Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Русские земли в период феодальной раздробленности

Развитие феодальных отношений, рост экономического и политического могущества отдельных земель привели к распаду единого Древнерусского государства. Наступил период феодальной раздробленности. В отделившихся княжествах происходил дальнейший рост производительных сил, совершенствовалась техника производства. Росли города — ремесленные и торговые центры. Совершенствовалось и расширялось пашенное земледелие — нашли широкое применение соха с железным наконечником и плуг. 
Основной силой разъединительного процесса выступило боярство, которое было заинтересовано в укреплении своей власти с помощью местных князей на новых землях, заселенными крестьянскими общинами. Однако впоследствии между усилившимся боярством и князьями возникли противоречия, борьба за влияние и власть. Во многих землях-княжествах она приобретала различный характер. В некоторых землях бояре сумели подчинить себе князей и установить боярское правление, в других — князья смогли подавить сопротивление боярземледельцев и утвердить свою власть.

Сражение у Дорстола 22 июля 971 года

В конце XII в. на территории Руси насчитывалось 15, а в середине XIII в. 50 полусамостоятельных и самостоятельных княжеств. Они, образовавшись на обломках единого государства, имея общий язык и культуру, обладали системой политической власти, сложившейся в недрах Древней Руси. И несмотря на то, что каждое княжество проводило самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику, торговые, политические и экономические связи земель еще продолжали существовать. В отличие от правителей трудовое население княжеств стремилось к объединению. Мысль о единстве русских земель продолжала жить в сознарусского народа. В его понятии защита княжества отожлествлялась с защитой всей Руси, но интересы феодалов ограничивались укреплением власти в обособленных княжествах и уделах. Более того, владетели и бояре сильных в экономическом и военном отношении земель стремились поглотить более слабые княжества и уделы, что порождало феодальные войны — княжеские усобицы. Они вели к разобщению вооруженных сил Руси. Этот процесс носил двоякий характер. С одной стороны — ослаблялась военная мощь некогда единого государства, с другой — наметилась объединительная тенденция, зарождавшаяся в недрах крупных княжеств. 
Наиболее сильными политическими центрами на рубеже XII—XIII вв. являлись: на юго-западе — Галицко-Волынское княжество; на северо-западе — Новгородская земля (Новгородская феодальная республика); на северо-востоке — Владимиро-Суздальское княжество. Система управления обособившимися землями, за исключением Новгорода, оставалась такой же, которая сложилась в период существования единого Древнерусского государства. 
Галицко-Волынское княжество занимало территорию между реками Днестр и Прут, а также северо-восточные склоны Карпат. Оно было связано сухопутными дорогами со странами Западной Европы и выходами через Дунай и Черное море с Византией, что позволяло вести активную внешнюю торговлю. 
Развитие ремесел, наличие благодатных черноземных земель способствовали экономическому подъему княжества, что в известной мере послужило основанием для местных бояр и князей для отложения от власти Киева. Первоначально Галицкое княжество с центром в Галиче и Волынское княжество со столицей со Владимиро-Волынском существовали как самостоятельные. При волынском князе Романе Мстиславиче (1170— 1205 гг.) в 1199 г. произошло объединение этих княжеств. В 1203 г. князь Роман захватил Киев и принял титул великого князя. Он вел упорную борьбу с местным боярством и сумел утвердить сильную великокняжескую власть. Но после его смерти, когда его сыну Даниилу было всего четыре года, боярская оппозиция подняла голову. Юному Даниилу несколько раз пришлось спасаться бегством от заговорщиков. Местное боярство, стремясь ослабить княжескую власть, приглашало на стол венгерских и польских владетелей. И только в 1238 г. князю Даниилу Галицкому удалось сломить боярское сопротивление и утвердить свою власть в Галицко-Волынской земле. Но эта изнурительная борьба отрицательно сказывалась на военном могуществе княжества, и оно не могло претендовать на роль объединителя Руси накануне нашествия монголо-татар. 
Другой развитый политический и экономический центр — Новгородская земля — занимала огромную территорию от Белого моря до верховьев Волги, от Прибалтики до Урала. «Господин Великий Новгород» (официальное название с 1206 г.) предпочитал не вмешиваться в дела русских княжеств. Его политическую жизнь определяли бояре, владеющие усадьбами и земельными угодьями. В их руках были сосредоточены связующие нити торговли республики с городами Ганзы (Бремен, Любек и другие) и Прибалтики. Новгород — крупный торговый, ремесленный, политический и религиозный центр — издавна боролся за автономию в составе Древнерусского государства. Он уже во времена Владимира Святого и Ярослава Мудрого противился власти великих киевских князей, оказывал большое влияние на политику князей-наместников и княжеских посадников. Бояре вели борьбу с княжеской властью и в 1136 г. окончательно подчинили ее. Воспользовавшись попыткой князя Всеволода Мстиславича, внука Владимира Мономаха, втянуть Новгород в борьбу за уделы Южной Руси и Суздальщины, новгородское вече обвинило его в забвении интересов Новгородской земли и арестовало князя. С тех пор князья стали приглашаться в Новгород, а их деятельность контролировалась новгородским вече. 
Местная знать, обладавшая экономической мощью, которая основывалась на высокой степени развития реместа, торговли и землевладения, играла решающую роль в решении веча — общенародного собрания. Фактическими хозяевами веча были 300—400 «золотых поясов» — крупнейших бояр Новгорода. Из своей среды они выбирали посадника, который являлся главой правительства. В его руках было управление и суд. Другим важным лицом в администрации города был тысяцкий, ведавший городским ополчением и судом по торговым делам. 

Вече выбирало главу новгородской церкви — епископа (впоследствии архиепископа), распоряжавшегося казной и контролировавшего внешние сношения Великого Новгорода. Глава новгородской церкви возглавлял так называемый «Совет господ», в который входили князьнаместник, посадник и уличанские старосты — представители от городских жителей. «Совет...» подготавливал законопроекты и предлагал их народному собранию. По существу Совет господ управлял Новгородской республикой. Это была довольно скрытая, но деятельная пружина новгородского управления, поскольку она предопределяла решения веча. 
Народное собрание приглашало князя в город для выполнения воинских функций. Бояре стремились, чтобы князь не обладал решающей силой в Новгороде. Его личная дружина ограничивалась 300 воинами. На содержание дружины и домочадцев князя отводились земельные угодья на окраине новгородских владений (у Торжка, между озером Селигер и рекой Ловать). В военное время князь возглавлял новгородское войско-ополчение из ремесленников и крестьян, дружины бояр и купцов. В мирное время он участвовал в управлении городом и землей, но под контролем посадника: «Без посадника тебе, князь, не судить, волостей не держать, грамот не давать». Неугодных князей изгоняли из города. 
Географическое положение земель республики позволяло контролировать все водные пути, ведущие в глубь территории, что, в свою очередь, исключало внезапность нападения. И попытки навязать новгородцам волю чужого правителя довольно успешно пресекались ими. 
Наиболее интенсивно обустраивали свою землю владимиро-суздальские князья. Сын Владимира Мономаха, Юрий Долгорукий, правивший в 1125—1157 гг., укреплял старые города Ростов и Суздаль, закладывал и строил новые — Москва (1147 г.), Городец на Оке, Переяславль(Переславль)-Залесский (1152 г.) и другие. В 1155 г. князь Юрий взял Киев и повел борьбу за великокняжеский стол всей Руси. Его сын Андрей Боголюбский продолжил политику отца. В 1154 г. Андрей ушел из Киева и окончательно утвердился во Владимире, сделав его мощнейшим городом-крепостью и столицей княжества. Князь Андрей преследовал одну цель — лишить Киев его приоритета среди городов Руси. Он также как и его отец воевал с Киевским княжеством, провел несколько походов против Новгорода. Но непомерные амбиции князя были пресечены группой заговорщиков-бояр, которые в 1174 г. убили его. Тем не менее, властная политика по отношению к другим княжествам продолжилась при его преемнике — Всеволоде Юрьевиче, который правил в 1176—1212 гг., принял титул великого князя. Он, опираясь на зарождающийся многочисленный слой военных слуг — дворян, подавил боярскую оппозицию. Княжество делилось на 9 уделов, но все удельные князья-наместники в Дмитрове, Переяславле-Залесском, Твери и других городах беспрекословно выполняли волю великого князя. При князе Всеволоде Владимирское княжество достигло апогея своего могущества. 

Земли Владимирщины, располагавшиеся в междуречье Оки и Волги, славились своим плодородием («ополье»). Территория княжества была хорошо защищена со стороны степи от набегов кочевых народов непроходимыми Мещерскими лесами, болотами и реками, что привлекало жителей южнорусских земель к переселению в эти места, удобные для ведения хозяйства. Наличие выгодного торгового пути, соединявшего Владимир со странами Востока, а через верховья Волги и Новгород — со странами Западной Европы, способствовало экономическому подъему края. Мощный колонизационный поток из Южной Руси 
(Киевщины, Черниговщины, Переяславщины)* особенно усилился в 70— 80-е гг. XII в., когда половецкие племена Приазовья объединились под властью хана Кончака. Последний использовал междоусобицы южнорусских князей (переяславских, новгород-северских, киевских) и усилил натиск на эти княжества. Но когда Всеволод Юрьевич пришел на помощь киевскому князю Святославу, одному из героев «Слова о полку Игореве...», то и эта опасность была ликвидирована. В 1199 г. разведка Всеволода даже не могла обнаружить половецкие становища. Половцы замирились с русскими князьями и перестали играть самостоятельную роль в делах южнорусских княжеств. Половецкие ханы предпочли союзные отношения и не рисковали без приглашения вступать на территории русских земель. И тем не менее, предыдущие события сказались на запустении степных окраин этих княжеств. 
Киев окончательно утратил значение объединяющего центра. Возростало значение Владимира, который подчинил своему влиянию Рязань и Пронск, вмешивался в дела Новгородской республики, потеснил с Волги волжско-камских булгар. В 1221 г. на границах с их землями была заложена крепость — Нижний Новгород. Она стала не только форпостом рубежей княжества, но и стражем водного пути от Новгорода через Мсту и Тверцу, а далее по Волге к Каспию — в страны Востока. 
Владимирское княжество, имевшее прочную централизованную власть в лице великого князя, реально претендовало на первенство среди русских земель. 
В первой половине XIII в. наметившийся объединительный процесс на Руси был прерван нашествием монголо-татар**. Монгольские племена, занимавшие огромную территорию в Центральной Азии, объединились. В 1206 г. племенные князья монгол избраны великим ханом Монголии Чингиз-хана (правил с 1206 по 1227 гг.). Он пресек междоусобные войны, создал мощную дисциплинированную армию. До конца своей жизни великий хан делал ставку на военную силу, на захват чужих территорий. 
Чингиз-хан завоевал Северный Китай, Южную Сибирь, Среднюю Азию. Весной 1223 г. его полководцы Джебе и Субудай во главе 30тысячного войска дошли до Северного Кавказа, нанесли поражение 
* Об этом свидетельствуют названия рек в Переславле-Залесском: Трубеж; во Владимире: Лыбедь и городов: Галич, Перемышль, Звенигород и др. ** Монголы - самоназвание союза племен кераитов, меркитов, монгол, татар в период образования Монгольского государства в начале XIII в. В русских, армянских и персидских источниках завоеватели известны как татары. В русских летописях и западноевропейских хрониках татарами называлось и население Золотой Орды. Впоследствии в исторических трудах появился термин: монголо-татары. 

грузинским и осетинским отрядам, а затем обрушились на половцев. Последние обратились за помощью к русским князьям. 28—31 мая этого же года монголы разгромили войска половцев и южнорусских князей, которые не сумели объединить свои усилия перед лицом опаснейшего противника. 
В 1235 г. монгольские феодалы на съезде приняли решение о грандиозном походе с целью завоевания Европы. Разведывательный поход, в том числе битва на Калков 1223 г., показал слабость разъединенных сил Руси. 
В 1237 г. 120-тысячное войско хана Батыя вторглось в пределы 
Рязанского княжества и в декабре захватило Рязань. Затем наступила очередь великого Владимирского княжества. Захватчики разрушили Коломну, сожгли Москву, разграбили Суздаль. В феврале 1238 г. пал Владимир. Монголо-татары двинулись к пределам Новгородской земли, осадили и взяли Торжок. Однако их силы были подорваны героическим сопротивлением русских городов и они вернулись в приволжско-
донские степи. Орда накапливала войско для нового похода. 
В 1239 г. полчища Батыя пошли на Южную Русь. Пали ПереяславльЮжный, Чернигов, а затем и Киев. В результате завоевательных походов монголо-татар русские земли оказались под властью захватчиков, но их упорная борьба ослабила натиск монголо-татарского войска на европейские страны. Потерпев в 1241 г. поражение в Чехии, Батый вернулся на Нижнюю Волгу, где основал впоследствии столицу Золотой Орды. Русь надолго попала под монголо-татарское иго, которое не только затормозило ее экономическое и культурное развитие, но и во многом способствовало изменению политической и географической карты русских земель и княжеств. 
Правители Золотой Орды стремились установить жесткое управление над огромными территориями, оказавшимися под их владычеством. Однако они не смогли изменить политический строй великокняжеской власти, сложившейся в русских землях и устоявший даже при нашествии завоевателей. Тем не менее ханы Орды поддерживали раздробленность русских земель. Нарушались традиционные политические торговые связи. Но даже в этих условиях князь Новгородский и Владимирский Александр Ярославич (правил в 1236—1263 гг.) сумел удержать земли северо-восточной Руси под своим контролем. 
В результате монголо-татарского ига запустели и пришли в упадок старые земледельческие центры, а южные плодородные степи получили название «Дикого поля». Но и с северо-запада русским землям (Псковщине и Новгородчине) угрожали агрессоры. Воспользовавшись ослаблением Руси, немецкие и шведские феодалы решили сломить военное могущество Новгородской республики. 
В 1240 г. первыми напали шведские рыцари. Но русская рать под водительством князя Александра нанесла внезапный упреждающий удар около устья реки Ижора при впадении в Неву и наголову разгромила рыцарей. Из антирусской коалиции выпало сильное звено — шведские феодалы. 
В том же году начали свое наступление немецкие рыцари. Они захватили Изборск и Псков, начали грабить новгородские селения, не дойдя до Новгорода всего 30—40 км. В 1242 г. князь Александр, прозванный за победы Невским, соединил новгородских и владимирских ратников (ему на помощь был послан его брат Андрей с дружиной из владимиро-суздальской земли), 5 апреля нанес сокрушительное поражение войску Ливонского ордена на льду Чудского озера. 
Победы Александра Невского над рыцарями-крестоносцами надолго обеспечили безопасность северо-западных границ Руси. Заслуживает внимания и дипломатическая деятельность князя. Он понимал, что Монгольская империя, объединенная жестокой иерархической системой подчинения великому хану — противник сильный и беспощадный. Русь же с ее разобщенными княжествами и воинскими силами, была не в состоянии дать отпор завоевателям. Из этих соображений и вытекала политическая линия князя — проявлять максимальную осторожность в переговорах с ордынцами, восстановить разоренные русские княжества и копить силы для освободительной борьбы. Александр Ярославич предпринял все усилия, чтобы отговорить своего брата Андрея — великого князя Владимирского и Даниила Галицкого от преждевременных выступлений против монголо-татар. Последующие события подтвердили его опасения. В 1252—1262 гг. на русские княжества обрушились карательные экспедиции: Неврюя на Владимир, Куремсы на Галицко-Волынскую Русь. Много сил приложил князь Александр Невский, чтобы ликвидировать последствия карательных нашествий. Получив в 1252 г. ярлык на великое княжение во Владимире, он не забывал отстаивать интересы и Новгородской земли. 
В 1252 г. Александр заключил договор с норвежским королем Хаконом и установил границы в далекой заполярной тундре — на Кольском полуострове. В 1255 г. очистил восточный берег пограничной реки Нарова от шведских и немецких рыцарей, пытавшихся тем построить укрепления. В 1256 г. совершил поход в Финляндию против шведских феодалов и вынудил их остановиться на рубеже реки Кюмийока. «Невский путь» и выход к Балтийскому морю — «окно в Европу» на долгие годы были закреплены за Русью. 
События грозного и тяжелого для русских земель XIII в. во многом повлияли на дальнейшие судьбы разобщенных русских княжеств. Уходили в прошлое времена, как писал В.О.Ключевский, когда «киевлянин все чаще думал о черниговце, а черниговец о новгородце, и все вместе о Русской земле...» Но еще долгое время в сознании русского народа удерживалось понятие о единстве русской земли и звучал призыв: «Братья, милая Русь! Потягнем за едино сердце». 
Александр Невский своей предусмотрительной и осторожной политикой сумел избежать гибельных в то время войн для Руси, что позволило ей окрепнуть и восстановиться от страшного разорения. В период правления Александра Ярославича остались в неприкосновенности рубежи Новгородской земли, возросло значение Владимиро-Суздальского княжества. Он добился у монгольских ханов права для русских князей собирать дань, что избавляло русские земли от контроля бескаков. Александр Невский по праву является родоначальником политики возрождения Руси. 
Инициататором объединения русских земель в единое государство выступила Москва. Московский удел входил в состав Владимирского княжества. И если при великих князьях Всеволоде Большое Гнездо, Юрии Всеволодовиче, Ярославе Всеволодовиче и Александре Ярославиче Невском все удельные князья (Московские, Нижегородские, Тверские , Переяславские, Городецкие и другие) назначались наместниками в уделы (вотчины) великим князем Владимирским и подчинялись ему, то на рубеже XIII—XIV вв. они постепенно превращали свои владения в самостоятельные княжества. Их правители — сыновья Александра Невского, старшие Дмитрий Переяславский и Андрей Городецкий, вступили в борьбу за обладание титулом великого князя Владимирского. 
Младший сын Невского Даниил (годы жизни 1261—1303 гг.) довольствовался небольшим уделом — Московскими и не претендовал на первые роли. Он, получив его в 1276 г. от Дмитрия Александровича Владимирского, благополучно избежал междоусобиц старших братьев. И в дальнейшем князь Даниил почти в течение 20 лет старался не вступать в крупные военные конфликты. При преемниках Даниила наметился территориальный рост княжества. Этому способствовали следующие обстоятельства. 
Москву со всех сторон окружали такие сильные княжества как Нижегородское, Рязанское, Смоленское, Тверское и Новгородская земля. Внешние нападения, будь то татарские набеги или приходы ливонских или литовских ратей, редко доходили до владений Москвы. 
Город Москва, как Владимир, Новгород и Тверь, находился на перекрестке водных и сухопутных дорог. Княжество располагало земельными угодьями, обладающими большими возможностями для развития многоотраслевого хозяйства. На северо-западе холмистая, поросшая бором, Дмитровская гряда чередовалась с удобными для ведения огородного хозяйства речными долинами. С юго-востока к столице княжества поступали плодородные пашенные земли, рассекаемые светлыми лиственными лесами. В районе Серпухова и Алексина добывалась железная руда, что предопределило развитие металлообрабатывающих ремесел, как для хозяйственных, так и для военных нужд. 
Полноводная Ока огромной подковой окаймляла с востока и юга земельные угодья Московии. Река к тому же являлась хорошим естественным препятствием от набегов хищных татар. Броды на реке контролировали крепости-города: Коломна (отошедшая в 20-х годах XIV в. от Рязанского княжества), Каширский городок (в то время на левом берегу Оки), Серпухов, Таруса и Алексин. С запада княжество прикрывали Звенигород, Можайск и Дмитров, приобретенные при Иване Калите (годы жизни 1304—1340 гг.). 
В Московское княжество стекался трудовой люд, уставший от набегов и междоусобиц. Наличие свободных земель привлекали не только землепашцев, но и разорившихся бояр со своими дружинами, крестьянами и челядью из других княжеств. 
Обедневший ростовский боярин Кирилл, бросив родовой терем в Ростове, пашенные наделы ушел в Московское княжество и поселился в городке Радонеже на речке Пажа. А впоследствии его сын Варфоломей удалился от мирской суеты в леса и основал монастырь. При пострижении в монахи отшельник получил имя Сергия Радонежского (1314— 1392 гг.), который впоследствии, пользуясь своим авторитетом, решительно пресекал княжеские усобицы и благословил князя Дмитрия Ивановича на борьбу с татарами. Трудами его сподвижников, преобразивших глухие хвойные леса в плодородные пашни, был создан знаменитый на всю Русь Троице-Сергиев монастырь. 
Росли и множились вокруг Москвы новые села, расширялся городской посад. Москва, благодаря гибкой политике правителей (при Иване Калите летописцы отметили «тишину велику и правый суд»), постепенно накапливала людские и материальные ресурсы для будущей борьбы не только за первенство на Руси, но и против монголо-татарского ига. 
В 1328 г. Иван Калита получил великокняжеский стол во Владимире. С этого времени великое Владимирское княжество уже не выходило из-под контроля московского князя. Еще большее значение имело перенесение мирополитичьей кафедры в Москву. 
В 1299 г. митрополит Максим, не стерпев татарского насилия, уехал из Киева во Владимир. Его преемник митрополит Петр, направляясь к своей пастве в южные княжества, подолгу гостил в Москве, где в 1326 г. он неожиданно скончался. Это дало повод митрополиту Феогносту поселиться в столице княжества. Православная церковь еще в XII в. призывала объединиться князей против иноплеменников, захватывающих русские земли. Так и в XIV в. церковные иерархи и монашество всячески поддерживали московских князей, решивших освободиться от ненавистного монголо-татарского ига. И нравственная поддержка церкви сыграла наиболее важную роль в подъеме морального духа русских людей, способствовала сплочению всех сословий для борьбы с засильем давнего врага. 
В девятилетнем возрасте великокняжеский стол Владимира и Москвы занял Дмитрий Иванович (правил в 1359—1389 гг.). Церковь и московское боярство отстояло его право получить ярлык в Орде, а митрополит Алексей в юность Дмитрия фактически управлял княжеством. Московский князь, опираясь на поддержку всех слоев населения, неуклонно проводил политику объединения русских территорий. 
В то время, как шел процесс собирания русских земель в центре Руси, на ее окраинах происходили обратные явления. В XIII в. (1220 г.) на историческую арену вышло великое Литовское княжество. Оно постепенно захватывало полоцко-минские земли, а при великом князе Ольгерде под власть Литвы попали Минск и Чернигов. Сыновья Ольгерда — Андрей и Дмитрий княжили в Полоцке и Брянске. Но расширение территорий Литвы за счет русских земель (собственно Литва составляла 1/10 часть от всех захваченных земель) имело и свои негативные стороны. В них продолжала развиваться русская культура. Они не порывали связей с Центральной Русью, что выразилось в тяготении присоединиться к Москве. В самом Литовском княжестве государственным языком считался русский (белорусский), который образовался в результате смешения местных диалектов в регионе Западного Буга, Двины, Сожа и Припяти на основе древнерусского языка. В XIV в. жители этого края стали называть себя белоруссами и появился термин — Белая Русь. 
В дележе земель Южной Руси активное участие приняли Польша и Венгрия. Польский князь Юрий-Болеслав Мазовецкий, правнук Даниила Галицкого по материнской линии, утвердился в Галицком и Волынском княжествах. В 1335 г. Юрий подписывал грамоты, именуя себя «князем всей Малой Руси», в отличие от остальной территории, которая во второй половине XIV в. называлась Великая Русь, основой которой являлись Владимирское и Московское княжества. 
На северо-западных границах Московского княжества, не знавшая Батыевого нашествия Новгородская республика, успешно противостояла натиску ливонских и шведских рыцарей. Так, учитывая стратегическое значение Изборска, охранявшего подступы к Пскову, горожане в 1330 г. заложили каменные стены. Немцы прозвали крепость «железным городом». И не без основания. В 1368 г. войска Ливонского ордена восемнадцать дней безуспешно штурмовали крепость, используя стенобитные машины, но вынуждены были отойти. 
Шведские феодалы, попытавшиеся возродить захватническую политику в землях Новгорода, также получали отпор. В 1300—1301 гг. они построили по обе стороны Финского залива крепости Выборг и Нарва, а при впадении реки Охта в Неву — Ландскрону («Венец земли»). Но новгородцы взяли крепость и срыли укрепления. В 1311 г. новгородцы основали город Корела, который стал опорным пунктом в этом районе Карелии. В 1323 г. при помощи московского князя Юрия Даниловича (внук Невского, правил в 1313—1325 гг.) новгородцы поставили на выходе Невы из Ладожского озера город Ореховец или Орешек, на Ореховом острове. В этом же году новгородцы и шведы заключили Ореховецкий договор, по которому все течение Невы оставалось за русскими. В 1348 г. шведские войска взяли Орешек, но на следующий год были изгнаны и признали договор в силе. 
Таким образом Новгородская земля, поддержанная Московией, отстаивала свою независимость. Но боярские кланы Новгорода опасались растущего могущества и влияния Москвы. Они стали ориентироваться на Литву, что, в конечном счете, вело к сепаратизму. Однако трудовой люд не поддерживал их стремления, что предопределило в дальнейшем падение правления боярской верхушки и присоединения новгородских земель к Москве. 
К началу борьбы за освобождение от монголо-татарского засилья Московское княжество занимало срединное положение в центре русских земель, которое имело свои плюсы и минусы. Отрицательным было то, что враждебное ему Литовское государство на западном направлении начиналось сразу за Смоленском, а будучи союзником Твери, литовские войска имели возможность беспрепятственно проходить в центр Московии. С юго-востока находилось Рязанское княжество. Оно первым страдало от набегов татар, но по этой причине могло стать их потенциальным помощником — пропустить без сопротивления ордынцев на Москву. 
Московский князь Дмитрий Иванович учел все эти обстоятельства. С 1373 г. он начал вести охрану берега Оки, устроив на «перелазах» (бродах) засеки, где находилась стража. Столица княжества также укреплялась. В 1367—1368 гг. в центре города вырос белокаменный Кремль. Он успешно выдержал осаду литовской рати Ольгерде в 1368 и 1370 гг., что положило конец набегам литовцев. С юго-восточной стороны Москву охраняли Свято-Данилов и Андрониковский монастыри. Они контролировали дороги на Коломну и Серпухов, предупреждая приход татар. 
Довольно развитая сеть сухопутных дорог, а тем более водных путей позволяла как пешей, так и судовой рати оперативно выходить навстречу противникам. 
Большие перемены произошли в сфере центрального аппарата управления и в структуре военной организации княжества. Дмитрий Иванович возродил древнюю форму договоров: в 1371 г. все жители Москвы присягали ему на верность. В 1374 г. великий князь упраздник должность тысяцкого, который командовал городским ополчением, и вместо него назначал воевод по своему усмотрению. Этот шаг вызвал противодействие со стороны потомков последнего московского тысяцкого. Попытка одного из них, И.В.Вельяминова, разжечь междоусобицу, а затем уход его в Золотую Орду окончился трагично. В 1378 г, при тайном возвращении на Русь он был схвачен в Серпухове и затем впервые публично казнен в Москве. Измена стала наказуема. Отъезды феодалов в другие княжества могли повлечь смертную кару. 
Московский князь Дмитрий Иванович возродил и активизировал съезды князей и бояр, столь характерные в XII—XIII вв., но ослабевшие в период «злой татарщины». Первоначально он проводил их в рамках Московского и Владимирского княжеств, а затем вовлек в орбиту и других союзных к Москве князей. Постепенно вырабатывался жесткий порядок подчинения удельных князей великому князю: «Сяду я на коня (пойду в поход), и вам садиться на коней; когда я сам не пойду, а вас пошлю, вам отти без ослушания». 
Со времени княжения Ивана Калиты менялся порядок наследования, окончательно закрепившийся при Дмитрии Ивановиче. Старший сын, а не родной брат становился великим князем. Устранялась неразбериха во властных структурах и великокняжеский двор приобретал четкую систему централизованной власти — последнее слово в решении политических и военных вопросов оставалось за великим князем. Возросший военно-экономический потенциал Московского княжества придавал этому слову весомое значение. 
Так, используя непопулярность тверского князя Михаила, искавшего себе опору в Литве и даже в Орде, Дмитрий Иванович совершил в 1375 г. поход на Тверь. К нему присоединились не только удельные владимиро-суздальские, но и черниговские князья. Тверской князь признал главенство Москвы и обязался помогать ей «биться за одно» против татар. Начиналось объединение усилий не только многих мелких самостоятельных, но и крупных княжеств. Вырабатывалась общая линия в отношениях с Ордой, копились силы для свержения ее владычества. Все это придавало, по выражению В.О.Ключевского, московскому князю значение национального вождя северной Руси в борьбе с внешними врагами. В подобной ситуации более осмотрительной стала позиция рязанского князя. Он уже не мог безнаказанно заключить союз с Ордой. 
Московский князь, проведя основательную подготовку, начал вооруженную борьбу против Золотой Орды. В 1378 г. на реке Вожа в Рязанском княжестве московско-рязанская рать нанесла сокрушительный упреждающий удар по войскам татарского темника Бегича. А когда фактический правитель Золотой Орды эмир Мамай решил повторить «Батыево нашествие» на Московское княжество, то почти вся Русь поднялась на борьбу с ненавистным врагом. В ряды московского войска пришло новгородское ополчение, вопреки воле своих феодалов. Присоединились к Москве украинские (черниговцы и др.) и белорусские (полочане и др.) ополчения под командованием Дмитрия и Андрея Ольгердовичей, в отличие от своего старшего брата Ягайло, который вел литовцев на соединение с татарами. Рязанский князь Олег, хотя и считал себя союзником Мамая, но предупредил князя Дмитрия о времени прихода татар на Русь — выйти к Оке — 1 сентября и не повел рязанцев на соединение с их полчищами. 
8 сентября 1380 г. на Куликовом поле Золотой Орде был нанесен сильнейший удар, после которого она неуклонно шла к упадку. Куликовская битва положила начало полному освобождению русского и других народов Восточной Европы от монголо-татарского ига. Времена Батыевого нашествия безвозвратно уходили в прошлое. Русский военный историк М.П.Михневич отметил, что даже погром Москвы ханом Тохтамышем не появлиял на последствия русской победы: «Набег 1382 г. не уменьшил значения Мамаева побоища: татары одолели здесь потому, что явились «тропом» внезапно, а Москва их проглядела и не убереглась. Все видели, что теперь татары могут только воровать победы». 
Победа на Куликовом поле в 1380 г. дал мощный импульс объединительным тенденциям русских княжеств вокруг Москвы. Собирание русских земель, начавшееся в XIV в., завершилось в конце XV — начале XVI века образованием Русского централизованного государства.

Литература:
1. История России с древнейших времен до наших дней. М., 1994. 
2. Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 1988, Кн. 1; 1989, Кн. 2 
3. Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. М., 1987; Т.1; 1988. Т. 2. 
4. Муравьев А.В., Самаркин В.В. Историческая географич эпохи феодализма. М., 1973. 
5.Очерки русской культуры XIII—XV веков. М., 1969. Ч. I. 
6. Соловьев С.М. Сочинения. История России с древнейших времен. М., 1988. Кн. 2.

Оглавление. Военная история России IX-XVII вв.
 
Кассетные рулонные шторы Номинал.

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.