Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Борьба Дмитрия Донского с Мамаем и Тохтамышем

Оборона Москвы от хана ТохтамышаГотовясь к борьбе с ненавистным монголо-татарским игом, великий князь Дмитрий активизировал съезды князей и бояр с целью сплочения военных сил русских земель. Все это позволило ему вести более решительную политику по отношению к противникам Москвы. В 1374 г. Дмитрий Иванович прекратил выплату дани Золотой Орде, а очередная попытка Михаила Тверского в 1375 г. с помощью ордынского ярлыка захватить великое княжение окончилось для него плачевно. Московский князь повел на Тверь объединенные силы почти всей Руси,включая и новгородские дружины. Летописец отмечал, что в походе участвовало около 20 отрядов князей (суздальских, ярославских, ростовских и других): «И все князи Русские, каждый со своими ратями и служаще князю Великому». Тверский князь, надеясь на помощь Литвы, призывал упорно отстаивать город-крепость (стены, обмазанные глиной, не поддавались огню и стояли нетронутыми). Но в итоге, под давлением горожан, не желавших братоубийственной войны, Михаилу Александровичу пришлось заключить мир. 
Продиктованные московским князем условия подвели итог многолетней усобице. Один из пунктов договора гласил: «Пойдут на нас татары, биться заодно, если и мы сами пойдем на них, тоже пойти заодно». А после окончательного слияния территорий Московского и Владимирского княжеств началось подчинение многих самостоятельных мелких владетелей земель как «служебников» московских князей. Не только они, но и тверские, новгородские, нижегородские и другие крупные княжества признавались «младшей братией» Москвы и лишались права проведения самостоятельной политики в отношениях с Литвой, а самое главное — с Ордой. Власть великого князя Московского стала единственной силой, способной сплотить военные формирования Руси для общенациональной борьбы против золотоордынского ига. Все это придавало князю Дмитрию Ивановичу значение национального вождя Северной Руси в борьбе с внешними врагами. 
В это время в Золотой Орде усилились позиции темника Мамая (1361—1380 гг.), который правил от имени ханов Абдулаха, а затем Мухаммеда-Булака. Женатый на дочери золотоордынского хана Бердибека, коварный темник получил титул эмира и стал вершителем судеб той части Орды, которая располагалась к западу от Волги до Днепра и на степных просторах Крыма и Предкавказья. Честолюбивый Мамай решил усилить свои позиции в Орде за счет разгрома Московского княжества, которое выгшло из под его подчинения. И он стал готовиться к решительной схватке, привлекая к себе в союзники противников Дмитрия Ивановича. С этой целью он старадся вовлечь в свои замыслы великого князя Литовского Ягайло (Йогайло) Ольгердовича (1377—1392 гг.; король Польский с 1386 по 1434 гг. Первый сын от второго брака князя Ольгерда и Ульяны Тверской). Литовский князь охотно пошел на союз с Мамаем, поскольку это укрепляло его власть в Литовском княжестве. Однако этому намерению воспротивились другие сыновья Ольгерда — братья Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский, которые «поеха на Москву... к князю к великому Дмитрию» со своими дружинами. 
И Москва начала открытую борьбу за свержение ордынского ига. Князь Дмитрий Иванович опирался на поддержку народных масс. Он твердой рукой проводил политику объединения. Удельные вольности феодалов, такие как отъезд в другие земли, могли повлечь высшую меру наказания. Тем не менее, рецидивы удельщины продолжали сказываться на результатах борьбы с врагами Руси. 
В 1377 г. к границам Нижегородского княжества с юго-запада двигался крупный отряд золотоордынцев под начальством Араб-шаха (Арапши). Навстречу ему была послана русская рать. Однако воеводы проявили беспечность — не была налажена разведка и охранение. Предводители русского войска бахвалились, пьянствовали, занимались охотой: «А князья их, и бояре, и вельможи, и воеводы, утешающиеся и веселящеся, пиюще и ловы деюще, мняще ся дом суще» (1). Пользуясь этим, ордынцы скрытно вышли в тыл русским и нанесли внезапный удар на реке Пьяне. Застигнутые врасплох, русские воины, даже не успевшие надеть на себя кольчуги и взять в руки щиты и копья, потерпели поражение. 

Победа над Татарами на реке Вожа

Дмитрий Иванович учел жестокий урок. В 1378 г. при набеге ордынцев под предводительством мурзы Бегича он встретил противника во всеоружии. Русская рать, благодаря хорошо налаженной разведки, опередила войско монголо-татар, и, двигаясь по старой коломенской дороге на Рязань, перекрыла брод через реку Вожа. Русские заняли удобную позицию на холме, с которого открывался хороший обзор противоположного берега. Передвижение монголо-татар к другому броду исключалось ввиду открытого пространства, просматриваемого с холма. После 3-дневного стояния Бегич решился атаковать русских. 11 августа 1378 г. по полудни монголо-татарская конница с криками и воплями стала переправляться через Вожу. Три русских полка были построены в форме полукруга и «стояли крепко». В центре находился полк Дмитрия Ивановича, одно крыло возглавили Андрей Полоцкий и окольничий Тимофей Вельяминов, другое — князь Даниил Пронский из Рязанской земли. 
Русские неподвижно ожидали врага. Монголо-татарские конники были поражены — противник настолько был уверен в себе, что позволял им переправляться через реку. Они растерялись, замедлили ход и остановились, обстреливая русские полки стрелами из луков. В этот момент по команде, согласованно, русские двинулись на ордынцев, охватывая фланги и нанося удар по центру. Передние ряды монголотатарской конницы были смяты, последующие повернули обратно, сталкиваясь с подходившими своими войсками. Началась паника. Ордынцы в беспорядке, теряя воинов, бросились бежать. Многие из них утонули в реке. 
Сражение на реке Вожа показало возросшую мощь Русского государства, складывающегося вокруг Москвы, моральное превосходство русских воинов, которые, еще не вступая в сражение, психологически подавили самонадеянных захватчиков. Храбро сражалась литовско-русская дружина Андрея Ольгердовича, внесшая весомый вклад в разгром противника. 
Разгром крупного отряда Бегича на реке Вожа имел важное политическое и военное значение. В этом сражении русские войска одержали первую значительную победу над монголо-татарами. 
Мамай стал готовиться к большому походу на Русь, который, по его замыслу, должен был явиться повторением Батыева нашествия. Ему удалось собрать многочисленное войско. Оно состояло из конницы и отряда наемной генуэзской пехоты. «И снидошяся к нему, — указывает летопись, — от многих стран Татарове на ласкание его и даяние; он же даше обилно всем и посла во многиа страны, наимая Фрязы, Черкесы, Ясы и иныа к сим». В союзе с Мамаем был великий князь литовский Ягайло, все еще рассчитывавший в качестве вознаграждения за участие в походе закрепиться в русских землях на Верхней Оке. На сторону Золотой Орды склонялся и рязанский князь Олег. Вместе с тем следует отметить, что он пошел на это с целью оградить свое княжество от вторжения полчищ Мамая, памятую события сентября 1378 г., когда монголо-татары в отместку за поражение на Воже произвели набег на рязанские земли. 
Летом 1380 г. Мамай начал поход. Недалеко от места впадения реки Воронеж в Дон ордынцы разбили свои станы, и, кочуя, ожидали вестей от Ягайло и Олега. Но князь Олег счел нужным известить Дмитрия Ивановича о приходе Мамая и сообщить предполагавшуюся дату встречи на Оке — 1 сентября. Начало вторжения Мамай планировал осенью, когда созревший урожай был убран. Всем подданным он приказал: «Не един от вас не пашите хлеба (т.е. не заготавливайте), да будете готовы на русские хлеба». 
В грозный час опасности, нависшей над русской землей, князь Дмитрий сумел объединить силы народа для отражения нашествия. По его призыву в Москву стали собираться воинские отряды, ополчения крестьян и горожан. В ряды его войска пришло и новгородское ополчение, не считаясь с мнением своих феодалов, находившихся в натянутых отношениях с Москвой. Двигались на соединение с войсками Дмитрия Ивановича полки Ольгердовичей. В составе войска братьев находились литовцы, белорусы и украинцы: горожане Полоцка, Друцка, Брянска и Пскова. 
Накануне похода Дмитрий Иванович посетил Сергия Радонежского в Троицком монастыре. После беседы князь и игумен вышли к народу. Осенив князя крестным знамением, Сергий воскликнул: «Пойди, господине, на поганых половцев, призывая Бога, и Господь Бог будет ти помощник и заступник!» И отправил в поход двух иноков монастыря Пересвета и Ослябю. Так, духовный пастырь укреплял дух народа, вставшего на защиту Отечества. В его ряды он отправлял монахов, которым по сану не положено было брать меч в свои руки. 
Князь Дмитрий решил нанести главный удар по ордынцам и разгромить молчища Мамая до подхода к ним войска Ягайло и не допустить вторжения врага в глубь русской земли. Этот стратегический план был блестяще реализован. 
В середине августа 1380 г. русское войско выступило из Москвы в Коломну, где был проведен смотр. Собранное войско на Девичьем поле поражало своей многочисленностью. Сбор ратей в Коломне имел не только военное, но и политическое значение. Рязанский князь Олег окончательно избавился от колебаний и отказался от мысли присоединиться к войскам Мамая и Ягайло. Таким образом, была обеспечена безопасность тыла русских войск. 
20 августа русское войско отправилось из Коломны в поход: важно было как можно скорее преградить путь ордам Мамая. Войско двигалось левым берегом Оки, контролируя броды (у впадения рек Осетр и Кашира), по которым вторгались монголо-татары. 
Движение русского войска от устья Лопасни на запад имело целью не дать возможности соединиться литовскому войску Ягайло с ордами Мамая, которые три недели бродили по степи в районе реки Меча не имея вестей. В свою очередь Ягайло, узнав о маршруте и численности русских войск, не торопился на соединение с монголо-татарами и топтался в районе Одоева. Русское командование, получив эти сведения, решительно направило войска к Дону, стремясь упредить соединение противников и нанести удар по монголо-татарской орде. 5 сентября конница русских вышла к устью Непрядвы (ныне Куркинский район Тульской области). Быстрота и скрытность похода русской рати вызвала удивление Мамая, который только 6 сентября узнал о ее приходе на Дон. 
6 сентября, чтобы выработать план дальнейших действий, князь Дмитрий Иванович созвал военный совет, на котором присутствовали князья и воеводы. Голоса участников совета разделились. Ольгердовичи решительно предлагали идти за Дон и на южном берегу реки сразиться с противником. Их поддержали другие воеводы, ссылаясь на опыт Ярослава Мудрого и Александра Невского, действовавших решительно в экстремальных условиях. Другие советовали оставаться на северном берегу Дона и ждать нападения врага. Окончательное решение принадлежало великому князю. Дмитрий Иванович произнес следующую знаменательную речь: «Братья! Лучше честная смерть, чем злая жизнь. Лучше было не выходить против врага, чем прийдя и, ничего не сделав, возвратиться обратно. Перейдем сегодня все за Дон и там положим головы свои за православную веру и братью нашу» (2). 
В ночь с 7 на 8 сентября 1380 г. началась переправа главных сил. Пешие войска и обозы переходили через Дон по наведенным мостам, конница — вброд. После переправы князь Дмитрий приказал уничтожить мосты через Дон, подчеркнув тем самым решительный характер предстоящего сражения. 
Местность, избранная князем Дмитрием для сражения, носила название Куликова поля. С трех сторон — запада, севера и востока — она была ограничена рр. Дон и Напрядва и изрезана оврагами и мелкими речками. 
Утром 8 сентября войско Руси под прикрытием Сторожевого полка приняло боевой порядок. На правом фланге, примыкавшем к обрывистым берегам ручья Нижний Дубик, встал полк Правой руки, в составе которого находилась дружина Андрея Ольгердовича. В центре расположились дружины Большого полка. На левом фланге, прикрывшись с востока рекой Смолка, построился полк Левой руки. Впереди Большого полка находился Передовой полк. За левым флангом Большого полка был скрытно расположен резервный отряд, которым командовал Дмитрий Ольгердович. За полком Левой руки в лесном массиве («Зеленая Дубрава») Дмитрий Иванович поставил отборный полк конницы из 10—16 тысяч человек (Засадный полк) с князем Владимиром Андреевичем Серпуховским и опытным воеводой Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским. Численность русского войска, построенного в боевой порядок, достигала 50—70 тысяч человек (3). 
Такое построение было избрано с учетом местности и способа борьбы, который применяли золотоордынцы. Их излюбленным приемом являлся охват конными отрядами одного или обоих флангов своего противника с последующим выходом в его тыл. Русское войско заняло позицию, надежно обеспеченную с флангов естественными препятствиями. По условиям местности противник мог атаковать русских лишь с фронта, что лишало его возможности использовать свое численное превосходство и применить обычный тактический прием. 

Войско Мамая, подошедшее утром 8 сентября и остановившееся в 7—8 км от русских, насчитывало около 90—100 тыс. человек (4). Оно состояло из авангарда (легкая конница), главных сил (в центре — пехота, а по флангам — кавалерия, развернутая в две линии) и резерва. Перед лагерем монголо-татар рассыпались легкие отряды их разведки и охранения. Мамай не спешил вступать в сражение, все еще надеясь на подход Ягайло. В его стане начались даже приготовления к обеду. Но Дмитрий Иванович решил втянуть войско Мамая в сражение. Он стремился заставить татар начать битву и «повелел полкам своим выступати». Великий князь снял свой великолепный доспех и передал его боярину Михалу Бренку, а сам облачился в простой доспех, но не уступавший по своим защитным свойствам княжескому. Решение Дмитрия Ивановича носило чисто психологический характер — пока живы рядовые русские ратники, жив и предводитель войска. В Большом полку было поставлено великокняжеское темно-красное (черемноети и славы объединенного русского войска. Оно было вручено Бренку. Затем Дмитрий Иванович выехал в Сторожевой полк, решив «как словом, так и делом прежде всех начать и прежде всех голову положить, чтобы прочие, видя мое дерзновение, так же сотворили с многим усердием!» И в 11 часов русский Сторожевой полк, в котором находился сам князь Дмитрий, нанес сильный удар, смяв разведку и заставив отступить ордынский Сторожевой полк к основным силам монголо-татар. «Монголы бросили котлы... и стали готовиться к бою». Мамай вынужден был начать сражение без литовского войска. 
При сближении главных сил сторон произошел поединок русского воина-инока Александра Пересвета с монгольским богатырем Челубеем (Темир-Мурзой). Воины разогнали коней и ударили в копья. Мощный одновременный удар — Челубей рухнул замертво головой к ордынскому войску, что было плохой приметой. Пересвет несколько мгновений держался в седле и также пал на землю, но головой к противнику. Так народная легенда предопределила исход битвы за правое дело. 
После поединка разгорелась ожесточенная сеча. «И было страшно видеть, — сообщал летописец, — две силы великие, сходящиеся на кровопролитие, на скорую смерть». Первые удары приняли на себя Сторожевой и Передовой полки. Затем вступили в сражение Большой полк, полки Левой и Правой руки. «И была, — продолжал летописец, — брань крепкая и сеча злая, и лилась кровь как вода, и падало мертвых бесчисленное множество от обеих сторон». 
В течение трех часов войско Мамая безуспешно пыталось прорвать центр и правое крыло русской рати. Здесь натиск войск Золотой Орды был отбит. Активно действовал отряд Андрея Ольгердовича. При этом князь Андрей приказал отрядам левого крыла не преследовать отступавших татар, чтобы не разорвать связь с боевыми порядками центра — Большим полком. Тогда главные усилия враг сосредоточил против полка Левой руки. В ожесточенной схватке с превосходящим противником полк понес большие потери и стал отходить. В сражение был введен резервный отряд Дмитрия Ольгердовича. Воины заступали на место павших, стремясь сдержать натиск врага, и только их гибель позволяла монгольской коннице продвигаться вперед. Мамаева конница, тесня левое крыло и прорывая боевой порядок русской рати, стала выходить в тыл Большого полка. 
Наступил решающий момент битвы. «Час пришел, время приблизилось. Братья мои и друзья, дерзайте», — скомандовал Боброк. Во фланг и тыл прорвавшейся золотоордынской конницы ринулся Засадный полк, о существовании которого Мамай не знал. Противник не сдержал удара, дрогнул и стал отходить. «...В великый страх и ужас впадоша нечестивии... и возкликнуша, глаголюше: «Увы нам! ...христиане упремудрили над нами, лутчиа и удалыа князи и воеводы втаю оставиша и на нас неутомлены уготовиша; наши же рукы ослабеша, и оружна наша изринушася; и христианьстии полцы за ними гоняюще, бюще и секуще». Используя наметившийся успех, перешли в наступление и другие полки. Враг обратился в бегство. Дружины русских преследовали его на протяжении 30—40 километров — до реки Красивая Меча, где были захвачены обоз и богатые трофеи. 
Войско Мамая было разгромлено полностью. Оно практически перестало существовать. Мамай с небольшим количеством воинов бежал с поля боя. 
Русская рать также понесла в сражении большие потери — около 20 тысяч человек убитыми и ранеными. После окончания битвы к великокняжескому стягу, под которым стоял Владимир Серпуховской стали съезжаться оставшиеся в живых воеводы и воины, но Дмитрия Ивановича не было. Начались поиски. Под срубленным деревом нашли великого князя. Его доспех был иссечен, но сам он остался цел и невредим. 
Восемь дней русское войско собирало и хоронило убитых воинов, а затем двинулось к Коломне. 28 сентября войско победителей вступило в Москву, где ожидало его все население города. Князя Дмитрия народ за его заслуги прозвал Донским. 
Отряды Ягайло, не дойдя до Куликова поля 30-40 километров и узнав о победе русских, скорым маршем вернулись в Литву. Он не пожелал рисковать, поскольку в его войске находилось немало славянских 
отрядов. 
Дмитрий Иванович рано вступил на поприще самостоятельной деятельности. В 11 лет он был посажен на боевого коня и всю остальную жизнь провел в борьбе за укрепление единой Руси и освобождение русского народа от ордынского ига. Летописи донесли до нас его внешность: «Сам крепок зело и мужественен, и телом велик и широк, и плечист, и чреват вельми, и тяжек собою зело, брадою же и власы черен, взором же дивен зело». Был набожен и с юных лет добродетелен и воздержан. А «Отечество свое, державу свою, мужеством своим крепко держаще..., а умом совершен меж был; во бранях же храбр воин и врагом всем страшен являшеся...» Битва на Куликовом поле имела огромное значение в борьбе русского и других народов Восточной Европы за освобождение от чужеземного ига. Она серьезно подорвала военное могущество Золотой Орды и ускорила ее последующий распад. Весть о том, что «Русь великая одолела Мамая на поле Куликовом» быстро разнеслась по всей стране и далеко за ее пределами. Даже набег 1382 г. новоявленного золотоордынского хана Тохтамыша на Москву не уменьшил значения победы на Дону.

Победа русских на поле Куликовом

Войско Тохтамыша перешло Волгу и внезапно двинулось к Москве. Соблюдая большую осторожность, монголо-татары спешили застигнуть врасплох московского князя. Князь Дмитрий Иванович вынужден был выехать в Кострому, где начал собирать рати, распущенные по домам после Куликовской битвы. Оборону Москвы возглавил литовский князь Остей, внук Ольгерда. Горожане пожгли посады вокруг Кремля и закрылись в нем. На стенах поставили артиллерию — пушки и «тюфяки» (тюфенг — ружье (тюрк.). 23 августа 1382 г. передовые отряды татар появились у стен Кремля. На другой день пришло все войско Тохтамыша. Противник изготовил лестницы и ринулся на приступ. Москвичи обливали врага кипятком, стреляли из луков. Русская артиллерия громила полчища монголо-татар. Москвич по имени Адам, стоявший на Фроловских воротах (находились на месте Спасской башни), застрелил из самострела (арбалета) одного знатного князя, личного друга Тохтамыша. Три дня продолжались бесплодные попытки монгол взять штурмом Кремль. 26 августа Тохтамыш решил пойти на хитрость. Он обещал москвичам снять осаду и пожелал встретиться с князем Остеем. Но как только москвичи с Остеем вышли с дарами из Кремля, они были схвачены, отведены к хану и убиты. Затем началась массовая резня. Люди закрывались в храмах, но монголо-татары выламывали двери. Противник поджег город. Много москвичей погибло в огне. Войско Тохтамыша, взяв Москву, начало грабить близлежащие окрестности. Однако как только один из отрядов грабителей был разгромлен в районе Волоколамска, Тохтамыш спешно увел своих воинов в Орду. Он опасался встречи с русским войском, которое собрал и вел к Москве Дмитрий Иванович. Времена нашествий уходили в прошлое. Способом действий кочевников стали преимущественно требования выплаты дани и разбойные, внезапные набеги. Стало ясно, что на Руси есть силы, способные сбросить иго захватчиков.

Куликовская битва 8 сентября 1380 г.

Победа на поле Куликовом способствовала дальнейшему росту и укреплению русского единого государства, подняла роль Москвы как центра объединения. По своим масштабам Куликовская битва не имеет себе равных в средневековье. Видное место она занимает в истории военного искусства. Стратегия и тактика, примененные в Куликовской битве полководцем Дмитрием Донским, превосходили военное искусство врага, отличаясь наступательным характером, активностью и целеустремленностью действий. Глубокая, хорошо организованная разведка позволила принять верное решение. Дмитрий Донской сумел правильно оценить и использовать условия местности. Он учел тактические приемы противника, раскрыл его замысел. Исходя из условий местности и применяемых Мамаем тактических приемов, Дмитрий Иванович рационально расположил на Куликовом поле имевшиеся в его распоряжении силы, создал общий и частный резерв, продумал вопросы взаимодействия полков. 
Важнейшим фактором победы был высокий патриотизм русских воинов. В бою они отстаивали честь и свободу своего народа, право на самостоятельное развитие своей страны. Движимые горячим стремлением сбросить ненавистное иго завоевателей, русские воины действовали активно, смело и решительно, бились с врагом, не щадя своей жизни. Русские ратники, военачальники и предводитель войска — Дмитрий Иванович Донской продемонстрировали в сражении беспримерный героизм и самопожертвование. Битва показала исключительную выдержку, дисциплинированность русских воинов в самый ответственный и напряженный момент. 
Верными своему воинскому долгу показали себя русско-литовские дружины во главе с Андреем и Дмитрием Ольгердовичами. В самые напряженные моменты битвы они стойко и храбро сдерживали атаки монголо-татар. Огромное мужество и ратное умение проявил литовский князь Остей при организации обороны Москвы от полчищ Тохтамыша. Под его руководством москвичи с большим уроном для противника защищали свой город. Они были сломлены не силой, а коварством монголо-татар. 
Победа на Куликовом поле в 1380 г. дала мощный импульс объединительным тенденциям русских княжеств вокруг Москвы. Дмитрий Донской — один из любимых национальных героев русского народа. Его имя стоит в ряду имен наших великих предков, мужественный образ которых вдохновлял наших воинов на борьбу с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны. Полководческое наследие Дмитрия Донского принадлежит к числу того лучшего, что дало русское военное искусство. День победы на Куликовом поле стал Днем Воинской славы России. 

Литература :
1. Полное собрание русских летописей. Патриаршая или Никоновская летопись. М., 1962. Т.11—12. С.27. 2. Там же. С.56. 3. Кирпичников А.Н. Куликовская битва. Л., 1980. С.65; 105. 4. Скрынников Р.Г. Куликовская битва. Сборник статей: Куликовская битва в истории культуры нашей Родины. М., 1983. С.53—54.

Оглавление. Военная история России IX-XVII вв.
 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.