Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Ливонская война 1558—1583 гг.

Дмитрий ДонскойОбезопасив тыл с востока и усилив оборону Руси с юга постройкой укрепленных полос, Иван IV в 1558 г. двинул войска в Ливонию. Началась Ливонская война. Она продолжалась 24 года и потребовала огромного напряжения всех сил государства. В этой войне ставилась задача добиться для России выхода в Балтийское море и сообщения со странами Западной Европы. 
Русские войска численностью 40 тыс. человек вступили в Ливонию в январе 1558 г. Они вели успешные военные действия. Им удалось овладеть Нарвой — важным портовым городом, а затем Дерптом (старинный русский город Юрьев). К осени 1558 г. была освобождена почти вся восточная Ливония. Важной причиной успеха русского войска было сочувственное отношение к нему эстонского и латышского населения, находившегося в течение долгого времени под гнетом Ливонского ордена. В 1560 г., после взятия мощных ливонских крепостей Феллин (Вильянди) и Мариенбурга (Алуксне), орденские войска практически перестали сопротивляться. 
Будучи не в состоянии бороться с Русским государством, Ливонский орден вошел в соглашение с Польшей, Швецией и Литвой. Ливонская война вступила в новую стадию. Иван IV двинул в Ливонию 80 тыс. армию. 15 февраля 1563 г. русское войско освободило Полоцк. Боевыми действиями под Полоцком Иван IV руководил лично. В результате методического обстрела тяжелой артиллерией участок стены протяженностью более 500 м рухнул. Город сдался. Взятие в течение двух недель этой мощной крепости — свидетельство военного мастерства русской армии и превосходного оснащения ее осадной техникой. 
Ведение войны затруднялось усилением политической борьбы внутри страны. Начались измены бояр и воевод, не разделявших политику Ивана Грозного. Они стремились восстановить утраченные феодальные права. Весной 1564 г. перешел на сторону противника князь А.М.Курбский, возглавлявший русские войска в Прибалтике с 1562 г. Вмешался в войну и крымский хан, произведя внезапное нападение на Рязань. Только благодаря смелым действиям местных войск Рязань была спасена. 
Значительно осложняется внешняя обстановка. В 1570 г. против России выступила Швеция. Важное значение имело объединение Литвы и Польши в одно государство под названием Речи Посполитой (Люблинская уния 1569 г.). Но и Ивану IV удалось заключить договор с братом датского короля принцем Магнусом, которого он объявил главой образованного в Ливонии вассального, зависимого от Москвы, королевства. Это позволило предотвратить вступление в войну Дании. В 1570 г. русские войска под командованием Магнуса выступили к Ревелю. Между тем польско-литовское правительство вовлекло в войну Турцию и крымского хана Девлет-Гирея. 
Русская пограничная стража находилась еще в стадии организации и формирования, когда в 1571 г. крымский хан совместно с турецкими янычарами внезапно совершил поход на Москву и сжег ее. 
В 1572 г. Девлет-Гирей совершил повторный поход с более серьезными намерениями — захватить Москву, отторгнуть Казань и Астрахань. Выступившее в июне его войско насчитывало до 120 тыс. человек, в том числе 7 тыс. янычар. 
Русская разведка правильно определила направление движения крымчаков. М.И.Воротынский на правом берегу Оки напротив Серпухова устроил укрепленный лагерь и остановил продвижение войск Девлет-
Гирея. Последний послал крупные отряды мурзы Теребердея к устью Лопасни — к Сенькину броду, а Дивея-мурзы — к устью Протвы. Броды охранялись небольшими отрядами русских ратников, которые обязаны были своевременно сообщить о приходе татар воеводам: И.М.Шуйскому в Кашире и Ф.В.Шереметеву в Тарусе. Но эти вести запоздали. Преодолев сопротивление малочисленных русских заслонов у переправ через Оку в устье Лопасни и Протвы, Девлет-Гирей с основными силами, перейдя Оку у Лопасни, направился по серпуховской дороге к Москве. Вскоре он стал лагерем у реки Пахра (предположительно недалеко от нынешнего г. Подольска, у слияния рек Моча и Пахра), но Девлет-Гирей не спешил форсировать последнюю довольно крупную водную преграду на пути к Москве. 
Ситуация складывалась не совсем удачно для русских войск. Но М.И.Воротынский не потерял присутствия духа. Большой полк под его командованием снялся с переправы у Серпухова и пошел за противником, отрезая ему пути отхода. 
Девлет-Гирей оказался в тисках — впереди его ждал гарнизон Москвы и подходившие подкрепления из Коломны, Новгорода. От Калуги и Каширы шли на перехват Передовой полк Д.И.Хворостинина и Сторожевой полк И.П.Шуйского. С тыла наседал Большой полк М.И.Воротынского. События стали стремительно развиваться.

30 июля у деревни Молоди в 60 км южнее Москвы, недалеко от нынешнего г. Чехова, произошел бой арьергарда крымского войска и Передового русского полка во главе с князем Д.И.Хворостининым. Арьергард потерпел поражение. Уцелевшие беглецы сообщили Девлет-Гирею о преследовании. Крымский хан принял решение с основными силами вступить в сражение. Он повел свое войско обратно от Пахры навстречу отрядам Воротынского. 
Передовой полк русских принял бой. И, отступая, навел противника на Большой полк М.И.Воротынского, оградившийся гуляй-городом (передвижными, скреплявшимися между собой щитами). Русская артиллерия и пищальники нанесли ощутимый урон врагу: попытки атаковать русские войска терпели неудачи. 1 августа русские сами вышли из гуляй-города и напали на крымчаков, а воевода М.И.Воротынский провел Большой полк по лощине и нанес удар по тылу противника. В жаркой сече был пленен главный советник крымского хана Дивей-мурза, который возглавлял в тот момент ханские войска (1). Русские войска, имея почти в два раза меньше сил — около 50 тыс. человек, одержали победу. В последующих боях 2—3 августа уцелевшие ханские отряды были разгромлены. По некоторым данным, Девлет-Гирей возвратился в Крым, имея не более 20 тыс. человек. Янычары погибли все. В сражении при Молодях войска обеих сторон маневрировали, широко применялись атаки и контратаки. Русские крупными силами искусно осуществили обходный маневр. Большое значение в разгроме войск противника имели мужество и инициативные действия воевод М.И.Воротынского и Д.И.Хворостинина. 
Поражение Девлет-Гирея ослабило давление на южную границу. Набеги крымских татар почти прекратились, а их походы в 1576—1579 гг., предпринятые незначительными силами, легко отражались пограничными воеводами. 
Между тем военные действия в Ливонии не прекращались. Успехи русских войск сопровождались неудачами. В 1579 г. многочисленная армия польского короля и талантливого полководца Стефана Батория двинулась против русских. Противнику удалось овладеть крепостями Полоцк и Сокол. Падение Полоцка и Сокола знаменовало существенный поворот в долголетней войне. 
В 1580 г. Стефан Баторий, собрав 50-тысячную армию и усилив ее артиллерией, направился к Великим Лукам. Войско двигалось с большими предосторожностями, имея впереди сильные разведывательные отряды. В августе 1580 г. польско-венгерское войско достигло крепости, которую защищал шести-семитысячный гарнизон. Передовые отряды рассыпались по окрестностям Великих Лук, а один из них приблизился 
вплотную к стенам города. Русские не замедлили наказать неосторожных воинов противника. Они провели стремительную вылазку, взяли в плен не только воинов, но и захватили с собой «военное королевское знамя, которое слишком медленно нес знаменосец» (2). Вскоре подошли основные силы Батория, и крепость подверглась артиллерийскому обстрелу. Однако русский гарнизон успел обложить стены свежим дерном, и каленые ядра, застревая в нем, не смогли вызвать пожара. Увидев это, Баторий приказал сосредоточить огонь на крепостных башнях. Но и после их разрушения русские продолжали удерживать за собой крепостной вал. Тем временем венгры повели подкопы под земляную крепость и заложили пороховые заряды. Взрывы прогремели 3 сентября, последовал интенсивный артиллерийский обстрел города. До наступления ночи русские потушили все пожары и не дали возможности солдатам противника ворваться в крепость. И на другой день попытка польско-венгерских солдат забраться на земляные укрепления по штурмовым лестницам была отбита. Однако не все очаги возгорания были ликвидированы. Горело во множестве мест. Огонь подбирался к пороховым погребам, а ряды защитников редели, и некому было тушить пламя. Предвидя падение города, русские взорвали пороховые погреба. Великие Луки прекратились в груду развалин. В развалины и вошел противник 5 сентября 1580 г. Польская армия двинулась на Торопец, Невель и Заволочье. 9 октября начался обстрел крепости Заволочье, закрывавшей подступы к Пскову. Сильная крепость была расположена на гористом острове озера Подсошь. Ее стены гарнизон обмазал глиной, которая защищала их от возгорания. Поляки и венгры пытались по наведенным переправам приблизиться к крепостной ограде, но меткий артиллерийский огонь русских пушкарей разрушил переправы. С.Баторий обратился к русскому гарнизону с предложением сдаться, но в ответ получил категорический отказ. Польские и венгерские солдаты соорудили огромный плот, используя который приблизились к крепости по водам Ловати, высадились на берег. И снова меткий пушечный огонь вынудил неприятельских пехотинцев в страшной спешке заскочить на плот, который сорвался с канатов. Течение прибило его к подножию крепости, и солдаты противника едва не попали в плен. Гарнизон проводил стремительные вылазки, вынуждая венгров и поляков бросаться в озеро, спасаясь от плена. Многие из них тонули, а те, кто не успевал бежать, падали под ударами стрелецких бердышей. 
Несмотря на частные успехи в ходе вылазок, русские сдали крепость 23 октября 1580 г. при условии беспрепятственного ухода остатков гарнизона. В феврале-марте 1581 г., пополнив армию, Стефан Баторий двинул войска на Холм, Старую Руссу и взял крепость Остров на реке Великая. Отсюда он направил польско-венгерские войска к древнему Пскову. 

«Какой большой город! Точно Париж! Такого города нет в Польше», — восторженно любуясь Псковом, записал в своем дневнике секретарь короля (3). И чтобы ошеломить защитников города Стефан Баторий устроил на виду осажденных смотр 50-тысячной польско-венгерской армии (по некоторым данным, около 100 тыс. человек). Блестели на солнце алебарды, горели неярким пламенем позолоченные ножны мечей, переливался шелк костюмов наемных немецких стрелков. Со стен без страха смотрели на них русские воины, а пушкари с башен города посылали им «гостинцы» — ядра. Парад не удался (4). Воинство занялось черновой работой. 24—26 августа город был окружен. Немедленно штурмовать Псков захватчики не решились. Они приступили к рытью траншей и установке батарей, но, как только противник поставил оружия, псковичи ночью произвели вылазку и разрушили его сооружения. Огонь крепостной артиллерии не позволял вести осадные работы днем, и противник начал производить их ночью. Тогда псковичи стали зажигать специально выстроенную вышку и, пользуясь этим освещением, продолжали стрелять по врагу со стен крепости. 
В конце августа войско противника предприняло несколько штурмов против 20-тысячного (из них 2500 стрельцов, 500 казаков, 1000 конных дворян) гарнизона, в том числе и вооруженных жителей Пскова. Руководил обороной князь Иван Шуйский. Осаждавшим удалось установить артиллерию. 7 сентября началась бомбардировка города. Огонь 20 тяжелых осадных орудий обрушился на старую крепостную стену между Покровской и Свиноборской (Свинусской) башнями. В стене образовались проломы. Вражеские солдаты хлынули в них. После ожесточенного боя мощная пятиярусная Покровская башня (высота 40 метров, толщина стен по низу 6 метров, окружность по внешнему обводу 90 метров) была захвачена противником. Пала и Свиноборская башня, но в город враг не вошел. Защитники Пскова, в том числе пришедшие им на помощь женщины и даже подростки, сумели создать новую деревянную стену, засыпать ее землей и камнями и в яростной схватке отбить натиск солдат Батория. Псковичи сосредоточили огонь артиллерии на Свиноборской башне, а снизу подожгли ее порохом. Рушились яру-сы башни. Поляки и венгры выбрасывались из нее, погибали под ударами защитников города. Таким же способом была освобождена Покровская башня. 8 сентября последствия штурма были ликвидированы. Противник потерял 5 тыс. солдат, но результата не добился. С изумлявшей врагов выдержкой бились мужественные защитники Пскова, отстаивая родной город. 
В октябре 1581 г. польско-литовское войско предприняло несколько повторных дневных и ночных штурмов, но каждый раз терпело неудачу.

Иван Грозный. Перемирие с Речью Посполитой

Под ударами русской артиллерии королевская артиллерия вынуждена была замолчать. И затихли 20 осадных орудий. Ко всем бедам польской армии прибавались и другие — не стало хватать провианта, на исходе были боеприпасы, задерживалась выдача денег наемникам. Попытка исправить положение взятием Печерского монастыря, где захватчики намеревались пополнить свои запасы продовольствия, пороха и пополнить казну, также провалилась. Крестьяне, ремесленники и монахы, севшие в осаду, отбили штурмы завоевателей. Печерский монастырь выдержал натиск противника. 
А Псков продолжал защищаться. 26 октября, после пятидневной упорной работы, венгры-подкопщики подрубили основание участка южной стены, но когда она под артиллерийским огнем рухнула, то в проломе наступавшие наткнулись на новую стену из бревен и на яростных защитников города. Разгорелась кровопролитная рукопашная схватки, и атака захлебнулась. Польскую армию охватило уныние. Даже сам король Стефан Баторий уехал в середине месяца. Несмотря на большое превосходство в силах, враг так и не смог взять город. Псковичи выдержали более 30 штурмов! Защита Пскова является одной из героических страниц истории русского народа. 
В этот период активно действовала Швеция. За время осады Пскова ее войска под командованием Понтуса Делагарди захватили Нарву, Ивангород, Ям и Копорье. 
4 января 1582 г. Иван IV заключил перемирие с Речью Посполитой, а в 1583 г. — со Швецией. Так закончилась напряженная и продолжительная Ливонская война. Она не решила основной задачи — выхода России к Балтийскому морю. Русское государство не смогло в условиях борьбы феодальной верхушки за власть внутри страны успешно воевать с могущественной коалицией западноевропейских государств. Тем не менее важным результатом войны было уничтожение Ливонского ордена, постоянно угрожавшего русским землям. 
Ливонская война велась одновременно с несколькими противниками и на нескольких направлениях. В этом состояла ее сложность и одна из особенностей. Военные действия ограничивались преимущественно борьбой за крепости. Полевые сражения также связывались чаще всего с освобождением города-крепости от осады. 
Применение артиллерии в полевых сражениях привело к изменению походного и боевого порядка. Сторожевой полк стал выполнять функции охранения «наряда» и обоза, а разведки — Ертоульный полк. В 
походе русские войска двигались по заранее разработанным маршрутам. В сражении «наряд» и пехота, вооруженная огнестрельным оружием, занимали центральное место. 
Окончательно оформились линейные боевые порядки русской пехоты — стрельцов, которые заимодействовали с артиллерией и конницей. Стрельцы, как правило, выстраивались в «длинный ряд» под прикрытием обоза и артиллерии (иногда естественных преград — ручей, речка). Передовой отряд конницы русских производил атаку и затем ложным отступлением наводил противника на боевые порядки пехоты. После залповой стрельбы линий стрельцов русская конница, стоявшая в резерве позади боевых порядков, вступала в бой. Стрельцы отличались универсальностью в бою. Помимо применения огнестрельного оружия они могли вести бой и холодным оружием. Известно, что во время рукопашной схватки под Заволочьем в 1580 г. с войсками С.Батория русские стрельцы «вооруженные бердышами, сражались с венгерскими пикинерами... И так они обратили венгерцев в бегство» (5). Но «огневой бой» в сражениях приобретает первостепенное значение. 
Большая заслуга в развитии военного искусства рассматриваемого периода принадлежит Ивану IV Грозному — государственному деятелю и полководцу, личности крайне противоречивой. Его военная деятельность протекала в чрезвычайно сложной внутренней и внешней обстановке. 
Царь Иван IV Грозный обладал природным острым умом, красноречием и талантом писателя-публицисты. Он проявил незаурядный дар политика и крупного военного организатора. Однако нервный, вспыльчивый, Иван IV был наделен тяжелым, деспотичным характером. Он мог внезапно потерять самообладание и прийти в страшную ярость. С ранней юности в его характере преобладали две черты: подозрительность и жестокость. Даже под стенами Казани он проявил необузданный, жестокий нрав: стоило подрывникам замешкаться со взрывом подкопа под городскую стену, как царь приказал рубить им головы, но в этот момент взорвались пороховые заряды. 
Мстительность царя приводила к тому, что гибли ни в чем неповинные люди, особенно во время опричного террора. Против опричнины выступило духовенство. Митрополит Филипп (в миру Федор Степанович Колычев) открыто осуждал действия царя и опричников. Однажды в Успенском соборе он гневно спросил царя: «До каких пор будешь ты проливать без вины кровь верных людей?» По распоряжению Грозного Филиппа сослали в монастырь. Через некоторое время в 1569 г. он был задушен в келье кровавым главарем опричников Малютой Скуратовым. 

Оценивая характер Ивана Грозного, следует отметить, что многие его действия проистекали из-за стремления создать в стране режим личной власти, и он этого добился. 
Все поступки Ивана IV определялись еще и пониманием царем своего могущества, как властелина над подданными. Недаром он культивировал свое божественное происхождение от римского императора Августа: «Мы от Августа Кесаря (Цезаря) родом ведемся», — писал царь. И при этом всегда напоминал: «А жаловати есмя своих холопей вольны, а и казнити вольны же...» В этом и заключалась суть деспотизма, а человек власти, этой властью развращенный, употреблял ее и на высокое, и на низкое. 
Оценивая положительные моменты в период правления Ивана IV, следует помнить, что все достижения Русского государства зачастую происходили не только благодаря энергичной деятельности царя, но и вопреки его воле. Например, он устроил облаву не вольных казаков, которые помогали охранять южные степные границы от татарских набегов. Царские воеводы с большим числом ратных людей ловили, казнили казаков и они, по выражению летописца, разбежались как волки. И вот парадокс: отряд Ермака, собранный из этих беглецов и ушедший на Урал, присоединил к Руси огромное Сибирское царство. Ведь поход дружины Ермака был предпринят по собственной инициативе русских казаков. Правительство не знало о нем. Помощи от Руси Ермак не ждал. И только узнав о присоединении Сибири, Иван IV смог послать всего 500 ратников, которые с большими трудностями добрались к Ермаку уже после окончания основных боевых действий. 
Во внешней политике наряду с успехами (ликвидация Казанского и Астраханского ханств) были и неудачи. Ливонская война 1558—1583 гг. показала, что Россия еще не готова вести длительную борьбу с многочисленными и сильными противниками. Вместе с тем полководческая деятельность Ивана Грозного отличалась широтой стратегических замыслов и решительностью их осуществления. При нем создается первая в мире постоянная огнестрельная пехота на национальной основе 
— стрельцы. Были разработаны способы и формы их использования на поле боя. Получило широкое развитие производство и применение огнестрельного оружия. Иван IV успешно руководил походами и осадами крепостей, но в осуществлении своих внутренних целей он применял неоправданные массовые репрессии, приведшие к гибели многих видных политических и военных деятелей, таких как М.И. Воротныский, А.Б. Горбатый-Шуйский и других. Отмечая мероприятия Ивана IV Грозного в области внешней и внутренней политики, следует сказать, что они несомненно оказали положительное влияние на укрепление позиций Русского централизованного государства, ликвидировав остатки удельной старины, положив конец сепаратизму и усобицам феодальной аристократии. Тем не менее его внутренняя политика сплотила московскую аристократию в лице Боярской думы, усилила ее удельный вес в политическом строе страны. Это привело к обострению отношений между провинциальным и столичным дворянством и боярами. Борьба Ивана IV с удельной децентрализацией отвечала в некоторой мере интересам горожан и крестьян, но она сопровождалась страшным разорением не только удельных вотчинников, но и городского и крестьянского населения. Так, в январе 1570 г. Новгород, Псков и новгородская земля в радиусе 200—300 км от города были опустошены и разорены опричным войском* Ивана IV, после чего царь получил прозвище «Грозный». Этот организованный корпус мародеров в угоду деспоту и с целью собственного обогащения не щадил мирных жителей собственной страны. Наряду с этим продолжался процесс закрепощения крестьян, что вызвало в стране взрывоопасную ситуацию. Итогом всех этих противоречивых процессов явилось мощное крестьянское движение начала XVII в., а затем разрушительная иностранная интервенция под фиктивным руководством лжецарей.

* В 1565 г. в составе русского войска был учрежден «опричный корпус» численностью до 6 тыс. человек. Опричники набирались главным образом из среднего и мелкопоместного дворянства. Они являлись опорой царя в борьбе с крупными феодалами, участвовали в Ливонской войне, но развращенные грабежами внутри страны, не представляли собой серьезной военной силы. В 1571 г. показали свою несостоятельность при отражении набега крымских татар. В 1572 г. опричное войско было ликвидировано самим царем.

Литература:
1. Полное собрание русских летописей. Московский летописец. М., 1978. Т.34. С.224—225. 
2.Гейденштейн Р. Записки о Московской войне (1578—1582 гг.). СПб., 1889. С.131. 
3. Пиотровский Я. Дневник последнего похода Стефана Батория на Россию. Псков, 1882. С.92. 
4. Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков. М.-Л., 1952. С.60—61. 
5. Гейденштейн Р. Записки о Московской войне (1578—1582 гг.). С.143.

Оглавление. Военная история России IX-XVII вв.
 
такси город троицк недорого

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.