Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Княжеские дружины и народные ополчения накануне и в период монголо-татарского ига

Преемник Владимира Мономаха на киевском столе Мстислав Владимирович (правил с 1125 по 1132 гг.) продолжил политику своего отца. При нем сохранялась единая военная организация, созданная Мономахом. Слабые попытки воспрянувших было половецких ханов были решительно пресечены. И в последние годы княжения Мстислава стычки с половцами происходили далеко на востоке от Киева — у рязанских рубежей. Но и там половцы не имели успеха. 
Но вместе с тем разгорелись внутренние войны — каждый князь стремился расширить свои владения за счет соседа: «Рекоста брату: «Се мое, а то мое же...» А погании с всех сторон прихождаху с победами на землю русскую...» Процесс выхода княжеств из повиновения Киеву после 1132 г. принял обвальный характер.

Владимир Мономах на совете князей

Насколько опасно действовать разрозненно, показали события, произошедшие на Руси после распада Древнерусского государства. Половцы пристально следили за обстановкой, складывающейся в русских княжествах. От их внимания не ускользнули начавшиеся усобицы. Они воспрянули духом. Участились набеги на Киев, Переяславль, Рязань и даже на владимирские земли: «Уведавши половцы, оже князи не в любви живуть... начаша пакостити». 
Борьба Руси с половецкими полчищами продолжалась и при феодальной раздробленности. Но в отличие от действий Мономаха эти походы носили ограниченный характер. Воинские силы пограничных княжеств не стремилист углубляться в степь. Тактика отражения набегов сводилась к тому, чтобы пресечь предполагаемые пути отхода половцев с награбленным добром, освободить пленников и вытеснить кочевников за пределы собственных владений. 
Сепаратизм русских князей сыграл отрицательную роль в развитии южнорусских земель. Каждое отдельно взятое княжество оказалось не в состоянии защитить земледельца от степняка. И хотя Русь продолжала служить заслоном от половецкого наступления в страны Западной Европы, южные ее окраины постепенно приходили в запустение. Но не только половецкие набеги содействовали этому процессу, не менее пагубные последствия имело использование кочевых отрядов в междоусобицах. Половцы грабили владения враждующих князей, обзаводились богатой утварью и рабами, постепенно набирали силу, восстанавливая былое могущество. А население Киевской Руси, особенно крестьяне и ремесленники, стало уходить в галицко-волынские земли и в Северо-Восточную Русь, которые в этот период меньше всего подвергались половецкой опасности. 
Такой обетованной территорией для переселенцев стала бывшая окраина Древней Руси — суздальско-ростовская земля. И владимиросуздальские князья по мере возрастания их могущества начали претендовать на власть во всей Руси. Центром княжества являлся стольный град Владимир, основанный еще Владимиром Мономахом в 1108 г. 
При князе Всеволоде Юрьевиче (правил с 1176 по 1212 гг.) Владимиро-Суздальская Русь достигла наибольшего расцвета. Она заняла ведущее место в системе русских земель. При Всеволоде утвердился термин «великий князь» как политический титул и единый руководитель всем войском княжества. С этим титулом связывались представления о главенстве в русской земле и объединительные тенденции. 
Княжество располагало сильным 30-тысячным войском. Благодаря хорошо поставленному оружейному делу оно имело отличные мечи и сабли местного производства. Основную часть войска составляла конница дружин великого князя, союзных князей и феодалов. В его состав входила и пехота, набранная из горожан и крестьян. Практиковались стремительные походы конных отрядов. В крупных военных мероприятиях использовался речной флот. О могуществе и численности войска княжества свидетельствовал современник — автор «Слова о полку Игореве». Он образно утверждал, что полки Всеволода могут «Волгу веслами расплескать, а Дон шеломами вычерпать». Все князья удельных княжеств, составлявших Владимиро-Суздальскую Русь, были подчинены Всеволоду Юрьевичу, беспрекословно выполняли его указания, участвовали в военных походах, ревностно соблюдали единство Владимирского края и безопасность его границ. Великий князь Всеволод активно вел борьбу с Волжско-Камской Болгарией (феодальное государство, занимавшее территорию от Самарской Луки на Волге до Северной Чувашии и по реке Кама), войска которой пытались совершать грабительские походы на княжество. Но не только с ближайшими соседями воевала Владимирская Русь. Ее дружинам пришлось включиться в борьбу против половцев и в южных землях, приходя на помощь князьям в тот перид, когда особенно активизировались половецкие орды, сумевшие во второй половине XII в. снова объединить свои военные силы. 
Особенно опасный натиск половецких орд под водительством хана Кончака испытали на себе в 1185 г. южно-русские княжества — Переяславское и Новгород-Северское. Самостоятельный поход новгород-северского князя Игоря Святославича в глубь половецких степей окончился крахом. Половцы хлынули в южнорусские земли, подходили к самому Киеву. Неудачный поход Игоря запечатлен в гениальном произведении «Слово о полку Игореве». Неизвестный актор глубоко разбирался в военных вопросах своего времени. Его труд — живая картина феодальной Руси конца XII в. с ее междоусобными войнами и почти непрерывной борьбой с половцами. 
«Слово о полку Игореве» — патриотическая поэма, она пронизана состраданием к русскому населению, которое разорялось половцами. Страна подвергалась половецким набегам не потому, что русская земля бессильна. Нет, она была сильна воинами и храбрыми князьями. Причину бедствий автор «Слова» видел в том, что князья не внимали призыву общими усилиями преградить дорогу половцам. Он правильно отметил, что неудача похода князя Игоря явилась результатом разобщения русских княжеств. Основная идея произведения — призыв к объединению воинских сил перед лицом общей опасности. 
И следует отметить, что призыв все же был услышан. Русским князьям пришлось примириться. В 1191 г. состоялся поход Игоря с братьями на половцев, во время которого было захвачено множество коней и скота. Зимой этого же года уже объединенные дружины семи русских князей дошли до Оскола, нанеся урон половецким становищам. Все более активно начинают действовать и силы Владимирского княжества. Великий князь Всеволод Большое Гнездо держал свои дружины в Торческе и Корсуни на реке Рось, в Каневе на Днепре. А в 1199 г. владимиро-суздальская рать под руководством Всеволода пошла в глубь половецких степей. И перед грозным войском «бежали половцы к морю». Половецкие воины разбежались, не решаясь вступить в бой. Русская сторожа даже не смогла обнаружить рассыпавшихся по степи половецких всадников. 
Половецкое наступление выдыхалось. Войска русских княжеств сумели нейтрализовать стремительные набеги половцев. Они создали подвижные конные отряды, которые успешно противостояли половецким всадникам, а удары тяжеловооруженных русских дружин легкая половецкая конница не выдерживала, обращаясь в бегство. Половцы уже не могли противостоять сильным, хорошо вооруженным войскам таких княжеств, как Владимиро-Суздальское или Галицко-Волынское. И половецкие ханы начали искать пути примирения с Русью. Брачные союзы детей русских князей и половецких ханов стали обычным явлением. Более того, русские князья выступили как защитники половецких кочевий, когда на те обрушилась волна монголо-татарских наездников. 
Древняя Русь выдержала опасный натиск половецких орд. С 1061 по 1210 гг. половецкие ханы совершили 46 крупных походов на Русь, не считая мелких набегов. Самое большое количество походов пришлось на Переяславское княжество — 19, тогда как на Киев и Рязань приходилось всего по 4 похода, но на переломе двух веков (XII и XIII) половецкие ханы прекратили самостоятельные набеги. Они принимали участие в междоусобицах только тогда, когда их приглашали в союзники. Самостоятельной роли в делах русских княжеств половецкие владетели не играли. Половецкая земля перестала выступать в качестве враждебной силы. 
Несмотря на некоторые местные особенности в политическом устройстве, русские княжества периода феодальной раздробленности (середина XII — конец XIV вв.) имели общие черты в организации, вооружении и тактике своих вооруженных сил. В каждом отдельном княжестве имелось свое войско, которое состояло из княжеской дружины, отрядов вассалов, народного ополчения и наемных отрядов. 
Основу, постоянное ядро вооруженных сил русских земель составляли, как и ранее, княжеские конные дружины из воинов-профессионалов. Они были сравнительно немногочисленными, насчитывали несколько сот, а в редких случаях несколько тысяч воинов. Число дружинниклв зависело от богатства и силы князя. Во время больших походов в войско князя вливались отряды его вассалов — удельных князей, бояр и других феодалов — землевладельцев. На случай войны созывалось ополчение из крестьян и горожан. Ратники ополчения составляли основную часть войска в военное время. В отдельных княжествах пешее народное ополчение составляло 10—30 тыс. человек. Так, владимиро-суздальские князья не раз отправляли против немецких рыцарей в Прибалтику 20-тысячное, а Новгород — 15—20 тысячное ополчение. Большие битвы не мыслились без участия в них народа. 
Некоторые отличия в организации вооруженных сил имела Новгородская земля. Войско Великого Новгорода состояло из княжеской дружины, боярских отрядов, городских отрядов и отрядов крестьян (смердов), созываемых в военное время. 
В Новгороде феодалы-землевладельцы не были вассалами князя. Эти местные особенности отразились и на организации вооруженных сил. Новгородские бояре имели свои вооруженные отряды и обязаны были приводить их для защиты города в случае угрозы войны. Число приводимых боярином воинов определялось обширностью принадлежащих ему земельных владений. Подвассальные Новгороду города тоже обязаны были выставлять вооруженные отряды. 
В составе новгородского войска большое значение имело городское и сельское народное ополчение. В отличие от дружинников все ратники ополчения назывались «воями». 
Войско делилось на полки, численный состав которых не был постоянным. Во главе всего войска стоял князь и посадник. Тысяцкий возглавлял городское ополчение. 
Основным родом войска была пехота. Княжеская дружина и боярские отряды были конными. На вооружении новгородского войска находились копья, мечи, топоры, самострелы и метательные машины. Защитное вооружение состояло из щита, кольчужных рубах, шлемашишака; у богатых воинов были кольчужные чулки. При овладении крепостями применялись осадные приспособления и метательные машины — «пороки». 
Боевой порядок строился из Большого полка, полка Правой руки и полка Левой реки. Сражение завязывали лучники, находившиеся впереди полков. 
Новгород имел свой морской и речной флот, который состоял из больших и малых парусных кораблей. Флот новгородцев неоднократно участвовал в походах и одерживал победу над шведским флотом. 
В XII—XIV вв. на первое место выдвигается конница. В отрядах феодалов она была преобладающим родом войск. Конница в это время стала играть главную роль в бою. Она подразделялась на легкую и тяжелую. Выделение легкой конницы было большим шагом вперед в военном деле. В этом отношении Русь опередила Западную Европу на целых три столетия. Однако не утратила своего значения и пехота, набиравшаяся в большинстве своем из ратников народного ополчения. Русская пехота не стала придатком конницы как это было в странах Западной Европы. На поле боя она играла значительную роль. Все крупные сражения того времени (Ледовое побоище 1242 г. и Куликовская битва 1380 г.) были выиграны совместными действиями конницы и пехоты. 
В борьбе с многочисленными внешними врагами совершенствовалось вооружение, структура и тактика войск. Основным оружием дружины по-прежнему оставался меч, который стал короче, легче, заостренным в конце, им можно было не только рубить, но и колоть врага. Распространилась сабля, более удобная в конном бою. Массовое применение получили луки, которые стали оружием как пешего, так и конного воина. Получили более широкое использование при обороне и осаде городов, а иногда и в полевых сражениях — осадные и метательные орудия — пороки, тараны, пращи, самострелы и др. В третьей четверти XIV в. появилось огнестрельное оружие. Впервые летопись упоминает о применении на Руси такого оружия в 1382 г. при обороне Москвы от нашествия татарской орды хана Тохтамыша. А в конце XIV в. артиллерия («наряд») стала частью русского войска как самостоятельный вид. 
Дальнейшее развитие получили и способы ведения боя. Боевой порядок стал расчленяться по фронту и в глубину, что повысило маневренность и боевую силу войск. Появился «полчный ряд» — боевой порядок, состоящий из трех частей:«чело» — центральный полк и «крылья» — боковые полки. В дальнейшем к трем составным частям боевого построения войск добавились сторожевой, передовой и засадный (Резервный) полки. На поле сражения войска стали обычно строиться в 3 линии: в первой — сторожевой и передовой полки, во второй — большой полк и полки правой и левой руки, в третьей — засадный полк. Полки выстраивались тесно сомкнутым строем глубиной до 20 шеренг. В бою успех решался рукопашной схваткой. 
В совокупности русские земли имели значительные военные силы для отражения внешней агрессии. Они могли выставить свыше 100 тыс. хорошо вооруженных воинов. Такому войску не был бы страшен любой враг. Но экономическая и политическая раздробленность привели к разобщению военных сил Руси. В условиях «войны всех против всех», свойственной феодальной раздробленности, на смену единой системе обороны страны пришла обороны каждого княжества в отдельности. Полчища Батыя встретило не объединенное русское войско, а разрозненные дружины и ополчения отдельных городов и княжеств. 
Гроза надвигалась на русские земли из обширных степей Монголии. Полчища завоевателей под командованием энергичного полководца Чингис-хана (правил с 1206 по 1227 гг.) завоевали Северный Китай, Южную Сибирь и Среднюю Азию. Монгольская военная машина беспощадно перемалывала на своем пути войска других государств, состоявшие либо из наемников, либо из недружественных военных формирований различных правителей Средней Азии и Кавказа. Своим наследникам Чингис-хан оставил огромную по тем временам армию в 120 тыс. воинов и 13 тыс. чел. отборной гвардии. В походах были обязаны участвовать и воинские формирования покоренных стран. Все они объединялись жесточайшей воинской дисциплиной. Никто не имел права ослушаться своего начальника. Нарушитель приговаривался к смертной казни. Как правило, сам предводитель завоевателей не участвовал в битве. Он управлял войсками, следил за ходом сражения с возвышенности и отдавал повеления через гонцов. Ни в сопредельных государствах, ни в Европе подобной армии не существовало. 
Весной 1223 г. 30-тысячное войско монгол дошло до Северного Кавказа и нанесло поражения поочередно грузинским и осетинским формированиям. Затем обрушилось на половцев. Последние обратились за помощью к русским князьям. 28—31 мая 1223 г. на реке Калка южнорусские князья столкнулись с монголами. Действовали они несогласованно и монголы по частям разгромили правителей, не сумевших объединить свои усилия. Владимирский князь Юрий Всеволодович вообще не спешил посылать свою рать на Калку, а узнав о поражении русских полков вернул свое войско. Но несмотря на жестокое поражение русские князья не сделали соответствующих выводов. Они по-прежнему были уверены в своих силах. Несомненно, военный потенциал Руси был достаточен для отпора врагу. Такие княжества, как Владимиро-Суздальское и Галицко-Волынское, могли выставить военные силы до 30 тысяч каждое, а Новгородская Республика — до 20 тыс. человек. В целом Русь имела возможность собрать более 100 тыс. воинов. Но отсутствие единства действий и недооценка сил противника явились причиной будущих бед. Трагический урок не образумил русских князей. Дальнейшие события в истории Руси показали, сколь пагубны оказались последствия сепаратизма в общем деле защиты Отечества. 
В 1237 г. зимой, когда замерзли реки и болота, орды монголотатар под водительством хана Батыя числом в 120 тыс. воинов обрушились на Рязанское княжество. Тщетны были призывы рязанцев объединиться. Все повторилось. Русские княжества гибли в одиночку в неравной борьбе. 
Героическая оборона городов Северо-Восточной Руси сорвала завоевательный поход монголо-татар в страны Западной Европы. Разрозненные силы княжеств в лице русских воинов, горожан и сельчан показали высочайшие образцы мужества. Об этом свидетельствуют русские летописи и придворные хронисты монгольских ханов. Рашидад-Дин отмечал, что защитники Рязани, Коломны, Москвы, Владимира «ожесточенно сражались» (1). Малочисленное население Козельска нанесло столь ощутимый урон войску монголо-татар, что последние назвали его «злым городом» — под его стенами погибли «три сына темников» и 4 тыс. воинов только при одной вылазке козельчан. Завоеватели втянулись в затяжную войну. Если Рязань была взята за шесть, Владимир — за четыре дня, то Торжок они осаждали две недели, а небольшой Козельск задержал их на два месяца, свидетельствовал Рашид-адДин (2). Силы орды были подорваны и она вернулась в степи, чтобы пополнить свои войска для нового похода. 
В 1239 г. Батый вторгся в Южную Русь. А русские князья продолжали междоусобицы. Князь Данила Галицкий изгнал из Киева Ростислава Смоленского и оставил в нем воеводу Дмитрия. Тем временем пали Переяславль (южный), Чернигов, а затем в 1240 г. и Киев. Русь лежала в развалинах, но ее героическое сопротивление ослабило натиск монгольских полчищ. 
События грозного и тяжелого для русских земель XIII в. во многом повлияли на дальнейшие судьбы русских княжеств. Нарушились связи между русскими землями, а отдельные части древнерусской народно
сти были разъединены и поставлены в различные условия дальнейшего исторического развития. Инициатором и основой собирания разобщенной Руси в единое государство выступила Москва. Но если не сразу Москва строилась, то тем более не в одночасье возникло сильное Московское княжество. Московский удел входил в состав Владимирского княжества. Когда великокняжеский стол Владимира и Москвы занял Дмитрий Иванович, он особое внимание уделял созданию мощных вооруженных сил, способных противостоять ордынской угрозе и проискам соседнего Литовского государства. 
Войско Московского княжества состояло из великокняжеской дружины и дружин союзных князей. В периоды военной опасности как и прежде созывалось городское и сельское ополчение. 
Главным родом войск была конница. Но пехота также играла в сражении большую роль. В зависимости от обстановки конные войска сражались и в пешем строю. Русская пехота — «пешцы», состоявшая в большинстве из сельского и городского населения, часто действовала и самостоятельно. 
На вооружении русских воинов имелись луки со стрелами, самострелы (арбалеты), сабли, мечи, копья, боевые топоры, рогатины, кинжалы, засапожные ножи. У военачальников были булавы и шестоперы. Защитным вооружением служили деревянные и металлические щиты, кольчуги, шлемы, латы, наколенники. Вооружение воины приобретали на свои средства. Этим и объяснялось его большое разнообразие. 
Кольчуги, сделанные в виде рубашки до колен, надевались перед сражением. Кольчуга с нагрудниками и наручниками была добротным защитным вооружением, но стоила дорого и поэтому не всем была доступна. Шлемы обычно имели форму остроконечных шишаков с кольчужной сеткой для защиты щек и затылка. 
Из тяжелого вооружения, предназначенного для обороны и осады крепостей, применялись стенобитные, осадные и камнеметные машины. Машины для метания камней и больших стрел использовались иногда и в полевых сражениях. Во второй половине XIV в. на Руси появляется огнестрельное оружие. 
Перед выступлением в поход войско делилось на полки, в каждый из которых назначался воевода. Всего насчитывалось шесть полков: сторожевой, передовой, большой, правой руки, левой руки, засадный. Численность полка не была постоянной и зависела от количества всего войска. 
На походе полки следовали один за другим. Впереди шел сторожевой полк. Он высылал от себя небольшие отряды — «сторожи», которые вели разведку и выполняли функции охранения. За сторожевым полком двигались основные силы. Обеспечение продовольствием осуществлялось за счет запасов, взятых с собою каждым воином, а также путем закупок у местного населения. 
Боевой порядок войска обычно состоял из трех линий. В первой располагался сторожевой и передовой полки, во второй — большой полк и полки левой и правой руки, в третьей линии — засадный полк. Полки выстраивались тесно сомкнутым строем глубиной 10—20 и более шеренг. Каждый полк действовал сплоченно, стремясь не нарушать своей монолитности. Основой всего боевого порядка был большой полк. Сторожевой и передовой полки, а также полки правой и левой руки охраняли большой полк от ударов с флангов и от фронтального натиска противника. При наступлении полки левой и правой руки стремились нанести удар по неприятелю с флангов или с тыла. 
Русское войско применяло разнообразные формы боевых действий, выделяя на избранном направлении для атаки ударную группу. Сражение решалось взаимодействием пехоты, конницы и всех частей боевого порядка. Каждая часть войска действовала согласно замыслу, причем начавшееся сражение не могло быть прервано и заканчивалось или победой или поражением. С образованием общих резервов полководец получил возможность воздействовать на ход сражения вводом их в дело. 
В управлении боем по-прежнему имели огромное значение стяги (знамена). Поднятием стяга военачальник подавал знак боевой готовности. Воеводы, командовавшие частями боевого порядка, руководствовались великокняжеским знаменем. В свою очередь воеводы стягами подавали сигналы подчиненным военачальникам. Управление маневром войск при помощи стягов (продвижение полков вперед или удержание их на общей линии) отмечалось в источниках при описании многих битв. Имели значение в управлении войсками также трубы и барабаны. По установившимся традициям сражение иногда начинал князь, командовавший всем войском. 
Так, дальновидная и осторожная политика московских князей способствовала созданию такого войска, с которым можно было противостоять любому сильнейшему противнику. 
Когда пробил его час, русское войско было готово к сражению. В 1378 г. на реке Вожа татарским полчищам был нанесен первый упреждающий удар. А в ответ на Мамаево нашествие поднялась почти вся Русь и в 1380 г. на Куликовом поле лучшим военным силам Золотой Орды было нанесено поражение, положившее начало полному освобождению русского народа от монголо-татарского ига. 

* * * 

Самоотверженная героическая борьба русского народа за свободу и независимость в XII—XIV вв. нашла отражение в фольклорном творчестве народа (3) и летописях. Для военной истории важное значение приобретают Новгородские, Псковские и Московские летописи. 
Новгородские и Псковские летописи (4) содержат обширные сведения о составе войска, вооружении, оборонительных сооружениях на землях Новгорода. Летописные данные обстоятельно характеризуют стратегию и тактику Александра Невского. Они свидетельствуют и о ратном мужестве русских воинов. В условиях монголо-татарского нашествия прославление героизма русских ратников имело огромное значение для подъема морального духа не только новгородцев, но и всего русского народа. 
В 80-х годах XIII в. неизвестным автором было написано «Слово о погибели земли Русской». Оно было использовано как введение в «Житие Александра Невского». Идейная направленность «Жития...» заключалась в пропаганде необходимости борьбы за единство Русской земли. 

Особенно сильно проявилась идея общерусского объединения после Куликовской битвы. Куликово поле прочно вошло в былины, баллады и исторические песни. По Куликову полю разъезжают русские богатыри — Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович. Они бьют татар, пытавшихся прийти на Русь с целью грабежа сел и городов (5). 
Многие русские былины сложились задолго до реальной победы Руси над захватчиками, но они отражают уверенность народа в победе над ними. 
В Московских летописях проводилась мысль о том, что основными врагами Руси являются татары и половцы (т.е. кочевники), с которыми вел многовековую борьбу русский народ. Непосредственно после битвы 1380 г. в летописи было включено описание освободительной борьбы русского народа и победы на Куликовом поле. Наиболее достоверные сведения о битве дошли до нас в составе Троицкой (Московской) летописи, Ермолинской рукописи, послужившей основой для Новгородской 4-й и Воскресенской летописей (6). Сведения, отраженные в них, носят лаконичный, предельно сжатый рассказ о Куликовской битве. 

Второе известие об освободительной войне 1380 г. вошло в русское летописание под названием «Повести о Мамаевом побоище». Оно более подробно и в художественной форме описывает битву с монголо-
татарами. 
Таким образом, обильный летописный материал служил и служит неиссякаемым источником изучения славного прошлого Родины, героических подвигов нашего народа.

Литература:
1. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. М., 1941. Т.11. С.36. 
2.Там же. С.37. 
3. Азбелев С.Н. Об устных источниках летописных текстов. Летописи и хроники. М., 1976.
4. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.Л., 1950; Софийская 1-я летопись. Л., 1925. Т.5. Вып.1; Псковские летописи. М.-Л., 1925. Вып. 1—2. 
5. Путилов Б.Н. Куликовская битва в фольклоре. Труды отдела древнерусской литературы АН СССР. М.-Л., 1961. Вып. XVII. С.208— 209. 
6.Новгородская 4-я летопись. СПб., 1848. Т.4; Воскресенский список. СПб., 1859. Т.8. (1379—1380 г.).

Оглавление. Военная история России IX-XVII вв.
 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.