Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Войны с Хазарией и Византией

Борьбу за упрочение международного положения Древнерусского государства решительно повел великий князь Святослав. Он рано вступил на военное поприще. В трехлетнем возрасте Святослав потерял отца — князя Игоря, который нарушил обычай сбора дани (полюдья) с подвластных Киеву земель. В 945 г. во время незаконного вторичного побора со славянского племени древлян он был ими убит. Овдовевшая княгина Ольга решила наказать непокорных древлян за убийство мужа и на следующий год направила дружину в их земли. По обычаю поход должен был возглавить князь. И хотя Святославу к тому времени исполнилось всего четыре года, Ольга отправила его вместе с войском отомстить за смерть отца. 
Конечно, малолетний княжич не мог управлять дружиной, это делал воевода Свенельд, но битву начал Святослав. Когда киевская дружина и войско древлянского князя Мала встали друг против друга, то княжич, выехав из рядов дружины, метнул копье. Пущенное детской рукой копье, пролетев между ушей коня, вонзилось у его ног. «Князь уже начал, — с мрачным юмором возвестил Свенельд, — последуем, дружина, за князем». Древлянские воины потерпели поражение. Город был осажден и сожжен. Жестоко отомстила княгиня Ольга за смерть мужа. 
Когда Святослав возмужал, он проявил незаурядные качества не только воина и полководца, но и государственного деятеля. Перед Русью стояли важные задачи, которые необходимо было решить.

Полевое оборонительной сооружение славян 7 века

Потребности экономического развития вынуждали Древнерусское государство вести упорную борьбу с Византией и Хазарией. Первый удар был нанесен союзнику Византийской империи — Хазарскому каганату, угрожавшему Руси с тыла. Хазарский каганат представлял собой раннефеодальное государственное образование. Он возник в середине VII в. на территории Северного Кавказа, Приазовья и Донских степей. К середине X в. каганат растерял свое былое величие. Его столичная аристократия, принявшая религию иудеев, обособилась от основной полукочевой массы населения, в большинстве своем придерживавшегося мусульманства. Иудейская знать, опираясь на наемное войско, держала в своих руках все назначения на выгодные государственные должности и богатела за счет транзитной торговли, поддерживая своих единоверцев в ущерб местной аристократии (1). Подобная позиция правящих кругов служила источником феодальных распрей, междоусобиц и ослабляла военную мощь каганата. Падала боеспособность феодальных ополчений. Стремление городской знати обогащаться за счет взымания налогов и обложения высокими пошлинами торговых караванов, прибывавших в Хазарию, превратило каганат в типичное паразитирующее государство. Сложная обстановка складывалась на окраинах Хазарии. В степях Причерноморья и Приазовья кочевали орды печенегов, враждебные каганату. Обоюдные набеги, захват пленных и обращение их в рабство не способствовали мирным отношениям. Гарнизоны хазарских крепостей находились в постоянном напряжении. 
Через владения Хазарского каганата проходил важный для Древнерусского государства Волго-Каспийский торговый путь. Необходимо было подготовить вооруженные силы Руси, чтобы пробить хазарский заслон. Князь Святослав начал готовиться к походу. 
Киевский князь при организации военного похода опирался на народное собрание — вече, где определялась численность войска и маршруты его движения. Да и сам он внешне не выделялся среди своих дружинников, был неприхотлив. Шатра с собой не возил, а спал на земле, подложив под голову седло. Святослав отличался веротерпимостью. В его дружине находились христиане (крещеные воины) и язычники, поклонявшиеся многочисленным славянским богам. Сам он, несмотря на уговоры матери, крестившейся в 955 г., христианства не принимал, говоря, что не желает, чтоб над ним насмехались дружинники. Язычество еще прочно удерживало свои позиции на Руси, и князь с этим считался. В отличие от своего отца он стремился соблюдать древние обычаи. 
Во время похода или накануне битвы Святослав созывал военный совет из представителей войска. Он даже посылал противнику предупреждение: «Иду на вы», — но заставал последнего врасплох, так как русская рать под его водительством действовала стремительно и противник не успевал должным образом подготовиться к отпору. Вызов морально подавлял неприятеля и вынуждал его концентрировать войска в одном месте. Святослав пользовался этим и наносил мощный удар в полевом сражении, не тратя времени на осаду и штурм крепостей. Причем прежде чем идти в поход, он проводил разведку и всегда действовал осмотрительно. 
Готовясь к борьбе с Хазарией, в 964 г. Святослав совершил поход на Оку и Волгу в землю славянского племени вятичей и освободил их от уплаты дани хазарам. Тем самым он обрел в их лице союзников и обезопасил тыл. В следующем году дружина Святослава этим же путем налегке, без обозов, стремительно, «как пардус» (барс), прошла через земли волжских булгар — данников хазар 
— и, двигаясь вниз по Волге, вступила в пределы Хазарии. Под Итилем Святослав нанес поражение войскам каганата. Затем он направил свое войско в земли ясов и касогов — предков современных осетин, черкесов и других северокавказских народов. Очередной удар был направлен по Самеркешу (Таматарха-Тмутаракань). Овладев им, русская дружина поднялась по Дону и подступила к другому хазарскому городу— Саркелу (Белая Вежа). В те времена это была довольно мощная крепость, стены которой построили византийские инженеры. Гарнизон Саркела охранял сухопутные дороги из степей Приазовья в глубь Хазарии. Казавшаяся неприступной, крепость пала под ударами дружины Святослава. Разгром киевской ратью Хазарского каганата предопределил его окончательную гибель. В конце XI в. это государственное объединение кочевых и полукочевых племен прекратило свое существование (2). 
Военные походы Святослава на Волгу и Северный Кавказ имели большое значение. Благодаря им границы Древнерусского государства Святослав Игоревич, великий князь киевский. Фрагмент памятника «Тысячелетие России» были значительно расширены на востоке, а земли славян обезопасены от нападения врагов. Владения Киева распространились до низовьев Дона, Северного Кавказа, Тамани и Восточного Крыма. Русь получила возможность вести торговлю с Востоком. На Черном море возник военно-
торговый форпост — Тмутаракань. Помимо этого, выявилось высокое мастерство славян в организации дальних походов. Русское войско прошло свыше 3 тыс.км по суше и 1,5 тыс.км по рекам. 
После разгрома Хазарского каганата и надежного обеспечения восточных границ Киевской Руси Святослав решил предпринять поход на греческий город-крепость Херсонес (Корсунь), закрывавший русским купцам выход в Черное море. 
Весной 967 г. дружина и ополчение были собраны — 10 тыс. человек. Византия обратила внимание на приготовления Святослава, и к нему в Киев прибыло посольство херсонесца Калокира, сына наместника Херсонеса. Херсонесцы не могли не обеспокоиться за участь своего города. Рассчитывать на скорую помощь из Византии не приходилось в силу внешних и внутренних причин. Империя ввязалась в войну с Болгарией. В Малой Азии ей противостояли арабы. Против самого императора уже плелась сеть интриг при дворе. Политика Никифора Фоки, направленная на ущемление прав столичной аристократии и монастырских землевладений, вызвала сильное озлобление администрации и монашества, а разграбление имущества политических противников императора усугубляло его положение на троне. Исходя из действий Калокира, можно предположить, что, склоняя Святослава к союзу с Херсонесом, он посвятил киевского князя в дела империи, уговорил перенести удар с полиса Византии на территорию Подунавья и овладеть Дунайскими гирлами (протоками). Знатный херсонесец преследовал и личные цели. С помощью могучего союзника он рассчитывал занять престол Византии. Это был далеко не абсурдный план — история империи знала подобные случаи. Например, сосланный в Херсонес император Юстиниан II при помощи славян и болгар в 705 г. вернул себе трон. 
Летом 967 г. войско Святослава с обозами через земли уличей и тиверцев неожиданно вышло к Переяславцу на Дунае (город-крепость в 18 км северо-восточнее Хорсова). Часть рати прибыла к нему на ладьях и обеспечила переправу через Георгиевское гирло. Наспех собранное войско болгар не оказало серьезного сопротивления. Настроенное против византийцев, оно не желало воевать с русскими. Святослав мгновенно оценил обстановку, очистил северо-восточную Болгарию от провизантийски настроенных феодалов. Столь быстрое распространение русского влияния в Болгарии греческие источники объясняют сохранением политического «равенства и справедливости» между двумя государствами. За царем Болгарии была сохранена царская власть, и русские ничего не меняли в государственном устройстве болгар. Святослав вернулся в Переяславец — пункт, контролировавший торговые пути, связывавшие Русь с европейскими и балканскими странами. Византийский император, оказавшись перед объединенной силой двух государств, опасаясь за Константинополь, подготовил столицу к обороне, перекрыл цепью вход в бухту Золотой Рог. В целях устранения опасного соседа Византия прибегла к традиционному способу и попыталась разъединить союзников. Подкупленные византийцами печенеги, пользуясь отсутствием дружины Святослава, в 968 г. подступили к Киеву и разбили свой стан в его окрестностях. Орда, соблазненная богатством города, однако, не решилась на штурм. Киевляне собрали вече и решили мужественно защищаться. 
Печенежская орда расположилась вокруг города плотным кольцом: «Нельзя было ни выйти из города, ни весть послать, и изнемогали люди от голода и жажды». Киевляне стали искать смельчака, который бы мог передать весть русским воинам, находившимся на другой стороне Днепра. И тогда вызвался юный киевлянин, который заявил: «Я могу передать!» Вечером он незаметно вышел из города и, проходя через печенежский стан, спрашивал на печенежском языке: «Не видел ли кто-нибудь моего коня?» Печенеги, не подозревая, беспрепятственно позволили отроку приблизиться к реке. Юноша внезапно бросился в Днепр и поплыл. Обманутые печенеги стали стрелять из луков, но стрелы не затронули смельчака. Воины подобрали киевлянина в лодку и доставили к воеводе Претичу. 
На следующий день, утром, затрубили трубачи воеводы и ладьи с дружиной Претича направились к Киеву. Печенеги отступили от стен города, а их вождь выехал навстречу русскому воеводе. Печенег принял русскую дружину Претича за возвращающееся войско Святослава и поспешил заключить мир с Претичем: «Будь мне друг!» Он подарил воеводе свою саблю, лук и стрелы, а Претич дал вождю меч, кольчугу и щит. А прибытие конной дружины Святослава в 968 г. из Переяславца в Киев отбило охоту печенегам ссориться с Русью. Они заключили с ней союз и весной 969 г. совместно с киевским князем направились в Болгарию. 

Используя отъезд Святослава из Болгарии, Никифор Фока попытался наладить мирные отношения с болгарскими боярами. Но 30 января 969 г. болгарский царь Петр умер. Его сыновья Борис и Роман, бывшие при дворе императора в Константинополе, возвратились в столицу Болгарии Преславу в момент растущего недовольства болгар против вновь поднявших голову провизантийски настроенных феодалов. Святослав вернулся в Переяславец и, используя сложившуюся ситуацию, летом 969 г. пришел в Преславу, где заключил союз с новым царем Болгарии Борисом. 
Положение Византии осложнилось. Трон императора захватил полководец Иоанн Цимисхий, убивший своего двоюродного брата Никифора Фоку. 
Летом 970 г. Иоанн послал войско Варды Склира (Жестокого) во Фракию, а сам выступил против восставшего в Малой Азии брата убитого Никифора — Варды Фоки. Тем временем русские и болгарские войска, присоединившиеся к ним печенеги и венгры перешли хребет. Болгары и русские преодолели Стара-Планину (Балканский хребет), вероятно, через Шипкинский перевал и по тропам в диких лесных горах вышли в долину реки Тунджи, в тыл старой византийской дороги через Троянов перевал. Конные массы печенегов и венгров по Троянской дороге вышли к Филиппополю (Пловдиву). Город был взят, и соединенные войска союзников двинулись по направлению к Адрианополю. Варда Склир отступил к крепости Аркадиополь. Всего он сконцентрировал там, по византийским источникам, около 12 тыс. человек. 
Союзные войска насчитывали, по данным византийцев, до 30 тыс. человек, в том числе около 10 тыс. русско-болгарского войска. Варда Склир опасался покинуть стены крепости. Однако союзники разъединились в окрестностях города. Венгры и печенеги образовали два отдельных лагеря, расположившись перед станом объединенных русских и болгар. 
И тогда Варда Склир решился. Он, выйдя из крепости, поставил в засаду по обеим сторонам дороги два крыла своего войска, укрыв их в зарослях. В центре расположилась третья группа войск византийцев во главе с самим Вардой. Конница Склира произвела ложную атаку на лагерь кочевников и, отступая, завлекла печенегов и венгров под удар основных и засадных сил. Болгарская конница поспешила на выручку союзников, а тем временем русско-болгарская конница и пехота изготовились к бою. Кочевники, попавшие под удар с трех сторон, отступили. Преследовавшие их византийцы столкнулись с русско-болгарской дружиной, и в разгоревшемся с новой силой бою «с обеих сторон уже многие храбрые пали». Сражение продолжалось с равным успехом, сообщают византийские хроники. Об упорстве сторон свидетельствует тот факт, что сам византийский полководец едва не поплатился жизнью. Склир, стремяст остановить дрогнувшие войска, во главе катафрактариев (тяжеловооруженная конница) вступил в сражение. На его пути оказался огромный всадник из войска Святослава. И только крепкий шлем спас византийского полководца. Меч противника, стользнув по шлему, оглушил Варду. Брат Склира, могучий Константин, не мешкая, напал на воина, но тот оказался умелым наездником. Уклоняясь от удара, он лег на круп коня, которому меч Константина перерубил шею. Подоспевшие катафрактарии закололи копьями спешенного воина. 
Иоанн Цимисхий, чтобы выиграть время, запросил перемирия. Императору, который грозил Святославу после взятия Филиппополя войной, пришлось убедиться в намерении киевского князя изгнать византийцев из пределов Болгарии: Святослав советовал византийцам убираться в Малую Азию, поскольку-де владений в Европе они не имеют. В противном случае, заявлял киевский князь, мы сами придем под стены столицы и храбро встретим противника. Угроза руссов и болгар сбывалась. Их войска дошли до пределов Адрианополя, где находился слабый гарнизон византийцев под командованием магистра Иоанна Куркуаса. 
Задобрив союзников дарами и обещая выплатить дань весной, Иоанн Цимисхий добился передышки. В конце 970 г., отозвав войска Варды Склира в Малую Азию, он подавил восстания Варды Фоки и зимой 970)71 г. срочно перебросил военные силы империи в Европу, в район Андрианополя. Началась тщательная подготовка к возобновлению военных действий. Были подвезены провиант, фураж и пополнен осадный парк. Для поднятия духа армии император провел смотр войск, а перед глазами жителей столицы был разыгран морской бой. Всю зиму византийцы собирали сведения о количестве и местонахождении сил союзников. Столь тщательная подготовка объяснялась высокими боевыми качествами войска русских и болгар. 
Византийское войско на поле боя строилось фалангой, которая, оградив себя щитами, медленно двигалась к противнику. На флангах находилась конница. Она разделялась на легкую и тяжелую. На последнюю возлагались основные боевые задачи. Лучники выстраивались позада фаланги. Византийская пехота в бою обрекалась на пассивные, вспомогательные действия. В византийских военных трактатах X века полководцу рекомендовалось тщательно выбирать поле битвы, чтобы препятствия (ямы, рвы и т.п.) не разрывали боевых порядков пехоты. 
В отличие от войска византийцев, предпочитавших вести кавалерийский бой метательным оружием и избегавших прямого столкновения, сплоченная фаланга болгаро-руссов стремилась к рукопашной схватке. Союзники умели действовать в пешем строю против конницы Византии: оградив свои ряды тяжелыми щитами и выставив копья, они расстраивали конников противника. Лучники русских и болгар, находившиеся в интервалах боевых порядков, ведя интенсивный обстрел коней и всадников в ходе столкновения, немало способствовали замешательству противника. Моральные качества славян-союзников были несравненно выше разноязычной армии империи. 
Весной 971 г. русские и болгарские войска размещались отдельными отрядами в городах Болгарии. Святослав с дружиной находился в это время в крепости Доростол (теперешняя Силистрия). Конные массы печенегов и венгров на зиму ушли в задунайские и приднепровские степи. 
Император был осведомлен о размещении войск союзников и он решил воспользоваться разобщенностью сил русских и болгар, чтобы разгромить их по частям. К апрелю 971 г. Цимисхий подготовил к походу 15 тыс. пехоты, 13 тыс. конницы и 2 тыс. человнк «бессмертных» (тяжеловооруженная конница личной охраны императора). Без предупреждения о нарушении перемирия войско Византии вторглось в Болгарию и направилось к Преславу. Императору было известно о том, что горные проходы через Старую Планину не охранялись союзниками. На военном совете Иоанн Цимисхий с трудом убедил своих военачальников пройти на Преславу через Вербишкинский проход, считавшийся непроходимым зимой из-за метелей, а весной из-за таяния снегов и схода лавин. Цимисхий во главе «бессмертных» повел армию опасным путем. Выбор направления диктовался не только степенью внезапности, но и тем, что в столице Болгарии — Преславе находились царь Борис и небольшой отряд русских — всего 8500 человек. 
С крепостных стен древней столицы стража увидела выходящие из ущелья походные колонны византийцев. Солнечные блики играли на блестящих доспехах «бессмертных» Цимисхия. Они первыми прошли опасным путем. За ними двигалось остальное войско. Численность противника не испугала защитников крепости. Они встретили византийских воинов в открытом поле, и последовавшая за этим сеча была весьма ожесточенной. Император направил на левое крыло русских и болгар своих «бессмертных». Союзникам пришлось отступить за стены города. Византийские воины попытались взять его штурмом, но, осыпаемые градом стрел, были вынуждены отойти. На следующий день прибыли осадные машины Цимисхия и последовал общий штурм. Многочисленность византийцев заставила русских и болгар укрыться в царском дворце. У ворот, оставленных открытыми для того, чтобы оставшиеся в городе воины могли войти во дворец, произошла ожесточенная схватка. 150 воинов противника своими трупами загородили вход. Византийцы откатились от дворца. Видя бесплодность попыток взять штурмом дворец, Цимисхий приказал поджечь его. Чтобы не подвергать опасности царскую семью, из дворца на последний бой вышел отряд союзников числом до 7 тыс. Часть русских и болгарских воинов во главе с воеводой Свенельдом пробилась через ряды противника и направилась к Доростолу. Царь Борис и его семья были пленены императором. 

Святослав собрал воинов у Доростола, но по численности они значительно уступали византийскому войску. Наступавший всегда первым, в этот раз Святослав избрал оборонительный план действий. Отрываться от Доростола не имело смысла, поскольку 300 греческих судов с 15 тыс. воинов по приказу Цимисхия подходили к крепости по Дунаю и исключали возможность ухода русских воинов на ладьях по реке. 
23 апреля 971 г. около 30 тыс. русских и болгарских воинов встретили 45-тысячное войско противника. 12 раз византийцы атаковали союзников и 12 раз откатывались обратно. К вечеру Святослав отвел свои войска в Доростол. 
На следующий день Иоанн Цимисхий, зная цену полководческого таланта Святослава, устроил укрепленный лагерь со рвом и щитами на валу. Византийцы установили метательные машины и приступили к осаде Доростола. Святослав в свою очередь избрал способом ведения боевых действий активную оборону. Противникам чаще приходилось встречаться в открытом бою, нежели на стенах Доростола. 
После неудачной попытки взять штурмом крепость, Цимисхий приказал блокировать ее флотом, вооруженным «греческим огнем». Доростол был окружен со всех сторон византийцами. Однако 26 апреля Святослав вывел свое войско за стены крепости и после ожесточенной сечи оставил поле боя за собой. Он оставался на нем всю ночь и до середины следующего дня. Русские воины вырыли глубокий ров вокруг стен города, «дабы римляне (византийцы) не наступали успешно» и не смогли подтянуть ближе метательные машины. Несмотря на тяжелое положение осажденных, они не прекращали вылазок. «С тех пор как началась осада города, — сообщает византийский источник, — происходили почти ежедневные стычки». 
На 65-й день обороны Святослав послал 2 тыс. воинов на ладьях (ладьи предварительно была вытащены и подтянуты за стены крепости) на вылазку. В грозовую темную ночь они захватили в окрестностях крепости продукты, а на обратном пути, выйдя из ладей, разгромили неприятельский отряд. Цимисхию пришлось усилить бдительность: все тропинки и дороги, ведущие из города, были перекопаны рвами и охранялись стражей. Добывать продовольствие стало невозможно. Византийцы усилили обстрел крепости из метательных машин. 
19 июля Святослав произвел решительную вылазку и напал на отряд метательных машин. В результате боя многие из них были разрушены, а прислуга перебита. Сам начальник Иоанн Куркуас был убит, по словам Льва Диакона, понеся достойное наказание на «безумные преступления», совершенные против священных храмов в Мисии (Болгарии), где «ризы и святые сосуды переделал в собственные вещи». 
20 июля произошел жестокий бой. Противники не уступали друг другу. В разгар сражения грек Анемас, один из воинов отряда «бессмертных», уколами меча разъярив своего коня, прорвался к русскому воеводе Икмору, побившему множество византийцев, и поразил его. Союзники, опечаленные гибелью богатыря-предводителя, забрав его тело, ушли в Доростол. 
21 июля 971 г. Святослав, следуя древнему вечевому обычаю, собрал военный совет, на котором пошла речь о дальнейших действиях: начать мирные переговоры или уйти на ладьях. В заключение, выслушав доводы воинов, Святослав сказал: «С храбростью предков наших и с тою мыслию, что русская сила была до сего времени непобедима, сразимся мужественно за жизнь нашу. У нас нет обычая бегством спасаться в отечество, но или жить победителями, или, совершив знаменитые подвиги, умереть со славою». Русский летописец также приводит сильную речь Святослава: «Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, бо мертвые сраму не имут». Воины ответили: «Где глава твоя ляжет, там и головы наши положим» (3). Совет единогласно вынес решение сражаться. Острое чувство воинской чести и долга, ответственность перед всем русским народом сплотили воинов. Это была форма клятвы-присяги перед битвой, которая разгорелась на следующий день. 
22 июля 971 г. Святослав вышел с войском и повелел закрыть ворота крепости. Цимисхий также вывел своих воинов из лагеря и изготовился к бою. Византийское войско было построено традиционно. В центре фаланги шли тяжеловооруженные пехотинцы. На флангах располагалась конница. Лучники и пращники, находившиеся позади фаланги, вели обстрел союзного войска из-за рядов своей пехоты. 
Отсутствие конницы у русских и болгар повлияло на построение их боевого порядка. Войско, численность которого вероятно доходила до 20 тыс. человек, не считая больных и раненых, оставшихся в крепости, было построено «стеной» до 20 шеренг в глубину. Между «стеной» союзников и крепостью находился резерв, предназначенный защищать тыл войска от охвата его византийской конницей. В интервалах между воинами находились лучники, которые поражали воинов и коней византийцев бронебойными стрелами. Лучники также усиливали фланги союзного войска, поскольку им было необходимо отбивать атаки византийской конницы во избежание охвата. 
Византийские стрелки, расположенные позади фаланги, могли действовать на первоначальном этапе боя. При столкновении противников их действия ограничивались боязнью поразить стрелами своих воинов в рукопашной сече. 

После непродолжительного перерыва сражение возобновилось. Святослав рубился в первых рядах воинов, ободряя их. Грек Анемас, отличившийся ранее, пробился к Святославу и ударом меча в ключицу сбил его с ног. Но великолепный воин Святослав через мгновение был на ногах и продолжал сражаться, а храброго грека подняли на копья разъяренные русские воины. 
Видя упорное сопротивление «стены», Цимисхий решил применить хитрость и преднамеренно отступить со своим войском, чтобы увлечь русских и болгар от стен Доростола. Он разделил войско на две части. Одна часть вступила в бой, а затем начала отступать. Другой отряд конницы под командованием Варды Склира должен был зайти в тыл и преградить путь к отступлению союзников в Доростол. Задуманный план был близок к осуществлению. Однако византийское войско с трудом сдерживало натиск союзников. Тогда Варда Склир атаковал с тыла «стену», но резерв, стойко сражаясь, не позволил нарушить боевой порядок. Русские и болгары не дрогнули, и только начавшаяся буря с дождем и песком, бившими им в лицо, затруднила их действия. Они решили прекратить сражение. Закинув щиты за спину, русские и болгары в страшной сече, сметая воинов противника, прорубили себе путь через ряды византийцев и ушли в крепость. 
Под Доростолом 22 июля закончилась война с византийцами. На следующий день начались переговоры Святослава с императором, и тот «охотно принял предложение союза», записал византийский историк (4). 
По договору Святослав оставлял Болгарию, а Цимисхий обязывался пропустить войско русских и выдавал на 22 тыс. воинов союзников по две меры хлеба. Император признавал права русских купцов в Византии и возобновлял торговые связи с Русью, но обязывал киевского князя не ходить с войском в Болгарию и «Корсуньскую страну» (Херсонес). 

После заключения мира состоялась встреча русского князя и византийского императора. Святослав произвел на него сильное впечатление. Он прибыл на свидание в лодке, работая веслом наравне с другими гребцами. Его белая одежда ничем не отличалась от нарядов прибывших с ним дружинников. Сам князь был среднего роста, широкоплеч, строен, голубоглаз. Густые брови подчеркивали мужественный характер. В одном ухе висела серьга, украшенная драгоценными камнями. Переговорив с императором, Святослав вернулся в лодку и отбыл к своему войску. 
Сановников императора поразила немногословность русского князя. Видимо, он не поверил заверениям византийских дипломатов. 

Русский летописец, характеризуя их изворотливость, писал: «Так говорили греки, обманывая русских». Свидетельством лицемерия византийцев явилось их заявление о Болгарии: по их словам, они защищали эту страну от... русских. Впоследствии «защитник» Иоанн Цимисхий объявил царя Бориса и его семейство пленниками, а все захваченные болгарские земли — владением Византии. Болгарские города были переименованы на греческий лад: Преслав стал называться Иоаннополисом, Доростол — Феодорополисом. 
Заключение мира с Русью не успокоило византийцев, кторые попрежнему опасались силы войска Святослава. Поэтому они подбили печенегов напасть на возвращавшуюся в ладьях русскую дружину. Печенеги закрыли подходы к порогам на Днепре. Часть войска вместе с воеводой Свенельдом ушла в Киев сухим путем. Но Святослав, деливший все тяготы походной жизни со своими воинами, не пожелал бросить раненых дружинников и остался с ними зимовать в устье Днепра. Весной 972 г. Святослав и оставшиеся дружинники, перенесшие голодную зиму, предприняли попытку с боем прорваться через пороги, где засели печенеги. В схватке с ними Святослав погиб. Из его черепа печенежский князь Куря сделал чашу для питья вина, оковав ее золотом. Печенег очень гордился знаменитым трофеем. 
Дело Святослава продолжили его преемники. Выдержала испытание временем и память о совместной борьбе русских и болгар против византийцев. Накануне русско-турецкой войны 1877—1878 гг., когда русский народ готовился выступить в защиту Болгарии от османского ига, болгарские эмигранты, обращаясь к российскому правительству, писали о том, что болгарский народ помнит, как некогда русский князь Святослав избавлял его от византийцев. 
Стратегия Святослава была подчинена тем крупным политическим целям, которые стояли перед Древнерусским государством. Внешняя политика была направлена на укрепление международных и экономических связей, обеспечения безопасности страны. И до Святослава проводились походы против Хазарии и Византии. Так было при князе Олеге в 907 и 911 гг., при его отце Игоре в 913 и 944 гг. Но эти мероприятия носили эпизодический характер. Походы Святослава отличались от предыдущих тем, что он стремился довести их до логического конца — разгромить основные силы соперников, обеспечив не только тыл, но и страну от опасности. Решение стратегических задач проводилось последовательно и планомерно. После разгрома Хазарского каганата и надежного обеспечения восточных границ Руси Святослав предпринял поход на Балканы. Ориентация князя-полководца в политических событиях, происходящих на границах Руси и Балканах, свидетельствует о том, что он был не только известным полководцем своего времени, но и незаурядным дипломатом. Организация и проведение военных действий против Византийской империи наглядно продемонстрировали широту его взглядов, учитывавших изменения в политической жизни сопредельных стран (5). 
В тактике Святослав отдавал предпочтение наступательному бою. Он, используя и развивая лучшие качества русского воина, его стойкость в рукопашной схватке, противопоставил медлительной монолитной фаланге византийцев молниеносный мощный удар расчлененной «стены», рассредоточив ее по фронту, полагаясь на индивидуальные возможности ратника. 
Примечательна и моральная подготовка воинов. Святослав был требователен к себе, а, следовательно, и ратник обязывался строго соблюдать воинский этикет — быть закаленным и храбрым. Полководец, обращаясь к ним, говорил: «Потягнем (построим) мужественно, братья, и дружина... Не посрамим земли Русской». 
Полководческая деятельность князя Святослава стала для последующих поколений русских людей образцом выполнения воинского долга. Многие русские воины и князья следовали его примеру.

Оглавление. Военная история России IX-XVII вв.
 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.