской местности, в качестве одной из мер по возрождению сибирской деревни.

В контексте развития гражданского общества на местах, организации эффективного общественного контроля за муниципальной властью, диалога этой власти и местных сообществ, среди первоочередных задач видится повышение роли, обеспечение самостоятельности и развития районных и поселенческих СМИ. Эффективной формой поддержки СМИ со стороны областной и муниципальной власти являются гранты и другие формы финансовой поддержки на конкурсной основе, щадящие условия аренды помещений.

Соответствующие усилия необходимо принять и Общественной палате Иркутской области, особенно в части способствования созданию нормативно-правовой и организационно-материальной базы ТОС, улучшения условий развития районных и поселенческих СМИ, развития в малых городах и сельской местности сети Интернет.

Раздел 5. Состояние и перспективы развития в Иркутской области благотворительности и меценатства

Президент Российской Федерации Д.А. Медведев в своем послании Федеральному Собранию Российской Федерации 12 ноября 2009 г., говоря о модернизации, отметил, что В«по-настоящему современным может считаться только общество, настроенное на непрерывное обновление, на постоянные эволюционные преобразования социальных практик, демократических институтовВ» 25 . В настоящее время активно развивается одна из наиболее значимых практик гражданского общества – благотворительность. Благотворительная деятельность, как оказание безвозмездной (или на льготных условиях) помощи нуждающимся, дает простор созидательной инициативе и социальному творчеству широких слоев населения в развитии большинства секторов социальной сферы. Благотворительность может быть как в коллективных формах (благотворительные организации), так и в виде индивидуального меценатства.

В последнее время государство принимает меры по развитию рассматриваемого сегмента гражданского общества. Так, Президент Российской Федерации в вышеназванном Послании отметил, что будут внесены поправки в законодательство, направленные на упрощение работы некоммерческих организаций, которые ведут благотворительную деятельность и помогают социально незащищенным гражданам. Соответственно, весной 2010 г. в Федеральный закон В«О некоммерческих организацияхВ» были внесены изменения, которыми был введен институт социально ориентированных* некоммерческих организаций. Эти институты гражданского общества могут рассчитывать на прямую финансовую, информационную, консультативную поддержку со стороны государства.

*Понятие социально-ориентированной организации рассмотрено в разделе 1 Доклада.

В рамках подготовки Доклада Центром комплексных социологических исследований НИ ИрГТУ было проведено пилотажное социологическое исследование на тему: В«Развитие благотворительности в Иркутской области. Оценка общественного мнения населенияВ».

Уровень развития благотворительности, можно рассматривать как один из интереснейших механизмов выражения разнообразных общественных настроений, показателей самоорганизации общества и его отдельных социальных слоев, инструментов практического взаимодействия общества и государства.

Проведенное исследование (N=335) ставило целью выявить общественное мнение населения о состоянии благотворительной деятельности в Иркутской области: определить уровень знания респондентов о функционирующих в регионе, благотворительных организациях, мнение относительно эффективности их деятельности; проанализировать степень потенциального и реального участия населения в благотворительных мероприятиях.

Опрос населения методом анкетирования был проведен в ноябре 2010 г. Выборка составлена с учетом пропорций демографических характеристик населения. В исследовании приняло участие 138 мужчин – 40,0% всех опрошенных респондентов и 197 женщин – 58,8 %. Подавляющая часть респондентов относит себя к малообеспеченным 51 %, либо средним слоям 49,0 % населения.

В результате исследования были получены следующие общие данные, проиллюстрированные диаграммами в Приложении в„– 7.1.

Многие жители Иркутской области в настоящее время оказывают благотворительную помощь нуждающимся. Более половины (51%) жителей добровольно оказывали благотворительную помощь. Примерно 10% жителей

Иркутской области один раз в год и чаще оказывают благотворительную помощь (рис. 1, 2 приложения).

Приблизительно две трети жителей Иркутской области с одобрением относятся к благотворительности. Большинство жителей (65%) одобряют деятельность жертвователей. Только 4% опрошенных негативно относятся к их деятельности (рис. 3 приложения).

В тоже время гражданская активность в сфере индивидуального донорства является необходимым, но не достаточным условием системного развития благотворительности. При решении общественных проблем силами гражданского общества в значительной мере требуется наличие институциональной инфраструктуры реализации благотворительных программ. Необходимо успешное функционирование общественных благотворительных организаций, способных проводить оценку программ, выдвигаемых на соискание благотворительной поддержки, сосредотачивать индивидуальные пожертвования на основных для общества направлениях. Между тем уровень институционализации благотворительной деятельности в Иркутской области в настоящее время не высок – всего 137 зарегистрированных благотворительных организаций, значительная часть из которых не является действующими.

Анализируя ответы жителей на вопрос относительно того, как именно они осуществляли свои благотворительные пожертвования (через организацию или в одиночку) можно сделать вывод, что жители мало полагаются на общественные или государственные организации. Большая часть (47%) опрошенных предпочла в одиночку оказывать поддержку нуждающимся (рис. 4 приложения).

В настоящее время отношение жителей Иркутской области к благотворительным организациям не однозначно. Доверяют благотворительным организациям 24 %. Не считают их надежными 34 % (рис. 5 приложения). Отсутствие доверия к благотворительным организациям у значительной части населения на фоне массового одобрения благотворительной деятельности, является серьезным препятствием к развитию благотворительности.

Причины недоверия к благотворительным организациям многообразны, прежде всего – слабая информированность жителей об их деятельности. Обладают не достаточной информацией о деятельности благотворительных организаций 45% жителей; практически ничего не знают 32% (рис. 6 приложения). Другой причиной недоверия к благотворительным организациям является отсутствие личного опыта участия в их деятельности - 70% респондентов не участвовали в программах, акциях благотворительных организаций (рис. 7 приложения).

В процессе составления Доклада были получены интервью у отдельных представителей благотворительного движения Иркутской области по вопросам возникающих в их деятельности проблем. Основные моменты этих интервью переданы в Приложении в„– 7.2.

Детальный аналитический отчет по проведенному социологическому исследованию предложен в Приложении в„– 7.3.

На основе анализа эмпирического материала можно сделать вывод, что благотворительность и меценатство в 2009–2010 гг. были сосредоточены в сфере здравоохранения, культуры, искусства, социальной защиты и образования.

Например, Иркутским Благотворительным Фондом В«Юрия ТенаВ» совместно с Иркутским отделением Союза художников России на 5-м, т. е. ставшем уже традиционным аукционе в 2010 году были собраны средства в сумме почти 6 миллионов рублей, на которые было приобретено оборудование для эндохирургических операций и аппарат искусственной вентиляции легких для новорождённых детей, который установили в реанимации городского перинатального центра. В предыдущем 2009 г. на вырученные от продажи произведений искусства деньги был так же закуплен аппарат для искусственной вентиляции легких стоимостью 3 млн. рублей для Ивано-Матренинской больницы. Всего же за пятилетнюю историю аукциона в результате синтеза усилий двух В«казалось бы противоположных миров – искусства и бизнесаВ» на нужды детей было выручено 22 000 000 рублей. Рекордный В«урожайВ» был собран в 2011 г. – 8 млн. 485 тыс. рублей27.

27 См.: Дыхание жизни // Копейка. 2011, 23 марта.

В сентябре 2010 г. в Иркутске в рамках фестиваля В«Звезды на БайкалеВ» прошел благотворительный аукцион В«Нота ДОВ», который поддержал известный пианист Денис Мацуев. Он часто дает благотворительные концерты и назначает стипендии подающим надежды талантам. Вырученные деньги пошли на помощь одаренным детям.

Деятельность, направленная на решение социальных проблем, развитие гражданского общества в Российской Федерации находит поддержку со стороны государства. Многие некоммерческие организации тесно сотрудничают с государственными органами. Пример результата такого сотрудничества – организация и проведение в Приангарье в 2010 г. областного благотворительного марафона-эстафеты В«Помоги ребёнку, и ты спасешь мир!В». Цель марафона – помощь нуждающимся детям-сиротам, а также оставшимся без попечения родителей, больным детям, юным талантам.

Иркутское областное отделение Российского детского фонда в августе 2010 г. в рамках благотворительной акции В«Школьный портфельВ» приобрело одежду и обувь, канцелярские товары и другое для нуждающихся детей из приёмных и малообеспеченных семей.

Подобных примеров множество.

Ранее партнерские отношения государства с некоммерческими организациями, осуществляющими безвозмездную или на льготных условиях поддержку нуждающимся, не имели четкого юридического закрепления. В марте 2010 г., как уже указывалось, были внесены изменения в федеральное законодательство, которыми был введен институт социально ориентированных некоммерческих организаций. Это позволило благотворительным организациям получать новый статус, дающий возможность рассчитывать на прямую поддержку со стороны органов государственной власти. Обеспечение реализации указанных новаций в полном объеме будет способствовать системному развитию благотворительности в Иркутской области.

Раздел 6. Состояние и перспективы развития в Иркутской области эксперт-сообщества и экспертной деятельности

Важнейшей формой деятельности общественных палат регионов по решению стоящих перед ними задач является проведение общественной экспертизы проектов законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, муниципальных правовых актов органов местного самоуправления находящихся на территории субъекта муниципальных образований, а в ряде случаев не только проектов, но и действующих актов.

Безусловно, ориентиром в данной работе служит деятельность Общественной палаты Российской Федерации. За время своей работы с начала образования по 2010 г. она провела более 110 общественных экспертиз только федеральных законов, в том числе ныне действующих важнейших законодательных актов, таких, например, как Федеральный закон В«О муниципальной службе в Российской ФедерацииВ», часть 4 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральный закон о физической культуре и спорте, и многие другие. Представленные Общественной палатой в Государственную Думу заключения по результатам общественной экспертизы проекта того или иного федерального закона отличаются детальной проработанностью, компетентностью, а главное – беспристрастностью, нацеленностью на максимально возможное удовлетворение прав личности и общественных организаций. Заключения общественной экспертизы, в отличие от официальных экспертных исследований, проводимых органами государственной власти, лишены тенденциозности, на них не лежит печать лоббирования ведомственных и олигархических интересов. Зачастую они отличаются нестандартными подходами, поскольку общественная экспертиза проводится независимыми экспертами, производство экспертизы для которых не является повседневной рутинной обязанностью, поэтому у них отсутствует известный специалистам эффект В«замыливанияВ» восприятия сложного нормативно-правового текста. Как следует из Доклада федеральной палаты за 2010 г., всего за отчетный период ею были проведены экспертизы нескольких десятков важнейших законопроектов, данные по результатам экспертизы заключения содержат реальныеВ  рекомендации по устранению недостатков законодательных новелл. Общественная палата не ограничивается экспертизой только проектов нормативно правовых актов, но по мере необходимости обращается и к действующим актам. В частности, по итогам чрезвычайной ситуации, сложившейся в России летом 2010 г. вследствие лесных пожаров, Общественная палата создала специальную рабочую группу и организовала выездные общественные слушания в Кировской области с участием членов общественных палат субъектов Российской Федерации, руководителей органов государственной власти и местного самоуправления, МЧС, лесопромышленников и общественных организаций, по проблеме реформирования Лесного кодекса, рекомендации по итогам которых были направлены Президенту и Правительству Российской Федерации.

Таким образом, экспертиза проектов законов и иных нормативных правовых актов является одним из приоритетных направлений деятельности Общественной палаты Российской Федерации. Положительный опыт проведения экспертиз законопроектов региональными общественными палатами имеется в Тамбовской, Калининградской областях и ряде других субъектов Российской Федерации. В Иркутской области эта форма деятельности находится в стадии активного развития, равно как в процессе становления находится и областное эксперт-сообщество.

Экспертную деятельность не следует сводить только лишь к экспертизе законопроектов и действующих нормативных правовых актов. Безусловно, это – наиболее ответственная, квалифицированная, юридически оформленная в части исполнения и в части использования результатов, работа. Однако это лишь часть общественной экспертной деятельности, которая включает в себя также различные виды оценки, отзывы на решения органов государственной власти и органов местного самоуправления, оценку планов и программ, сделанную от имени и в интересах общественности, жителей Иркутской области, авторитетными специалистами, знатоками в той или иной области знаний.

Экспертную деятельность могут и должны осуществлять не только общественные палаты, но и другие институты регионального гражданского общества, сообщества экологов, предпринимателей, профессиональные союзы и т. д.

Следовательно, для того, чтобы экспертная деятельность в регионе развивалась и осуществлялась с должной активностью, необходимо дальнейшее формирование областного эксперт-сообщества.

К настоящему моменту соответствующую работу достаточно активно проводит Общественная палата Иркутской области. Прежде всего, в состав самой Общественной палаты входят в качестве ее членов авторитетные ученые, кандидаты и доктора наук, специалисты с многолетним стажем работы в различных областях. Они активно участвуют в экспертной работе палаты. Кроме того, на сегодня при Общественной палате Иркутской области сформировалась экспертная группа в составе 34-х человек: юристы, экономисты, социологи, архитекторы, медики, журналисты, специалисты в области культуры, национальных отношений, представители других областей знания.

За истекшие два с половиной года в плане экспертной деятельности наиболее полно Общественная палата работала по проектам областных целевых программ. Всего было подготовлено 19 заключений на подобные программы, многие предложения Общественной палаты были соответствующими органами государственной власти восприняты. Скрупулезной экспертной оценке была подвергнута в 2009 г. Концепция социально-экономического развития Иркутской области на период до 2020 г. Данная работа проводилась комиссией по вопросам регионального развития и местного самоуправления (председатель – В.И. Самаруха), комиссией по вопросам экономического развития (председатель – Н.И. Суворова), комиссией по вопросам науки и образования (председатель – М.И. Кузьмин). Членами Общественной палаты было внесено 17 предложений о поправках к данному политико-правовому документу, из них 6 органами власти были приняты. Велась также работа по подготовке заключений на проекты областных законов, осуществлялась экспертная оценка иных документов и решений органов государственной и муниципальной власти, результаты которой оформлялись не в форме экспертных заключений, а в виде отзывов, предложений, писем-рекомендаций и запросов, и т. п. Например, в октябре 2010 г. в Государственную Думу Российской Федерации были направлены предложения, выработанные по результатам обсуждения в Общественной палате области проекта федерального закона В«Об образованииВ».

Тем не менее, одним из важнейших направлений экспертной деятельности, в рамках которого еще многое предстоит сделать, является В«отладкаВ» механизма общественной экспертизы именно законопроектов и действующих нормативных правовых актов. Соответствующая нормативно-правовая база в области имеется.

Важным является то, что экспертизу того или иного законопроекта не обязательно могут проводить члены Общественной палаты. Они должны экспертизу организовать, а непосредственное экспертное исследование осуществляютВ  привлеченные специалисты – участники специально созданной В«подВ» данный законопроект рабочей группы: юристы, экономисты, социологи, политологи и другие специалисты – в зависимости от профиля законопроекта. Например, если законопроект посвящен обустройству городской среды, сохранению памятников культурного наследия, то в дело включаются представители экспертного сообщества из числа архитекторов, искусствоведов, реставраторов, строителей, коммунальщиков. Конечно, поскольку речь идет о нормативно-правовом тексте, костяк группы должны составлять все же юристы. Соответствующие профессионалы в Приангарье есть. Нужно лишь выработать механизмы их привлечения к работе.

Здесь мы выходим на вопрос более высокого порядка, а именно на проблему формирования регионального эксперт-сообщества. Ведь авторитетные, высокопрофессиональные независимые эксперты нужны не только для производства общественной экспертизы законопроектов. При осуществлении общественного контроля за деятельностью органов исполнительной власти, правоохранительных органов и органов исполнения наказания, для формулирования выводов о соответствии или не соответствии закону и интересам областной общественности тех или иных действий и решений органа власти, также нужны соответствующие знания и умения. Полученные результаты необходимо делать достоянием широкой общественности, освещать в СМИ, в частности, в форме аналитических статей или интервью. Общепризнанные авторитеты-эксперты (ученые, представители профессорско-преподавательского состава вузов, региональные политики – представители оппозиции, экологи, журналисты, лидеры общественных объединений и им подобные) призваны обобщать и В«озвучиватьВ» для власти общественное мнение жителей региона, добиваться, чтобы представители власти это мнение В«услышалиВ» и учли при выработке областной государственной политики, при принятии тех или иных решений, в том числе законодательных.

Грамотное, убедительное формулирование и оформление общественных инициатив – тоже удел профессионалов.

***

С целью получения достоверной картины В«иркутское экспертсообщество глазами иркутянВ» в рамках работы над настоящим Докладом было проведено социологическое исследование – анкетирование. Респондентам был предложен всего один вопрос: В«Кто из представителей общественности Иркутской области (юристов, политологов, журналистов, представителей общественных организаций, предпринимателей и т. п., кроме действующих представителей государственной и муниципальной власти), на Ваш взгляд может авторитетно выступать общественным экспертом при проведении экспертизы социально-правового качества областных законов и других нормативных правовых актов, экспертизы решений органов государственной власти? (указывается любое количество, но не более 10)В».

Помимо незаполненной таблицы из 10 строк, куда респондентам предлагалось вписать фамилии экспертов, им также предлагались альтернативные варианты ответов: 1. Таких людей в Иркутской области нет. 2. Такие люди, вероятно, в Иркутской области есть, но я их не знаю. 3. Таких людей гораздо больше десяти. 4. Другое (изложить свое мнение на обороте листа анкеты).

Особенностью опроса явилось то, что авторы исследования не ставили перед собой цели обеспечить его репрезентативность в традиционном социологическом смысле. Охват респондентов диктовался скорее соображениями В«пределов компетентностиВ», т. е. опросу подвергались прежде всего государственные и муниципальные служащие, сотрудники правоохранительных органов, сотрудники государственных учреждений, профсоюзные лидеры, бизнес-менеджмент и т. д., т. е. люди (как юристы, так и представители других областей знания, иных профессий), которые по роду своей деятельности так или иначе сталкиваются либо с правотворческим процессом, либо с его В«продуктомВ» – нормативными правовыми актами, могут знать наиболее авторитетных представителей научных и профессиональных сообществ, в той или иной степени квалифицированно судить об их профессионализме.

Исходя из этих соображений, было опрошено 140 человек, в том числе: - сотрудники различных подразделений аппарата Губернатора Иркутской области и Правительства Иркутской области, в том числе Главного правового управления – 32 человека; -сотрудники Института законодательства и правовой информации им.

М.М. Сперанского – 8 человек; - сотрудники местных администраций, в большинстве своем Администрации г. Иркутска, в том числе юридической службы – 24 человека; - освобожденные работники областных профсоюзных организаций – 14 человек; 

-сотрудники подразделений Прокуратуры Иркутской области – 12 человек;

- следователи Главного следственного управления при ГУВД Иркутской области – 12 человек;

- сотрудники Избирательной комиссии Иркутской области и территориальных избирательных комиссий – 11 человек; - преподаватели юридических вузов и факультетов г. Иркутска – 14 человек;

-иные – 13 человек.

Исследование дало следующие результаты.

Лидирующее положение среди названных в анкетах экспертов занял д.ю.н. В.В. Игнатенко (12 упоминаний), хотя он на момент проведения анкетирования занимал должность заместителя Губернатора Иркутской области, т. е. являлся действующим представителем государственной власти и не мог быть назван по условию анкеты. 9 раз в анкетах указан представитель профсоюзов В.В. Лукин. Однако в 2011 г. он избран депутатом Законодательного Собрания Иркутской области и в таком качестве вряд ли может рассматриваться как независимый субъект общественной экспертизы.

Следующую группу лидеров (от 3 до 8 упоминаний) образовали научные сотрудники Института законодательства и правовой информации им. М.М. Сперанского: А.А. Петров и др. Хотя условиями анкеты их упоминание не исключалось, т. к. они не являются по должности действующими представителями государственной власти, включать их в перечень кандидатов на проведение общественной экспертизы не имеет смысла, т. к. эти лица являются сотрудниками государственного научного учреждения и по заданию органов государственной власти осуществляют, в числе прочей деятельности, не общественную, а официальную – правовую и антикоррупционную – экспертизу нормативных правовых актов и их проектов. Поэтому они входят в состав иркутского регионального экспертсообщества в широком его понимании, более того, возможность проведения общественной экспертизы без их методического содействия сложно себе представить, но сами по себе они субъектами общественной экспертизы выступать не должны.

От 3 до 5 раз в анкетах называются юристы – представители высшей школы, а также в качестве возможного эксперта по трудовым вопросам назван правовой инспектор профсоюза. По 1-2 раза упомянуты иные лица, всего 82 человека.

Более трети – 47 человек (!) из числа опрошенных, несмотря на достаточный уровень знания юридической стороны жизни общества, ответили, что такие люди, вероятно, в Иркутской области есть, но респонденту они не знакомы. Из числа В«иныхВ» вариантов ответа можно выделить несколько перекликающихся с предыдущим и сводящихся к тому, что такие люди есть, но все они являются государственными гражданскими служащими, т. е. представителями власти.

Еще раз специально отметим, что в данном случае авторы доклада не претендовали на полноценное социологическое исследование. Понятно, что 140 человек – преимущественно представителей различных органов государственной власти и управления – охват недостаточный. Однако показательно то, что большинство опрошенных по роду службы работает непосредственно с правовыми документами, но при этом не знает – кто бы мог их независимо и профессионально оценить с точки зрения их социальноправового качества. Такой же результат был получен и в результате выборочных интервью с представителями различных кругов общественности.

Таким образом, полученные результаты можно прокомментировать, как представляется следующими моментами: а) население Иркутской области и даже специалисты, имеющие отношение к правовой сфере жизни общества, не обладают информацией о тех, кому общество может доверить осуществление общественной экспертизы; б) общественные лидеры, активные участники общественных движений в целом не позиционируют себя как экспертов, и не пытаются привлечь квалифицированных экспертов В«со стороныВ», в результате чего активность институтов гражданского общества по разным направлениям имеет зачастую достаточно стихийный и неподготовленный, а поэтому и неэффективный характер (см. предыдущие разделы доклада).

***

Таким образом, несмотря на существенные изменения в положительную сторону, имевшие место после создания в Иркутской области региональной Общественной палаты, еще очень много нужно сделать в направлении формирования областного эксперт-сообщества, развития и совершенствования экспертной деятельности.

Эксперт-сообщество – это не десяток автономно существующих специалистов. И уж тем более это не какая-то формализованная структура. Это система горизонтально связанных между собой представителей разных профессий и областей знаний, обладающих общепризнанным авторитетом, занимающих активную гражданскую позицию и готовых участвовать в жизни гражданскогоВ  общества своими знаниями и умениями. Их деятельность в необходимых случаях должна координироваться Общественной палатой Иркутской области. Их должна привлекать Общественная палата в состав рабочих групп при производстве общественных экспертиз областных законов, их проектов, муниципальных правовых актов, а также для оценки деятельности, тех или иных решений органов государственной власти в режиме общественного контроля. В широком смысле в региональное эксперт-сообщество входят и В«официальныеВ», профессиональные эксперты, т. е. работники государственных экспертных учреждений, сотрудники Института законодательства и правовой информации им. М.М. Сперанского, сотрудники юридических служб, осуществляющие правовую и лингвистическую экспертизы проектов нормативных правовых актов. Последние находятся с В«альтернативнымиВ» общественными экспертами в состоянии конструктивного диалога, при необходимости оказывают информационную поддержку и методическую помощь.

Такова идеальная картина, которая на сегодня пока еще в Иркутской области не сложилась.

Как представляется, формирование эксперт-сообщества является одной из приоритетных задач развития гражданского общества в Иркутской области на ближайшие годы, одним из условий создания В«развитогоВ» регионального гражданского общества.

Раздел 7. Состояние и перспективы развития в Иркутской области молодежных организаций, институтов защиты прав ребенка

Основными общественными институтами, посредством которых проявляется гражданская активность в части защиты прав детей, являются общественные организации по защите прав детей и благотворительные фонды Иркутской области.

В ИркутскойВ  области существует целый ряд общественных организаций по защите прав ребенка, однако наибольший интерес в контексте настоящего доклада в силу своей массовости, широты В«охватаВ» соответствующей проблематики, имеющихся многолетних наработок по проведению соответствующих мероприятий, вызывают: а) Иркутское областное отделение Российского детского фонда; б) Иркутское областное отделение Российского Красного Креста.

На протяжении 23 лет Иркутское областное отделение Российского детского фонда помогает детям-сиротам, воспитанникам и выпускникам социальных учреждений, детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, детям-инвалидам, юным талантам Приангарья. Иркутское областное отделение фонда работает по 15 общероссийским долгосрочным благотворительным программам: В«Глухие детиВ», В«Детский сахарный диабетВ», В«Скорая социальная помощьВ», В«За решеткой детские глазаВ», В«Семейный детский домВ», В«Детская библиотекаВ», В«Верим в тебяВ», В«1 июня - Международный день защиты детейВ», В«Теплый домВ», В«Здоровье детейВ», В«Детский туберкулезВ», В«Духовная защитаВ», В«Дети с ограниченными возможностямиВ», В«Новогодне-Рождественская благотворительная декадаВ», В«Слепые детиВ». А также реализует собственные региональные программы, их 7: В«Я бы мастером стал – пусть меня научатВ», В«Физкультура и спортВ», марафон – эстафета В«Помоги ребёнку, и ты спасёшь мир!В», В«Экология детстваВ», В«Студенты – детямВ», В«Дети глубинкиВ», В«Школьный портфельВ». По названиям благотворительных программ можно судить о широком спектре уставной деятельности фонда. При этом региональное отделение фонда не дублирует государственные программы, а находит свою нишу в решении детских проблем. За период, который охватывает настоящий Доклад, Фондом сделано много добрых дел. Информация об этих мероприятиях и об уставной деятельности Иркутского областного отделения Российского детского фонда приведена в Приложении в„– 8.1. к Докладу.

Настоящий Доклад редко обращается к персоналиям, его составители не ставили перед собой такой задачи. Однако в случае с Иркутским областным отделением Российского детского фонда представляется необходимым отдельно отметить работу его председателя С.В. Кулинич, возглавляющей Фонд с 1999 г. Как отмечают эксперты, партнеры Фонда по общественной деятельности, успехи Фонда во многом определяются активной жизненной позицией, неравнодушием и необыкновенной энергией, компетентностью руководителя. С.В. Кулинич – активный участник общественного женского движения Приангарья, член Областного совета женщин, областного правления Российского Красного креста, член Общественной палаты Иркутской области. Награждена орденом В«Знак почетаВ», медалью В«Ветеран трудаВ», почетной грамотой министерства просвещения России, почетной грамотой Губернатора Иркутской области, почетным знаком В«За заслуги перед Иркутской областьюВ».

Иркутское областное отделение Российского Красного Креста представляет наибольший интерес для рассмотрения, поскольку данная общественная благотворительная организация является центром репликации опыта по работе с людьми, затронутыми ВИЧ-инфекцией для других регионов нашей страны, а также для Украины, Белоруссии, Армении, Центральной Азии. Цели ее деятельности – практическая реализации идей гуманизма и сострадания к людям

Специалисты Иркутского областного отделения Российского Красного Креста известны далеко за пределами нашей области, они посещают различные регионы Российской Федерации, а также страны ближнего зарубежья, чтобы поделится своим опытом работы, кроме того, принимают на стажировки представителей из других отделений Российского Красного Креста.

На сегодняшний день существование Иркутского областного отделения Российского Красного Креста стоит под угрозой, поскольку аренда помещения, в котором находится организация, заканчивается, средств на ее продление нет, также нет и другого помещения, где сотрудники могли бы осуществлять свою деятельность. По этой причине, имеющиеся программы приходится В«сворачиватьВ», а проект, направленный на борьбу с туберкулезом, на который можно привлечь средства, не начинать.

Иркутский общественный благотворительный фонд Тихомировых по реабилитации детей-инвалидов с помощью верховой езды был создан в 2000 году. Он является одним из нескольких общественных благотворительных фондов в Иркутской области. В Разделе 1 Доклада данная организация уже была кратко охарактеризована. Дополнительно можно добавить, что сегодня это добровольческая организация, основным направлением деятельности которой является проведение занятий с детьми-инвалидами по лечебной верховой езде. На постоянной основе в фонде работает 15 человек, среди которых несколько студентов Иркутского государственного педагогического университета и Иркутской государственной сельскохозяйственной академии. В фонде занимается около 50 детей-инвалидов из Иркутска.

Более подробная характеристика областной организации Красного Креста, Фонда Тихомировых и ряда других организаций приведена в Приложении в„– 8.2.

***

Важным показателем гражданской активности населения Иркутской области в направлении оказания помощи детям, заботы о будущих поколениях, являются проявления адресного В«детскогоВ» меценатства. Отчасти эта проблематика уже рассматривалась в разделе 5. В рамках настоящего раздела в целях изучения состояния и перспектив развития в Иркутской области защиты прав детей проведен опрос методом анкетирования представителей бизнес-сообщества города Иркутска на предмет становления и развития меценатства в пользу социально незащищенных детей Иркутской области.

Были опрошены представители таких зарекомендовавших себя на строительном рынке Иркутской области организаций как ЗАО В«ВостСибстройВ», ООО В«Сибирский проектный институтВ», ООО В«Эффект и КоВ», ЗАО В«ИркутскЖилГорПроектВ», агентство недвижимости В«Империя жильяВ», НК В«БайкалрегионпроектВ», ОАО В«ЭнерпредВ», Министерство строительства и дорожного хозяйства Иркутской области.

Топ-менеджерам указанных организаций было предложено дать общее определение понятия В«меценатствоВ», в результате опроса выяснилось, что под указанным термином понимают: 1) 58,2 % безвозмездную (благотворительную) помощь. 2) 21,8 % выделение денежных средств в пользу нуждающихся. 3) 13,4 % бескорыстную поддержку. 4) 6,6 % помощь в развитии общества.

На вопрос В«Что нужно для возрождения меценатства в Иркутской области?В» 12,2 % опрошенных посчитало, что для этого необходимо создание фондов поддержки детей, студентов, ученых, наличие благотворительных проектов для участия. 57,8 % респондентов видят снижение налогового бремени для благотворителей в качестве основы для возрождения меценатства, а также пропаганду и публичное признание меценатства. 20,3 % полагают, что основным толчком для возрождения меценатства послужит повышение благосостояния населения. А 9,7% считают, что только духовное развитие будет основой для меценатства.

С остальными результатами данного социологического исследования, проиллюстрированными диаграммами, можно ознакомиться в Приложении в„– 8.3.

***

Институтами, через которые реализуется гражданская активность молодежной части населения Иркутской области, отстаиваются интересы молодежи, формируется актив (В«общественный кадровый резервВ») для регионального гражданского сообщества, являются детские и молодёжные общественные объединения, играющие немаловажную роль в социальном становлении молодого человека, в развитии его личности. Их деятельность направлена на разностороннее развитие детей и молодёжи. С каждым годом в Иркутской области наблюдается увеличение числа детских и молодежных общественных объединений различной направленности. На сегодняшний день их насчитывается 39.

Молодежь является важнейшей социально-демографической группой, в структуре населения города Иркутска, основным стратегическим ресурсом городского развития, поэтому очень важно выяснить воспитывается ли гражданская позиция у молодежи.

Формирование гражданской позиции можно проследить через созидание, оказание помощи другим, стремление сделать что-то хорошее для общества. Студенты города Иркутска не уступают бизнесменам и другим сознательным гражданам в своем стремлении творить добрые дела. Для этого ребята вступают в молодежные организации, организуют студенческие театры и проводят различные благотворительные акции в помощь детям.

Более подробная справка о некоторых студенческих мероприятиях, а также об активно функционирующих молодежных и детских организациях, приведена в Приложении в„– 8.4.

С целью изучения мнения молодежной части иркутского регионального сообщества о состоянии гражданского общества вообще и молодежных организациях, в частности, развитии патриотического воспитания, защите прав детей в Иркутской области был проведено социологическое исследование – опрос учащихся средних специальных образовательных учреждений (Иркутский авиационный техникум, Иркутский государственный педагогический колледж в„– 1, Технический колледж ИрГТУ, Колледж управления и предпринимательства САПЭУ, Сибирский государственный межрегиональный колледж строительства и предпринимательства, Иркутский колледж экономики и туризма).

Результаты исследования показали, что у большинства респондентов, нет четкого понимания того, что представляет собой гражданское общество (46,3 %). Этот вопрос вызвал заметные затрудненияВ  и оценки, носили, скорее, бытовой характер (честное, дружное, скопление людей) (12,4 %). Основная проблема состоит в том, что в целом гражданское общество понимается как нечто В«целое, единое, дружноеВ», но отстраненное от самих участников общества (6,8 %). Гражданское общество есть условие В«хорошего настроенияВ» и В«комфортаВ». Прозвучало также консервативное представление о гражданском обществе, жизнь по В«божьим законам и заповедямВ» (4,5 %).

Имеет место либеральное представление о гражданском обществе, как о пространстве реализации прав и свобод граждан, о системе законов и правил, прав и обязанностей (30,0 %). Интересно, что идентификация себя либо членов местного сообщества как части гражданского общества не встречалось.

Приведем наиболее удачные, на наш взгляд, определения гражданского общества и оценки его состояния в современный период в представлениях учащихся. В«Гражданское общество – это сфера самопроявления свободных граждан и добровольно сформировавшихся ассоциаций и организаций: не зависимая от прямого вмешательства и произвольной регламентации со стороны государственной властиВ». В«Гражданское общество – это общество людей, которые участвуют в общественных мероприятиях, совместно сообща решают какие-либо проблемы, устраивают различные мероприятия и т.д. В».

Правда, встречаются и ответы типа « России его точно нет…».

На вопрос В«Проявляете ли вы гражданскую активность?В» 63,1 % опрошенных дали положительный ответ, 17,4 % считают, что нет, 7,2 % лишь иногда проявляют гражданскую активность, 12,3 % респондентов затруднились ответить на данный вопрос.

Подробно с результатами данного социологического исследования можно ознакомиться в Приложении в„– 8.5.

В современных условиях все более значимым становится поддержка самореализации молодого поколения. Молодежь необходимо вовлекать в социальную политику, информировать о возможностях самореализации. Реальными субъектами молодёжной политики должны являться не только органы государственной власти, но и собственно молодые люди в возрасте от 14 до 30 лет через созданные ими детские и молодёжные общественные объединения, что придает развитию молодёжной политики в России, регионе устойчивый характер, основанный на преемственности достижений и восприимчивости к актуальным вызовам. Можно уверенно предполагать, что именно участники общественных объединений в будущем сформируют ведущий круг лидеров Иркутской области в экономической, общественной и политической жизни.

Общественная палата Иркутской области уделяет большое внимание работе с молодежью, развитию детских и молодежных организаций (комиссия по делам молодежи, спорту и патриотическому воспитанию, председатель Попов А.К.). В частности, проведены общественные слушания, посвященные долгосрочной целевой программе В«Молодежь Иркутской области 2011-2013 гг.В»; состоялись выездные заседания комиссии, направленные на патриотическое воспитание молодежи, развитие спорта в муниципалитетах области; прошли акции по пропаганде безвозмездного донорства; осуществлены мероприятия, в рамках которых обсуждались проблемы формирования и развития студенческих отрядов; проведен круглый стол по вопросам реализации трудового потенциала иркутской молодежи, и т. д.

***

Задачей изучаемого сегмента гражданского общества является, в числе прочего, организации патриотического воспитания молодежи, подготовка молодых людей к службе в армии.

Патриотическое воспитание – это сложная система социально-педагогической деятельности, связанная с передачей жизненного опыта от поколения к поколению, с целенаправленной подготовкой молодого человека к созидательному труду на благо Отечества, с его социализацией, формированием и развитием духовно-нравственной личности, способной любить свою Родину, постоянно ощущать связь с ней, защищать ее интересы, сохранять и преумножать лучшие традиции своего народа, его культурные и религиозные ценности, постоянно стремиться к обеспечению безопасности личности, общества и государства.

Работа по патриотическому воспитанию молодежи Иркутской области направлена, прежде всего, на создание воспитательной системы, способной обеспечить целенаправленное воздействие на формирование и развитие личности, обладающей качествами гражданина – патриота Родины, воспитание готовности успешно выполнять гражданские обязанности в мирное и военное время.

В г. Иркутске одними из главных партнеров государства в обеспечении создания условий для патриотического воспитания подрастающего поколения являются общественные организации: Городской Совет ветеранов войны и труда, Ассоциация воинов интернационалистов, Комитет солдатских матерей, общественная организация В«ПатриотВ», общественная организация В«Патриотический союз молодежиВ», Городской комитет Российского союза молодежи, РОСТО ДОСАФ и др.

Имеются положительные примеры и в удаленных В«уголкахВ» Приангарья. Здесь успех работы с подрастающим поколением складывается, как видится, из двух составляющих: а) неравнодушие и посильная помощь со стороны муниципальных властей; б) деятельность В«подвижниковВ» - общественников, людей, отдающих себя любимому делу. В качестве иллюстрации подобного эффективного партнерства можно привести работу с молодежью и детьми, осуществляемому руководителем Куйтунского районного отделения РОСТО (ДОСААФ) Иркутской области С. Сапеги в сотрудничестве с местными властями (мэр А. Полонин) *28.

*28 По материалам газеты В«СМ Номер одинВ» насыщенного и безопасного досуга детей в каникулярное время, активны СПО и в периоды В«межсезоньяВ».

Отрадно, что в иркутских вузах по сути еще с советских времен сохраняются традиции создания студенческих педагогических отрядов, которые выполняют важнейшую функцию обеспечения организованного,

В 2009 г. проводились мероприятия в рамках реализации областной государственной социальной программы В«Патриотическое воспитание граждан в Иркутской областиВ» на 2008-2010 годы. В мае-июле 2009 года организована областная военно-спортивная игра В«ОрленокВ» (В«Школа безопасностиВ»), прошел отборочный этап межрегиональных соревнований В«Юный спасательВ».

В настоящее время, школами города ведется шефская работа с ветеранами Великой Отечественной войны. Особой гордостью города является вахта Памяти у Вечного огня Славы. Центр этой работы – Пост в„– 1 города Иркутска – старейший из 21 Поста в„– 1 в России, который не прекращал своей работы 35 лет. Ежегодно в почетный караул заступают более полутора тысяч старшеклассников города.

Активно к патриотическому воспитанию школьников привлекаются детские общественные организации. В настоящее время в Иркутске насчитывается 25 детских общественных организаций, в которых участвуют более 1000 школьников. Деятельность этих организаций высоко оценена на разных уровнях. В 2010 году патриотический клуб В«ЕдинствоВ» занял первое место в международном слете юных патриотов В«Равнение на победуВ», военно-поисковое объединение В«НаследиеВ» награждено почетным знаком В«Орден Святого Александра НевскогоВ».

Иркутская региональная общественная организация В«Патриотический союз молодежиВ» (РПСМ) создана в 2000 г. на основе и под покровительством Иркутского театра народной драмы. РПСМ не политическаяВ  и не религиозная организация, её основные задачи педагогические, воспитательные, творческие. Целевая аудитория: школьники, молодёжь до 30-ти лет. География деятельности: гг. Иркутск, Ангарск, Тулун, Усть-Кут, п. Седаново (Усть-Илимский район), п. Качуг (Качугский район). Более подробная информация о деятельности РПСМ содержится в приложении в„– 8.6.

Новое поколение молодёжи растет на американских боевиках, и как неизбежныйВ  результат – растут наркомания, пьянство и детская преступность. Проявляется устойчивое падение престижа военной службы, поэтому при подготовке молодых людей к службе в армии необходимо начинать работу с повышения ее значимости в молодежной среде с использованием новых средств коммуникации и методов, которые будут восприняты одной из самых сложных и критически настроенных аудиторий – молодежной.

Сегодня жизненно важно возродить в российском обществе чувство истинного патриотизма как духовно-нравственную и социальную ценность, сформировать в молодом человеке граждански активные, социально значимые качества, которые он сможет проявить в созидательном процессе и в тех видах деятельности, которые связаны с защитой российских рубежей.

Сохраняя традиции и преемственность поколений, развивая чувство гражданственности и любви к своей малой родине, в школах необходимо уделять особое внимание патриотическому воспитанию: воспитанию гражданина и патриота России, основанное на изучении её правовой и государственной систем, символики, истории города и страны, жизни и деятельности выдающихся людей, развитию чувства гордости за свою страну.

Воинская служба и допризывная подготовка должны выглядеть в глазах молодежи как почетная необходимость. Только так мы сможем реально повысить их престиж и привлекательность. Гражданскопатриотическое воспитание детей и молодежи является обязательным условием формирования социально здорового, положительного образа молодого человека. Для того, чтобы у молодых людей сформировалась гражданская ответственность необходимо объединить усилия общественных организаций, органов власти и средств массовой информации в деле гражданско-патриотического воспитания детей и молодежи. Способствовать повышению роли семьи в духовно-нравственном становлении растущей личности и воспитании патриотизма. Содействовать развитию молодежных дружин, ведущих деятельность по профилактике правонарушений по месту жительства, охране общественного порядка на улицах города и в других общественных местах.

***

Как представляется, проблематика становления и развития в регионе гражданского общества напрямую связана с институтами усыновления, опеки и попечительства, патронатных и приемных семей. Ведь все эти институты свидетельствуют о гражданской активности населения, о наличии неравнодушных людей, готовых оказать посильную помощь В«чужимВ» детям

– нашему общему будущему. Безусловно, именно такие личности (а не В«яркиеВ» благодаря пиару социальные менеджеры) и составляют главную, В«рабочуюВ» часть гражданского сообщества.

Согласно данным Министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области от 23.09.2010 г., - количество детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся на территории Иркутской области в 2009 году составило 27649, в 2010 году – 22812.

- количество детей, находящихся под опекой (попечительством) составило в 2009 году – 15331, в 2010 году – 15162.

- на воспитании в приемной семье в 2009 году находились 1980 детей, в 2010 году – 3090.

За последние годы законодательство в сфере опеки и попечительства кардинально поменяло вектор. Некоторое время назад все полномочия в этой сфере были переданы с муниципального уровня на региональный *29.

*29 Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. в„– 258-ФЗ В«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочийВ» // Российская газета. 2007. 31 дек.

В основном субъекты Российской Федерации приняли соответствующие региональные законы об осуществлении этих полномочий. В большинстве регионов (62 субъекта РФ) приняли законы о наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями субъекта Российской Федерации по организации и осуществлению деятельности органов опеки и попечительства, сохранив за собой координирующие и контрольные функции.

Только шесть российских регионов создали отдельный орган исполнительной власти. В Иркутской области им стал департамент семейной, демографической политики, опеки и попечительства Иркутской области, которым с 1 января 2008 года осуществлялись полномочия по опеке и попечительству. С 1 декабря 2008 года департамент присоединен к министерству социального развития, опеки и попечительства Иркутской области. В министерстве уверены, что это был стратегически правильный шаг и итоги работы двух лет говорят сами за себя.

Кроме этого, в состав департамента передан региональный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. В нем находятся сведения о 8 тыс. 104 девчонках и мальчишках, которые хотят найти новых мам и пап.

Однако цели, ради которых проводились изменения в этой области, вряд ли будут достигнуты таким способом, поскольку в результате данных нововведений произведена децентрализация ответственности за защиту прав детей в РФ, поскольку осуществление практических мер в области защиты прав детей передается на усмотрение властей каждого из субъектов РФ без каких-либо обязательных стандартов.

Вроде бы, данный Закон повысил значение проблем обеспечения прав детей с местного на региональный уровень, однако теперь решение проблем детства сконцентрировано в компетенции органов власти субъектов

Российской Федерации с вытекающими отсюда правовыми и финансовыми последствиями. Представляется более логичным оставить полномочия по организации и осуществлению деятельности по опеке и попечительству на местном уровне, в связи с приближенностью последних к насущным проблемам подопечных, а контроль за надлежащим исполнением указанных функций предоставить органам власти субъектов Федерации.

Самая горячо обсуждаемая на сегодняшний день форма семейного устройства это – патронат. Институт патронатной семьи в Иркутской области еще в 2009 г. депутаты назвали В«нецелесообразнымВ» в связи с низким размером компенсационных выплат воспитателям, хотя соответствующий областной закон был принят еще в 2004 г. *30 Семьям, решившим в такой форме помочь ребёнку, не положено коммунальных льгот, не приравнивается патронат и к трудовому стажу. Ситуация не изменилась и на сегодняшний день – пособие на содержание приёмного ребёнка составляет 4800 рублей, также патронатные воспитатели не получают компенсацию затрат, связанных с осуществлением ухода за больными несовершеннолетними. Почему государство с огромными лесными, нефтяными, газовыми ресурсами не вкладывает средства в тех, кто через пару десятилетий будет формировать его облик, до сих пор остаётся загадкой. Все претенденты в патронатные воспитатели проходят достаточно серьёзный отбор. Среди требований – соответствие жилищных условий, отсутствие судимостей и проблем с алкоголем у всех членов семьи. Психолог детского дома проводит диагностические исследования на совместимость. Кроме того, должно быть получено согласие всех членов семьи. Но и после того как ребёнок попал в патронатную семью, связь его с детским домом не прерывается. Детский дом ведёт так называемое В«социальное сопровождениеВ». Составляется график, согласно которому педагоги посещают семью. Если ребёнок уходит на опеку, детский дом уже не несёт за него никакой ответственности. Родители выбирают патронат, потому что В«тылы прикрытыВ». Они в любой момент могут прибежать за помощью.

Дети, не жившие в семье, как правило, не могут построить свои семьи и во взрослой жизни. Причём это вовсе не значит, что они не будут рожать детей. Будут, но воспитывать не станут. Слабость нашего государства в том, что оно слишком мало работает с неблагополучными семьями. Самое простое – забрать ребёнка из такой семьи, и дело с концом. Зато в результате мы имеем то, что имеем: переполненные детские дома и приюты. Лучше поддержать кровную семью, чем бесконечно выстраивать систему казённого детства. Ни детские дома, ни опека, ни патронат не справятся с тем валом, который идёт. Количество беспризорных детей растёт в геометрической прогрессии. Патронат приближает детей к условиям, близким к домашним. Но он не излечивает их полностью от той боли, которую испытывают дети от разрыва с родной семьёй*31.

Запуск нового социально-реабилитационного проекта в Иркутской области можно назвать огромным прорывом в стремлении общества сохранить семью. Смысл проекта, если в двух словах, – не отбирать детей у неблагополучных родителей, а помочь горе-семье, чтобы все-таки сохранить для ребенка дом и маму с папой. Лишить пьющих и нерадивых родителей опеки над ребенком и сдать его в приют – распространённая практика в нашей стране. Но от такого воспитания тоже нет толку. От 60-80% выпускников детских домов и приютов в первые же годы попадают в тюрьму. Получается, что таким образом общество само выращивает преступников. Значит, забрать ребенка от родителей – тоже не выход.

*30 Закон Иркутской области от 28.05.2004 г. в„– 28-оз (ред. от 07.12.2009) В«О патронатной форме устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в Иркутской областиВ» // Восточно-Сибирская правда. 2004. 17 июня.

*31 Восточно-Сибирская правда. 2010, 6 марта.

В 2008 году на эту проблему обратило внимание государство, и по инициативе Президента Российской Федерации (на тот момент – В.В.

Путина) был создан Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Цель работы фонда – сократить распространение неблагополучия детей, помочь тем, кто попал в приют или растет в неблагополучной семье. В июле 2009 г. областной учебно-методический центр по переподготовке и повышению квалификации специалистов системы социальной защиты населения под руководством Т. Хижаевой получил грант на проведение в Иркутской области специального проекта – обучение социальных работников инновационным технологиям в работе с семьей и детьми, находящимися в трудной жизненной ситуации, в условиях сельских поселений и внедрении новых технологий в работу социальных служб.

Разлучать детей и родителей – не решение проблемы. Приемные семьи, в которые забирают маленьких сирот при живых родителях, тоже редко бывают идеальными. Конечно, есть такие, которые берут ребенка, потому что искренне хотят ему помочь, воспитать его. Но даже в такой любящей семье ребенок навсегда останется чужим, неродным. И всегда будет вспоминать о маме, пусть плохой, но любимой.

Мэр Балаганского района Н. Жукова – в прошлом заместитель мэра по социальной работе. Именно благодаря ее опыту проходит успешно реализация проекта на этой территории. Основная задача администрации - организовать слаженную совместную работу всех органов и ведомств. В каждом из поселков создана участковая социальная служба, которая состоит из психолога, специалиста по социальной работе и социального педагога. Задача такой службы – выявить неблагополучные семьи и оказать помощь каждой из них. Центр выделяет деньги, чтобы дать возможность вылечиться тем, кто страдает от алкоголизма, местные администрации помогают материально, чтобы родители смогли подготовить ребенка к новому учебному году. Делают все, чтобы опустившиеся люди смогли хоть как-то привести в порядок свои обветшалые дома.

Работа в рамках проекта сводится не только к восстановлению неблагополучных семей и содействию в возвращении детей к биологическим мамам и папам, но и в профилактике ранних отказов от новорожденных. И нередко социальным работникам удается убедить мать, которая находиться в тяжелом положении, оставить ребенка себе, а не на попечении государства. Таким женщинам помогают материально, поддерживают их – все для того, чтобы ребенок вырос полноценным, в полной семье со своими родителями.

Но не всегда удается оставить ребенка с родителями. Семейновоспитательный комплекс В«МолодежныйВ» в поселке Танхой, Заларинского района, как раз такой, где дети живут без мамы и папы. Основная задача здесь – социально-трудовая реабилитация трудных подростков. Администрация комплекса – соисполнители проекта: обученные специалисты используют формы, методы и приемы работы с подростками, временно помещенными в центр, готовят опекаемых к самостоятельной жизни, восстанавливают детско-родительские отношения. После прохождения реабилитационных мероприятий дети возвращаются в родные семьи. Подростки получают первые профессиональные навыки и становятся полноправными помощниками в ведении хозяйства. У воспитанников есть возможность выучиться на портного, повара, автомеханика, фермера.

Но и это не главное, уникальность этого комплекса в том, что дети здесь живут в условиях, максимально приближенных к настоящему дому и семье. Он состоит из 17 семейно-воспитательных групп, по шесть воспитанников в каждой. У них есть свой дом и приусадебный участок, за которым дети ухаживают. Держат скот, выращивают овощи. Процесс реабилитации в группе осуществляют два воспитателя – обязательно мужчина и женщина.

Не допустить изъятия ребенка из семьи или сделать все, чтобы он потом вернулся обратно окрепшим, с серьезными жизненными навыками и установками – и есть задача проекта. Глубина распада семьи в каждом случае определяется социальными работниками с единственной целью: ребенок не должен страдать. Специалисты-диагносты, в числе которых, например, фельдшер и социальный педагог, в течение длительного времени наблюдают за семьей и помогают ей. В крайнем случае, ребенок определяется жить к родственникамВ  или приемным родителям, но не теряет связи с биологической семьей.

На сегодняшний день, проект дает неплохие результаты, поэтому главы муниципальных поселений пришли к единому мнению, что работу нужно продолжать. Главное, чтобы связь с родителями не прерывалась, а становилась основой для формирования у маленького человека правильных жизненных ориентиров *32.

*32 Байкальские вести. 2010, 16-22 августа.

Своеобразной лакмусовой бумагой отношения общества к детям выступают детские дома.

Причин неблагоприятного положения детей в России несколько. Это и ненадлежащееВ  исполнение родителями своих обязанностейВ  и несовершенство действующего законодательства, а также бездействие, формальный подход к выполнению своих обязанностей работников различных государственных и муниципальных органов и учреждений, приводящих к многочисленным нарушениям прав и законных интересов детей во всех сферах их жизнедеятельности, что особенно относится к социально незащищенным детям, чья судьба находится именно в руках таких органов и учреждений.

К сожалению, речь также идет и о детских домах, которые должны по сути заменить ребятам семью, а на деле зачастую мы сталкиваемся с безответственным отношением работников к судьбам обездоленных детей.

Для того чтобы выяснить положение дел в данной сфере в рамках подготовки Доклада было проведено социологическое исследование – интервьюирование сотрудников детских домов Иркутской области со стажем работы от 3-х до 5-ти лет. Характерно, что респонденты настаивали на анонимности, по их просьбе не называются и детские дома, где проводилось интервьюирование.

Работникам детских домов были представлены следующие вопросы: 1) С какими основными трудностями сталкиваются воспитанники детских домов? 75.8 % пояснили, что наряду с отсутствием семьи воспитанники часто лишены элементарных средств личной гигиены, а также продуктов питания из-за неправомерных действий со стороны администрации детских домов. 24.2 % отметили несоответствие работников администрации детских домов занимаемым должностям. Имеющиеся программы для обучения воспитанников часто не соответствуют уровню развития детей, в связи с чем у последних развивается агрессивность, имеют место самовольные уходы из детских домов. 2) Какие общественные организации в защиту детей Вам известны? Все опрошенные (100%) затруднились ответить на указанный вопрос, отметив, что в детские дома участники подобных организаций не обращаются, помощь не оказывают. 3) Известны ли Вам факты получения детским домом безвозмездной помощи от граждан (юридических лиц)? 65.2 % указали, что помощь указанным категориями оказывается, но зачастую не доходит до адресатов. 34.8 % указали, что помощь детским домам граждане и юридические лица оказывают, но о масштабности говорить не приходится. 4) Какого рода помощь оказывается воспитанникам детских домов? 68.2 % ответили, что парки развлечений, театры принимают воспитанников бесплатно, администрации детских домов ищут спонсоров среди юридических лиц чтобы, к примеру, провести экскурсии. 31.8 % пояснили, что граждане приносят вещи, книги. Организации иногда устраивают детям праздники и поход в кино. 5) Можно сказать, что общество проявляло большую гражданскую активность в отношении воспитанников детских домов в 2009-2010 гг. по сравнению с предыдущими годами?

На данный вопрос все опрошенные работники детских домов однозначно ответили отрицательно. 6) Повысился ли уровень жизни воспитанников детских домов?

На данный вопрос все опрошенные работники детских домов единодушно ответили, что при достаточном финансировании детских домов уровень жизни воспитанников не только не повысился, а даже понизился. Продукты питания, поставляемые в детские дома организациями, выигравшими тендер, не всегда надлежащего качества, поскольку проведение указанных тендеров администрацией детских домов проводится с нарушением требований законодательства. 7) Отмечаете ли Вы рост числа детей, принятых в семьи?

100 % опрошенных отметили рост числа детей принятых в семьи, однако отмечали, что в детских домах в основном находятся дети с различными заболеваниями, в связи с чем, усыновление проводится только иностранными гражданами, поскольку граждане России не желают обременять себя больными ребятишками. 8) Являются ли воспитанники детских домов участниками молодежных организаций? 40 % отметили, что умственный уровень воспитанников детских домов не позволяет им участвовать в молодежных движениях и организациях, однако ребятам бы пошло на пользу создание при детских домах специализированных спортивных секций и т.п. 60 % ответили отрицательно. 9) Проводится ли патриотическое воспитание в детских домах? 70.2 % пояснили, что в рамках воспитательной работы с воспитанниками проводятся выезды на Вечный огонь, в детский дом приглашаются ветераны ВОВ на празднование Дня Победы. 29.8 % утверждают, что с воспитанниками проводятся лишь беседы патриотической направленности, касающиеся необходимости службы в армии.

***

Как и в прежних разделах Доклада, попытаемся в рамках проблематики данного раздела продемонстрировать наличие гражданской активности в деле защиты и поддержки детей на примере разовых акций, конкретных мероприятий. 7 февраля 2010 г. в клубе В«СтратосфераВ» проводился заключительный этап зимнего фестиваля В«Я хочу сделать мир добрееВ», организованный для воспитанников детских домов области. Специально для ребят был организован праздник, обед и дискотека. Фестиваль состоял из нескольких этапов. Вначале ребята посещали кружки, готовились к соревнованиям, которые прошли в педагогическом университете Иркутска. Дети участвовали в разнообразных конкурсах: начинающие танцоры и художники, певцы, актеры и спортсмены и даже парикмахеры показали свои таланты и пообщались со своими ровесниками из других детских домов. Волонтеры не просто проверяли, чему учат подрастающее поколение в детских домах, активная молодежь области нашла начинающих, но неравнодушных специалистов, которые организовали мастер-классы для детей: научили их красиво двигаться, делать прически, не бояться продемонстрировать свои способности на сцене. Навыки, полученные за время подготовки к фестивалю, помогут лучше адаптироваться к взрослой жизни.

Собрать участников, провести отборочные туры, купить подарки – на все требуются значительные финансовые вложения, в одиночку активной молодежи не справится. Хорошо, что к фестивалю подключились организации и люди, которым не все равно. Спонсорами выступили ОАО В«ИркутскэнергоВ», ведущие организации и предприятия, частные лица. Благодаря тому, что на призыв помочь откликается все больше людей, удалось расширить географию фестиваля. Например, впервые приехали ребята из Слюдянки. Всего в конкурсах приняли участие 15 детских домов области. Организаторы мероприятия верят, что вместе действительно можно сделать этот мир добрее. Волонтеры не боятся строить планы на будущее – уже сейчас началась подготовка к следующему фестивалю В«Я хочу сделать мир добрееВ». Кроме того, молодежь решила научить ребят из детских домов снимать настоящие фильмы. Молодые специалисты отправятся в детские дома области, чтобы помочь снятьВ  видео о месте, где живут ребята. По итогам съемок пройдет конкурс, победителям которого будут вручены В«ОскарыВ».

Проводит соответствующую работу и историко-мемориальный отдел Иркутского областного художественного музея. В«Усадьба В.П.СукачеваВ» преследует две главные цели: 1) возрождение духа русской дворянской усадьбы, знакомство посетителей через погружение в историю; 2) возрождение традиций Владимира Платоновича Сукачева.

Благотворительность, помощь сиротам, всем нуждающимся, была широко распространена в XIX веке. Она была нормой христианского мировоззрения человека того времени. Да и сам В.П. Сукачев очень много делал в этом направлении. Как сказала заведующая отделом Иркутского областного художественного музея В«Усадьба В.П. СукачеваВ» Н.В. Гончаренко: В«Мы идем за ним, хотим показать современному обществу, что можно жить не только своими интересами, но и видеть другого человека с его нуждами, проблемами. И мы любим и жалеем детей-сирот и детей из неблагополучных и малообеспеченных семей…». У музея сложились стойкие связи с несколькими учреждениями такой направленности, в частности приют В«СибирячокВ» (с. Урик), Иркутский областной санаторный детский дом, школа-интернат для музыкальноодаренных детей. Для них и детей из неблагополучных и малообеспеченных семей работниками В«Усадьбы В.П. СукачеваВ» проводятся следующие мероприятия: Детский Рождественский фестиваль В«Вифлеемская звездаВ», праздник В«Танцуем вместе в дворянской усадьбеВ», проект В«Знакомство с музеемВ», детский праздник В«Пусть всегда будет солнцеВ» с посещением выставки кукол из кукольной галереи В«ВахтановъВ» (г. Москва), мастер-классом по изготовлению куклы-пандоры века и разучиванием танцев XIX века, совместно с областным детским санаторным домом проведено мероприятие В«Слава русского оружияВ» и другие мероприятия. И конечно же следует сказать о Благотворительном Бале, который проводится ежегодно с разной тематикой, в частности в 2009 году это был Бал-маскарад, собранные средства на котором пошли на приобретение спортивного инвентаря для детей инвалидов-опорников из иркутской коррекционной школы в„– 20, а 18 декабря 2010 года состоялся благотворительный Французский бал с проведением лотереи-аллегри в пользу детей-сирот из приюта В«СибирячокВ» (с. Урик).

Дети – народ восприимчивый и благодарный. Одиножды преподанный урок Добра может стать ориентиром на всю жизнь. Прекрасный пример тому – совместная деятельность взрослых и детей на базе ангарской школы- интерната в„– 1, где создан детский В«Трудовой десантВ» по образу ставшего уже забываться тимуровского движения*33.

***

На основании изложенного можно сделать вывод, что о формировании развитого гражданского общества в Иркутской области в части молодежных организаций и институтов помощи детям говорить пока рано, однако постепенно наблюдается тенденция к повышению уровня правовой и моральной культуры населения, проявляющихся в числе прочего и в сопереживании граждан В«чужимВ» проблемам, прежде всего проблемам детей, попавших в трудную жизненную ситуацию; воспитывается гражданская позиция у молодежи. Говоря об общественных организациях и благотворительных фондах можно утверждать, что общественные интересы для них имеют приоритет над частными. В связи с чем имеются необходимые предпосылки для дальнейшегоВ  развития гражданского общества в Иркутской области, однако для этого необходима поддержка со стороны государства. Большим шагом вперед является введение в Иркутской области в 2010 г. института Уполномоченного по правам ребенка*34, как раз и призванного наладить диалог в рассматриваемой сфере между государством и гражданским обществом. Однако не следует упускать из внимания то обстоятельство, что Уполномоченный, координируя, в числе прочего, и профилактическую деятельность, тем не менее в первую очередь является институтом оперативного реагирования на ситуации жестокого обращения с детьми и другие подобные экстремальные ситуации post factum; его главная задача – не обеспечение, а защита. Гражданское же сообщество должно стремиться к недопущению противоправных ситуаций, к созданию нормальных условий для развития ребенка, для становления подростковой личности. Активистам разнообразных общественных организаций соответствующей направленности во взаимодействии с органами государственной и муниципальной власти следует уделить пристальное внимание состоянию дел в детских домах.

*33 Федотова Н. Десант добра // Копейка. 2011, 27 апреля. 

*34 Закон Иркутской области от 12.07.2010 г. в„– 71-ОЗ В«Об Уполномоченном по правам ребенка в Иркутской областиВ» // Областная. 2010. 23 июля.

Заключение

По замыслу авторов-составителей, поддержанному членами Общественной палаты Иркутской области, настоящий доклад призван выполнить научно-познавательную, информационную и прикладные задачи.

Научно-познавательной задачей доклада является комплексное исследование сегодняшнего состояния и перспектив развития институтов гражданского общества в Иркутской области с учетом региональной специфики Восточной Сибири, национальных, природных и иных местных условий, с акцентом лишь на отдельных институтах гражданского общества с учетом названной специфики. При решении данной задачи используется преимущественно социологическая, культурологическая, политологическая, историческая и теоретико-правовая методология.

Информационной задачей доклада является доведение до общественности Иркутской области в научно-популярной форме общих сведений о гражданском обществе как социально-политическом явлении и информации, полученной в результате названного исследования.

Прикладными задачами доклада являются: а) представление общественности, лидерам и активным участникам действующих в регионе институтов гражданского общества объективнойВ  картины развития отдельных сегментов гражданского общества и проявлений гражданской активности населения Восточной Сибири для использования данной информации в планировании, координации и совершенствовании своей деятельности; б) снабжение соответствующей информацией депутатов представительных органов государственной и муниципальной власти, должностных лиц и сотрудников органов государственной власти, иных государственных органов и учреждений, органов местного самоуправления, для использования в правотворческой и иной властно-организационной деятельности, направленной на поддержку институтов гражданского общества, на создание юридических условий для его эффективного развития на территории Иркутской области.

Как представляется, в целом задачи решены. Конечно, данный доклад не содержит абсолютно целостной и всеохватной картины гражданского общества в Иркутской области. Однако авторы-составители подобной В«стратегическойВ» цели перед собой и не ставили, о чем прямо сказано во введении к нему. Это была бы слишком объемная задача, а доклад оказался бы перенасыщенным. Для настоящего доклада, по усмотрению его авторов и согласия членов Общественной палаты, были выбраны те сегменты гражданского общества, которые, во-первых, в Иркутской области отличаются значительным своеобразием по сравнению с другими регионами, во-вторых, за последние несколько лет отличались значительной динамикой в развитии.

За рамками доклада остались, либо лишь кратко в нем упоминаются, такие элементы гражданского общества, как профессиональные союзы, религиозные организации, интернет-сообщество, СМИ, творческие союзы (писателей, художников, журналистов, архитекторов и др.), общественные советы при органах государственной и муниципальной власти, организации самообеспечения жизнедеятельности и контроля (товарищества собственников жилья, гаражно-строительные кооперативы, дачные товарищества, попечительские советы, организации попавших в сложную ситуацию дольщиков и вкладчиков) и многие другие.

Авторы, составляя доклад накануне очередной избирательной кампании, сознательно избежали характеристик политических партий как элемента гражданского общества, чтобы излишне не политизировать доклад и не создавать повода для обвинений в политическом заказе, пиаре какой-то политической силы.

Планируется, что все элементы и институты гражданского общества, не нашедшие должного освещения в настоящем докладе, будут более подробно охарактеризованы в следующем докладе.

Тем не менее, полученный в ходе работы и отраженный в Докладе материал позволяет сделать вывод, что становление гражданского общества в Иркутской области, хотя и испытываетВ  характерные в целом для сегодняшней России трудности, тем не менее имеет положительную динамику. В регионе много неравнодушных, занимающих активную жизненную позицию людей, и имеющиеся гражданские институты позволяют им найти свою В«нишуВ», включиться в работу той или иной НКО, иной организации, соответствующей их интересам и мироощущению. В достаточной степени развита и В«неформальнаяВ» составляющая иркутского социума (неформальные молодежные объединения, Интернет-сообщество, неорганизованное стихийное волонтерство и др.), в которой позитивные направления преобладают над негативными (националистическими, экстремистскими организациями, антиобщественными субкультурами и т. п.).

Значительно снижена, по сравнению с крупными городами Иркутской области, общественная активность в малых городах и сельской местности. Однако и здесь имеются множественные примеры плодотворной работы местных подразделений всероссийских и областных общественных организаций, других институтов гражданского общества, отдельных общественников. Их подвижничество становится примером для других, результаты их общественных усилий зачастую более заметны и весомы, нежели в мегаполисах. Такие примеры приведены в тексте доклада. Перспективным направлением активного и эффективного развития гражданскогоВ  общества в малых городах и сельской местности представляется ТОС, которое во взаимодействии с сильными и независимыми местными СМИ способно осуществлять действенный контроль за муниципальной властью, содействовать селянам и жителям небольших городов и поселков в решении их насущных проблем.

Имеют глубокие исторические корни, весомую социальную основу и традиционно сильны и активны в Приангарье такие сегменты гражданского общества, как экологические, национальные (но не националистические!), религиозные организации. Активно развиваются в последние годы благотворительность и меценатство, являющиеся важных показателем зрелости гражданского сообщества региона. К сожалению, много проблем еще у тех институтов, которые призваны оказать помощь людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию, прежде всего помощь детям. Приемные семьи, казенные и домашние детские дома и другие подобные В«ячейки обществаВ» не всегда находят понимание своих проблем у представителей государственной и муниципальной власти.

В докладе достаточно подробно освещена работа нескольких десятков успешно и эффективно работающих общественных организаций, иных формирований, с тем, чтобы можно было перенять их положительный опыт. Координаты этих организаций заинтересованным лицам можно получить на их сайтах, либо в Общественной палате Иркутской области.

Региональная Общественная палата активно участвует в общественной жизни области, среди ее задач составители доклада видят координацию деятельности различных общественных объединений, методическую и организационную помощь им, отстаивание интересов общественности Иркутской области перед органами публичной власти. И такая работа Общественной палатой Иркутской области проводится. Среди не решенных пока до конца, важнейших задач является формирование областного общественного эксперт-сообщества, и доведение информации о нем, о его деятельности и возможностях, до широкой общественности.

Данные, полученные в ходе составления доклада, позволяют сделать вывод о том, что в последние годы в целом удается социальный диалог, конструктивное взаимодействие институтов гражданского общества с Законодательным Собранием, Губернатором и Правительством области, органами местного самоуправления муниципальных образований региона. Хотя в этом направлении нужно еще много сделать как одной, так и другой стороне диалога.

Несколько недель проект доклада был доступен на сайте Общественной палаты Иркутской области для всеобщего обсуждения, критики, внесения предложений по его дополнению, изменению, совершенствованию. И такие критика и предложения были*35, авторы доклада и члены Общественной палаты благодарят за них неравнодушных жителей Иркутской области, представителей общественных организаций, журналистов. Конструктивные замечания и предложения учтены при составлении окончательного варианта Доклада.

*35 См., например: Самойлов Б. Доклад, которого не ждали // Байкальские вести. 2011, 31 марта – 3 апреля. Отметим, что данная публикация имела место еще до размещения проекта доклада на сайте, в момент, когда предварительные его наброски обсуждались комиссиями и Советом общественной палаты.

О состоянии гражданского общества в Иркутской области. 2009 г. – первая половина 2011 г.: Доклад Общественной палаты Иркутской области. – Иркутск, 2011. Авторы-составители: С.А. Абрамитов, Б.С. Андреев, Р.В. Бидагаев, В.В. Готовская, И.А. Гусева, П.Н. Деранжулин, Е.Н. Жуковская, М.В. Иванов, Т.А. Иордан, Е.М. Инешин, М.О. Коробов, И.В. Курышова, Ю.В. Любославская, С.А. Мизикина, М.А. Мушинский, С.А. Рязанцев, Н.М. Струк, Н.А. Улискина, А.В. Сафонкина, Е.А. Шиш. Под общей редакцией д.т.н. И.М. Головных, к.ю.н. М.А. Мушинского. При организационном и информационном содействии Областного государственного учреждения В«Аппарат общественной палаты Иркутской областиВ», директор А.В. Бокаев. Редакционная коллегия: заместитель председателя Общественной палаты Иркутской области Спирин В.М., председатель комиссии по вопросам регионального развития и местному самоуправлению Самаруха В.И., и.о. председателя комиссии по вопросам развития массовых коммуникаций и свободе слова в СМИ Жуков К.С., зам. председателя комиссии по этике и регламенту Гимельштейн А.В., член комиссии по вопросам развития массовых коммуникаций и свободе слова в СМИ Панов А.Н., председатель комиссии по правам человека, общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и силовых структур Босхолов С.С., председатель комиссии по вопросам экономического развития Суворова Н.И., директор ОГУ В«Аппарат Общественной палаты Иркутской областиВ» Бокаев А.В., пресс-секретарь ОГУ В«Аппарат Общественной палаты Иркутской областиВ» Топоркова В.В.

 

 Copyright В© ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.