Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Победа над крестоносцами Александра Невского

Князь Александр Ярославич Невский жил и действовал в очень сложной исторической обстановке, когда на долю русского народа выпали тяжкие испытания. То было время кровопролитной борьбы с монголотатарами, немецкими и шведскими завоевателями. В этих условиях формировался характер Александра Ярославича — мудрого правителя, талантливого полководца и осторожного дипломата. Он был сыном своего времени — расчетливым политиком и властным князем, но всегда на первое место ставил интересы родной земли. В годину тяжких испытаний Александр Невский обращался за помощью к русскому народу и, опираясь на его силы, боролся за независимость Отечества. 
Переяславль, в котором 13 мая 1220 г. родился князь Александр Ярославич, прозванный впоследствии за воинскую доблесть Невским, входил в состав Владимиро-Суздальского княжества, созданного и укрепленного его предками. Наибольшего расцвета Владимиро-Суздальская Русь достигла при княжении деда Александра — Всеволода Большое Гнездо, прозванного так за многочисленное потомство — у него было 8 сыновей, четвертым из них был Ярослав — отец Александра, получивший в удел Переяславское княжество. 
Владимирские князья заботились о просвещении своих детей. Они имели богатое собрание древних греческих и русских книг. По их указанию записывались сказания о подвигах русских князей и воинов. Примечательно, что на Руси не только князья, но и простой люд владели грамотой. Об этом свидетельствуют берестяные послания, найденные археологами в Новгороде, Смоленске, Старой Руссе и в других древнерусских городах.

Невская битва 15 июля 1240 года

Обучать грамоте Александра начали с пяти лет. Основной книгой для чтения была Библия. В жизнеописании Александра говорилось, что «родители святым книгам научиша его». Обладая прекрасной памятью, Александр выучил Библию почти наизусть. В своей повседневной жизни он часто цитировал библейские изречения и сюжеты, в самые трудные минуты ободрял воинов словами: «Братья! Не в силе бог, но в правде,» — если вступаете в борьбу за правое дело, вы одержите победу. Изучал Александр латинский и греческий языки, были ему известны и византийские хроники, повествующие о событиях далекого прошлого. Но любимым занятием юного князя стало изучение военного опыта предков, событий родной старины. В этом отношении русские летописи являлись неоценимой сокровищницей. 
Внимательно вчитывался Александр в текст «Поученья» своего пращура Владимира Мономаха, ибо в нем, помимо чисто практических советов, содержались понятия о ратном побратимстве, и воинской дисциплине — кодекс воинской чести. 
В ту пору, помимо книжного обучения, большое внимание уделялось и воинской подготовке. Когда Александру исполнилось четыре года, состоялся обряд посвящения его в воины — постриг. В руки дали лук со стрелами: теперь он был обязан защищать родную землю и мог выступать во главе дружины. А в двенадцать лет княжич умел обращаться с настоящим боевым мечом, стрелял из лука, метал сулицу (легкое копье). Ведь будущий князь — это и правитель и воин-профессионал. 
Быстро летело время. Казалось не было силы, способной поколебать покой цветущего княжества. 
Но осенью 1237 г. на Русь обрушились монголо-татарские полчища хана Батыя. Пала Рязань. Завоеватели двинулись на Владимиро-Суздальское княжество. После двух месяцев ожесточенного сопротивления Батый захватил Владимирщину. Путь его лежал в Новгородские земли. 

В то трудное время в Новгороде с 1236 г. князем-наместником был Александр Ярославич. До него доходили ужасные вести. Разграблены и превращены в пепел Рязань, Суздаль, Владимир, Переяславль и Тверь, войско завоевателей подошло к новгородскому Торжку. Две недели жители города отбивали приступ врага, но 23 марта 1238 г. он был захвачен штурмом и разрушен. Князь Александр стал срочно готовить Новгород к обороне. На вече было решено запереться в крепости и ждать осады. Не дойдя до Новгорода 100 км, Батый повернул свои полчища обратно. Продолжать поход было рискованно. Во время боев за Торжок стало ясно, что войско захватчиков выдыхается, поэтому хан счел поход на Новгород, располагавший значительными военными силами, слишком опасным. К тому же приближалась весна с разливом рек и таянием болот, в которых могла увязнуть татарская конница. 
В 1239 г. вновь пополненные полчища Батыя после тяжелых сражений заняли Южную Русь. Затем они двинулись в Волынскую и Галицкую земли и дальше на запад: одна часть войск направилась в Польшу, а другая под командованием Батыя — в Венгрию. Весной 1241 г. монголо-татары выиграли сражение при Лигнице (в Нижней Силезии), разбив рыцарское войско. Однако силы орды уже были подорваны и битву против чешских и немецких войск под Оломоуцем она проиграла. Батый вынужден был повернуть обратно. Монголо-татарские полчища удалились во владения Золотой Орды, раскинувшиеся на громадных пространствах причерноморских и прикаспийских степей. 
С того времени на долгие годы опустошенная и покоренная Русь попала под власть золотоордынского хана. От него князья получали ярлыки на княжение в своих уделах. В Золотую Орду стекалась дань, которой было обложено русское население. Русский историк Н.В.Шелгунов справедливо отмечал: «Народ сделал свое дело, стоял мужественно против врага, погиб по частям, но князья, призванные страной для предводительства, не исполнили своего обязательства и погубили Русь». 
И вот в то время, когда почти все русские земли подверглись страшному «Батыеву погрому», папская курия — объединение церковников Ватикана, орган управления католической церковью в странах, проповедывавших эту веру, продолжала разрабатывать планы захвата и порабощения народов Прибалтики и неразоренных новгородскопсковских земель. Бедствие, обрушившееся на Русь, подтолкнуло их к более активным действиям. 
В 1238 г. Ярослав Всеволодович был избран великим князем Владимирским. Александру, помимо Новгородской земли, он выделил города Тверь и Дмитров. А на следующий год, выполняя волю отца, Александр поехал в Полоцк, заключил союз с Полоцким княжеством и посватал Александру (в крещении — Прасковью) — дочь полоцкого князя Брячислава. Однако недолго занимался он семейными делами. Тревожные новости приходили из новгородских земель. От новгородцев не укрылась бурная деятельность представителей курии (легатов) в Прибалтике. Они не только объединили два немецких ордена (Тевтонский и Ливонский), но и привлекли к участию в агрессии датских рыцарей. Не остались в стороне и шведские феодалы*. Зная о монголо-татарском нашествии на Русь, они перенацелили уже подготовленную военную экспедицию против финских племен на основного противника — Великий Новгород. Шведы намеревались захватить Неву с прилегающими землями и крепость Ладогу, чтобы лишить новгородцев выхода к Балтийскому морю, установить контроль над северо-западным участком водного торгового пути**. Их союзники — немецкие крестоносцы, планировали захватить Изборск, Псков, а затем и Новгород. Совместными усилиями шведы и немцы рассчитывали сломить военное могущество Новгорода, а затем поделить неразоренные монголо-татарами русские земли. 
Предвидя опасность вооруженного нападения с северо-запада, князь Александр в 1239 г. создал линию укрепления по реке Шелонь. Насколько серьезно относился Александр к усилению охраны рубежей свидетельствует тот факт, что в споре крестьян с Мирожским монастырем за земельные наделы на побережье Псковского озера он отдал предпочтение крестьянам. В приграничье князь желал иметь свободных людей, защищающих свою родную землю. Так же на побережье Финского залива и на реке Нева была усилена сторожевая служба («морская стража»), которую несли воины из союзного Новгороду финского племени ижора во главе со старейшиной Пелгусием (Пелконеном — финск., в крещении — Филипп). 
В июле 1240 г. ижоряне первыми известили Новгород о появлении в водах Финского залива 5-тысячного войска шведов на 100 шнеках*.

* Тевтонский орден в 1237 г. соединился с Орденом меченосцев, который получил название Ливонского ордена. Немецкие рыцари воевали в землях прусских, литовских и латышских племен. В 1234 г. рыцари-меченосцы захватили русский город Юрьев (Дерпт) и приблизились к границам Новгорода. Шведы в 1164 г. пытались овладеть Ладогой, но потерпели поражение. Однако они поставили своей целью завоевать финские и карельские племена, входившие в то время в состав Новгородской земли, что предопределило вооруженную интервенцию против республики. 
** С конца Х в. земли, прилегающие к Ладожскому озеру и восточной части Финского залива, входили в состав владений новгородцев. Поэтому северо-западная часть пути, так называемого «из варяг в греки», (по реке Ловать, Ильменскому озеру, Волхову, Ладожскому озеру и Неве) находилась под контролем Новгорода. 
* Шнек — парусно-гребное судно. Оно имело 15—20 пар весел и вмещало от 50 человек.

Возглавляли интервентов ярл(князь) Ульф Фаси и Биргер — крупнейший феодал из рода фолькунгов, зять короля Эрика XI, фактический правитель Швеции. Корабли противника вошли в Неву. 
Гонец от «морской стражи», кратчайшим путем преодолев 150 км за 3 дня, прибыл в Новгород. Сложившаяся обстановка требовала от Александра Ярославича незамедлительных действий. Им был сформирован отряд из 300 княжеских дружинников, 500 отобранных новгородских конников и стольких же пеших ополченцев. Все они быстрым ходом направились в сторону Ладоги, где к отряду присоединилось 150 конных воинов-ладожан. Дружина ижорян (около 50 чел.) продолжала вести наблюдение за шведами. Хорошо поставленная разведка позволяла русскому войску действовать инициативно и уверенно. 
По новым сведениям, шведы готовились разбить лагерь на левом берегу Невы, чуть выше впадения в нее реки Ижоры. Дальнейшему продвижению шведской флотилии мешали пороги. Оборудовав лагерь, шведские воины выставили посты, которые контролировали невский водный путь. Боевые кони паслись в прибрежных лугах. Нападения с суши противник не ожидал. 
Александр без промедления выступил с конницей из Ладоги и, преодолев свыше 120 км пути, прибыл в район невских порогов, где соединился с пешей ратью под командованием новгородца Миши, следовавшей по Неве на речных судах. Около устья реки Тосна обосновали временную стоянку. В случае движения шведов часть судовой рати должна была остановить их на порогах. Отсюда проводники-ижоряне, обеспечивая скрытность передвижения, повели русское войско к лагерю шведов. 
Александр Ярославич принял смелое и неожиданное решение — атаковать лагерь шведов конницей, а пешей дружиной новгородцев действовать против стоянки шведских шнеков, ввиду того, что широкий плес Невы исключал незаметный подход новгородской рати на судах. 

15 июля 1240 г. с первыми лучами солнца Александр и его воеводы были уже на ногах. К 11 час. утра русская рать приблизилась к опушке леса. Миша со своими пешцами отделился от рати и. забирая вправо, пошел вниз по направлению к Неве. Збыслав Якунович повел отряд новгородцев и ладожан левее стана противника. Александр выждал немного и подал знак к атаке. Конная дружина князя внезапно появилась перед заметавшимися шведами. Александр направил своего кня прямо на злотоверхий шатер. Он увидел, что молодой шведский рыцарь, взяв копье, скачет ему навстречу. Биргер смело вступил в сражение. Кони поединщиков стремительно сближались. В последний момент князь быстро перехватил ратовище левой рукой ближе к наконечнику копья и, приподняв его, стремительно нанес удар в голову рыцаря: «возложи... печать... острым своим копием». Шведские воины сгрудились вокруг поверженного. Александр оставил ненужное уже копье, выхватил меч и врубился в охрану вместе с дружинниками. В это время на правый фланг шведов ударили новгородские и ладожские ополченцы Збыслава Якуновича. Новгородец, вооруженный топором, наносил разящие удары по противникам, «не имея страха в сердце своем». Молодой дружинник Савва ворвался в златоверхий шатер королевского зятя и сумел подрубить опорный столб. Шатер рухнул. Торжествующий клич пронесся по рядам новгородцев: «За Русь! За святые церкви новгородские! Вперед, братья!» Воодушевленные русские ратники ринулись на врага. Могучий Гаврила Олексич*, разогнав ударами меча шведских воинов, устремился в погоню за телохранителями, сопровождавшими на корабль раненого Биргера. Шведам с большим трудом удалось столкнуть русского воина со сходен, но выбравшись на берег, Гаврила снова ринулся в бой. 
Под натиском русского войска противник отступал к стоянке кораблей. В его рядах началась паника. Она еще больше усилилась после того, как пешая рать новгородцев под руководством Миши вступила в бой. Первый удар пешцы нанесли по шведам, сгрудившимся у шнеков, и оттеснили их. Три корабля противника оказались беззащитными. Новгородцы, умелые плотники, орудуя топорами выбили со шнеков охрану и деловито приступили к прорубанию днищ и бортов. В пробоины хлынула взбаламученная невская вода. Суда, опрокидываясь, пошли на дно. А тем временем новгородская пехота продолжала нажимать вдоль берега, разрушая мостки и сходни, Исход битвы был предрешен. 
Атака русского войска была столь неожиданной, что немногим рыцарям удалось вскочить в седло, но и они под ударами новгородских дружинников пали в битве. Кони рыцарей, украшенные богатой сбруей, стали трофеями русских ратников. Шведским воинам с большим трудом удалось взойти на шнеки и, скинув сходни, выйти на середину Невы.

* Генеалогическая ветвь родов, из которых происходили А.С.Пушкин и М.И.Кутузов, восходит к знаменитому предку Гавриле Олексичу.

Русские ратники разошлись по полю битвы. Раненых и убитых воинов отправляли в лагерь на Тосне. Погибших новгородцев и ладожан насчитали всего 20 человек. Вернулась из-за Ижоры и дружина Пелгу 
сия, где она действовала под командой своего предусмотрительного воеводы. Когда отряд Збыслава Якуновича атаковал правый фланг вражеского лагеря, то некоторые шведские воины в панике пытались скрыться в зарослях ольхи за рекой Ижорой, «иде же бы было непроходно полку Александрову». Но все они погибли от мечей и копий дружинников-
ижорян. 
Шведская флотилия покинула негостеприимную стоянку и двинулась вниз по течению Невы. Пелгусий послал своих ижорян проследить за отходом флотилии. Так закончился жаркий июльский день. 
Русские летописцы не забыли подвигов и заслуг 20-летнего молодого новгородского князя, прозвав его Александром Невским. Отмечены в летописях и русские ратники, которые доблестно защищали родную землю. 
Русские воины разбили шведов меньшими силами. Используя элемент внезапности, Александр Ярославич нанес сокрушительное поражение захватчикам. Замыслы шведских феодалов создать форпост в Ладоге для дальнейшего продвижения и оккупации новгородских земель потерпели крах. Древний водный путь по Неве остался под контролем Новгорода. 
Опасность вторжения с севера была ликвидарована. Победа над шведскими крестоносцами имела и военно-политическое значение. Из коалиции интервентов выпало сильное звено — шведские феодалы. 
В конце августа — начале сентября 1240 г. против Руси выступили немецкие рыцари, собранные из всех крепостей Ливонии. Они овладели городом Изборском, разбили спешно собранное псковское ополчение и подошли к Пскову, но не смогли овладеть этой сильной крепостью. Однако боярин Твердило и часть пронемецки настроенных псковских феодалов изменнически сдали город. Над новгородскими и псковскими землями нависла угроза порабощения. Захватчики, воспользовавшись тем, что Александр Невский, пытаясь укрепить свои позиции в Новгороде*, сразу после победы над шведами рассорился со своевольным новгородским боярством и уехал в Переяславль-Залесский, вторглись в новгородские земли, захватили побережье Финского залива. На месте древнего русского поселения Копорье они соорудили опорный пункт, лишив тем самым Новгород важнейших торговых путей. «Подчиним себе словенский народ», — заявляли ливонцы. 
Новгородцы по решению веча обратились к Ярославу с просьбой 
* Александр Ярославич решил увеличить размеры княжеского землевладения в Новгородской земле. Новгородские бояре воспротивились этим намерениям. Они полагали, что князь может отдать эти земли своим приближенным и создать сильную оппозицию боярским кланам Новгорода. 

Эзельский объединили свои силы для борьбы с Новгородом. Присоединились к ним и «люди датского короля» — датские рыцари. В целом Ливонский орден мог выставить большое по тому времени войско — до 20 тыс. человек. Его ядро составляли тяжеловооруженные всадникирыцари. Они были объединены строгой дисциплиной. «Ни один член ордена не имеет права без разрешения атаковать или оставить свое место в рядах», — гласил устав орденских рыцарей. 
Пехота ордена (кнехты), собранная из горожан-колонистов, крестьян и ремесленников из оккупированных земель, не обладала высокими боевыми качествами. Рыцари не придавали ей особого значения. Отряды пехоты, выставляемые покоренными народами (эстами, ливами), не горели желанием сражаться за чуждые им интересы. Ливонское войско обычно применяло для атаки противника построение в линию «частокол» или усеченный клин, названный русскими летописцами «свиньей». В первой шеренге на острие «клина» находились 5 рыцарей. «Вторая шеренга состояла из 7, третья из 9, четвертая из 11 рыцарей. Затем следовал отряд кнехтов, построенных четырехугольником, а в последней шеренге стояло 14... патрициев... поддерживавших сплоченность отряда». В голове «клина», как правило, находились наиболее подготовленные в профессиональном отношении рыцари. Врубаясь в ряды противника, «клин» рыцарей раскалывал боевой порядок, стремясь прорвать его центр. Последующие шеренги, вступая в сражение, расширяли разрыв, охватывали разъединенные части войска противника. Таким образом, Ливонский орден представлял собой серьезную военную силу, но его пехота была менее подготовлена в боевом отношении. 
Обе стороны готовились к решающей схватке. Замысел Александра Невского сводился к тому, чтобы не ждать врага, а перенести военные действия в занятую им Эстонию и вынудить рыцарское войско выйти из крепостей, после чего навязать ему свой план действий. Войско князя двигалось вдоль побережья Псковского озера. 
На полпути от Пскова к Дерпту у селения Хаммаст (Моосте) «сторожа» под командованием Домаша Твердиславича и воеводы Кербета столкнулась с объединенными силами крестоносцев. И хотя Александр Невский предупреждал воевод не ввязываться в сражение, они приняли другое решение. Разведывательный отряд вступил в бой с превосходящим противником. Силы были неравными, но русские ратники выполнили свой долг. Они отвлекли внимание командования Ордена, выяснили численность и маршрут движения ливонцев. «Сторожа», несмотря на гибель Домаша Твердиславича, выполнила и главную задачу, ради чего она приняла бой — позволила основным силам русского войска, двигавшегося за разведкой, собраться воедино и оторваться от врага. Новгородско-владимирская рать направилась к селению Мехикорма, где сходились пути из Дерпта на восточный берег Чудского озера. Александр Ярославич повел дружины по льду Узмени (Теплое озеро — пролив шириной от 2 до 4 км, соединяющий Псковское озеро с Чудским) на русский берег в поисках места для сражения. И оно было найдено. 
Рать остановилась на мелководном, промерзшем до дна участке озера в 1,5—2 километрах юго-западнее сторожевого поста, находящегося на скале под названием Вороний Камень. 
5 апреля с восходом солнца на широком ледяном просторе Узмени показались крестоносцы. 12-тысячное русское войско* уже ждало их. Андреас фон Вельвен остановил ливонцев и созвал рыцарей на совещание. 

Небольшой конный разъезд ливонцев поскакал к русскому войску. Немецкий хронист впоследствии отмечал, что в первых рядах его стояли лучники. Они-то и не позволили рыцарской разведке приблизиться к русским полкам: прицельная стрельба из дальнобойных руков отогнала ливонцев. Русские пехотинцы выглядели внушительно: «Они имели красивейшие доспехи. Их знамена были богаты, их шлемы излучали свет». Немцы не обнаружили русской конницы и, как и предполагал Александр Невский, построились «свиньей», опасной в битве с пешей ратью. Но самое главное, рыцари остались в неведении, что им готовил князь Александр. А русский полководец, используя военный опыт новгородцев, отказался от равномерного распределения сил или создания мощного центра. Он расположил русское войско в следующем боевом порядке: в центре первой линии, перед «челом», находился растянутый по фронту передовой полк пехоты, первые ряды которого составляли лучники, на флангах стояли усиленные полки пехоты Правой и Левой руки, за ними — конница, разделенная на две части. В центре позади «чела» Александр поставил свою немногочисленную, но тяжеловооруженную конную дружину. Эти всадники были вооружены копьями, обоюдоострыми мечами и булавами. Кони имели подковы. Глубокое седло и стремена с широкой подножкой обеспечивали дружинникам устойчивость при копейной сшибке с рыцарями, одетыми в панцири. Вес всадника тяжелой конницы вместе с доспехом достигал 120 килограммов. 

Князь Александр невский Владимиро-суздальская и новгородская конница, находивщиеся на флангах, состояли из всадников, одетых в более легкие защитные доспехи — кольчуги, имевших на вооружении сабли и остроконечные, укороченные мечи облегченного типа. Такое построение позволяло не * Военные историки по-разному определяют численность русских и ливонских войск — от 12 до 15 тысяч с каждой стороны. 
только парировать прорыв центра своего боевого порядка, но и осуществить двусторонний охват с целью нанесения ударов по флангам и тылу противника, окружить и полностью уничтожить последнего. 
Рыцарское войско тем временем закончило построение клином. Закованные в латы крестоносцы на медленной рыси двинулись вперед. Обстреляв рыцарей, лучники отошли в боевые порядки на фланги. Ливонцы врезались в Передовой полк пехоты, воины которого наклонив копья и закрепив их ногами в упор, сумели ослабить первый копейный натиск противника. Однако рыцари проломили частокол русских копий. Ратники взялись за мечи, но не смогли сдержать мощный удар рыцарского «клина». Немцы, продолжая движение, врубились в «чело». Русская пехота сражалась стойко. «Свинья» немцев завязала в боевых порядках русских, но упорно продолжала прорываться вперед. И вот, кажется, цель близка. Последние линии русских пехотинцев расступились, не оказывая сопротивления. Но спустя мгновение, рыцари с отчаянием осознали, почему они это сделали. На вырвавшихся крестоносцев надвигалась русская конница, приготовившаяся к таранному удару в копья. Посреди нее развивался темно-бордовый стяг с грозным ликом русского Бога и всадник, стоявший рядом со знаменем на белом коне, взмахнул мечом. Огромный стяг дважды наклонился вправо и влево. Глухо вздрогнул лед — то конные отряды владимирцев и новгородцев стремительно рванулись в атаку, обходя сражающихся воинов. Первые ряды немецкого войска оказались в кольце отряда Невского. Фланги русской пехоты железными клещами стиснули клин крестоносцев, а конница, завершив охват, ударила по тылу вражеских пехотинцев. 
«И бысть ту сеча велика немцем и чуди (собирательное название немецкой пехоты), труск от копий ломления, и звук мечного сечения, яко и морю померзшу двинуться. И не бе видети леду: покрыто бо бе все кровию,» — записал русский летописец (1). 
Окруженные немцы, прекратив сопротивление, бросали оружие, сдаваясь на милость победителей. Лишь немногим удалось вырваться из кольца, но до спасения было еще далеко. На протяжении 7 километров, вплоть до противоположного берега, русские гнали противника. В панике, забывая об опасности, воины Ордена забегали на рыхлый лед Сиговицы — участок Чудского озера, где лед размывался реками Желча и Самолва. Воеводы настрого запретили своим конникам преследовать их. Ледяное крошево вздымалось под ногами беглецов и озерная студеная вода принимала ливонцев в свои объятия. 
Весть о блестящей победе русского войска под руководством Александра Невского облетела не только русские земли, но и распространилась далеко за их пределами — от «моря Варяжского (Балтийского) и 
до великого Рима». Псковичи срочно достроили собор Иоанна Предтечи (1240—1243 гг.), посвятив его победе русского народа над зарвавшимся агрессором. 
Сражение на льду Чудского озера — крупнейшее сражение средневековья. Победа русских войск приостановила продвижение крестоносцев на восток. Была устранена огромная опасность, надвигавшаяся на северо-западные земли Руси (2). Сохранилась в неприкосновенности самобытная, яркая культура и политический строй новгородскопсковских земель. 
Но не только полководческим талантом славен Александр Невский. Он проявил себя как дальновидный и умелый дипломат. В 1251 г. новгородское посольство по его указанию оговорило и закрепило договорами русско-новержскую границу в далекой заполярной тундре: в Прионежье, Беломорье и на Кольском полуострове. 
Он принял все меры, чтобы не ссориться с монголо-татарскими ханами и отговаривал своего брата Андрея — князя Владимирского и Даниила Галицкого от выступления против монгольского засилья, считая, что русские земли еще не восстановили свои силы, а многие удельные князья не только враждуют между собой, но и готовы сотрудничать с ханами. И последующие события подтвердили его опасения. 
В 1252 г. князь Андрей отказался выплачивать дань монголам. Его поддержал Даниил Галицкий. Властелин Золотой Орды Батый тут же послал карательный отряд Неврюя на Владимир и 60-тысячное войско Куремсы в Галицко-Волынское княжество. Владимирское княжество подверглось разорению. Князь Даниил в течение двух лет (1253—1254 гг.) сдерживать натиск монголо-татар. В походе монгол принял участие князь Изяслав Северский — внук печально известного Игоря Святославича Северского. Да, рано было начинать борьбу с ордынцами при таких «союзах» русских князей. В 1261 г. монголы покончили с независимостью Галицко-Волынской Руси. Князь Даниил вынужден был подчиниться хану Батыю, разрушить города-крепости: Кременец, Луцк, Львов и другие. Александр Невский на свой страх и риск отправился в ставку Батыя и уговорил его не только отозвать войска с земель Владимирщины, но и впоследствии простить брата Андрея, убежавшего в Швецию. 
В 1255 г. князь Александр сорвал попытку немецких, шведских и датских феодалов закрепиться в устье реки Нарова, а шведскую экспедицию в Финляндию пресек зимним походом 1256 г., завершившимся в районе Улеаборга (Овлуя). Шведские феодалы, напуганные походом, надолго отказались от мысли приближаться к пределам русской земли. Они остановились на рубеже финской речи Кумийоки и не пересекали ее. 
Ведение переговоров потребовало от Александра Ярославича огромного напряжения всех его сил и подточило здоровье. В ноябре 1263 г. совершенно больной князь Александр добрался до Городца на Волге, где скончался в ночь на 14 ноября 1263 г. Новгородский летописец записал в нем: «Потрудился за Новгород и за всю Русскую землю». 
В годы мрачного засилья монголо-татарского ига яркие победы Александра Невского поддерживали веру русского народа в возрождение прежнего величия Руси. 
В отношениях с монголо-татарами, которые не посягали на веру, язык и культуру русского народа, Александр проявил себя осторожным и дальновидным политиком. Избегая открытых столкновений, он дал возможность Руси окрепнуть и восстановиться после страшного разорения. 

По-другому строил свои отношения русский князь со шведско-немецкими рыцарями-крестоносцами, вводившими в захваченных землях свои законы, насаждавшими католическую религию, свой язык, свою культуру. К ним он был беспощаден, направлял всю свою энергию, все силы родной земли на отпор захватчикам. Александр Невский сумел остановить агрессоров и спасти Северо-Западную Русь от порабощения. 

Полководческий талант Александра Ярославича проявился в ведении активных, наступательных действий против крестоносцев, нанесении внезапных стремительных ударов, обеспеченных тщательной разведкой и продуманными до мелочей построениями войска. Он разработал собственную тактику, первым из полководцев того времени оценив значение воина-пехотинца, смело нарушал традиционное построение боевых порядков, действуя инициативно, исходя из конкретных условий. 

В трудные годы Великой Отечественной войны советский народ обратился к памяти полководца, поставил его имя одним из первых в ряду великих русских военачальников, учредив орден Александра Невского. Этим орденом, согласно статуту, награждались командиры Советской Армии: «За проявление, в соответствии с боевым заданием, инициативы по выбору удачного момента для внезапного, смелого и стремительного нападения на врага и нанесения ему крупного поражения с малыми потерями для своих войск...». 
Имя Александра Невского и ратные подвиги защитников Родины навечно останутся в памяти народной. В соответствии с Законом Российской Федерации от 10 февраля 1995 г. «О днях воинской славы (победных днях) России», День победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере объявлен Днем воинской славы России.

Литература:
1. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.Л., 1950. С.78. 
2. Пашуто В.Александр Невский. М., 1975. С.79.

Оглавление. Военная история России IX-XVII вв.
 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.