Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Уничтожение оппозиции в СССР

Зарождение оппозиции Каменева-Зиновьева

Сам факт создания политической партии и претензии ее членов на всеобщую истину своей идеологии уже свидетельствует о зарождении оппозиции небольшой части населения к обществу в целом, хотя в дальнейшем общество может пойти за партией или отвергнуть ее.

Попытку научно обосновать роль политической партии, анализируя процесс естественного экономического развития общества, предприняли К. Маркс и Ф. Энгельс. Естественную борьбу противоположностей, буржуазии и рабочих, они приняли за их несовместимость. Исходя из этого разрабатывалась теория классовой борьбы и неизбежной революционности пролетариата, создания рабочей партии и ее авангардной роли в обществе. С первых шагов создания Российской социал-демократической партии возникли острые политические разногласия.

Основной вопрос революции — вопрос о власти, по которому в РСДРП были наибольшие противоречия. Однако захватив власть, большевики сплотились, стремясь сосредоточить все управление страной в своих руках и даже встать во главе всемирной революции. Пообещав немедленно решить актуальные вопросы большинства населения бывшей Российской империи, они получали опору и поддержку народных масс, хотя ясно понимали, что предоставление крестьянам земли в единоличное пользование вновь будет рождать капитализм, а декларацией мира не достигнуть. Таким образом, обнадежив народные массы, большевики становились их оппозицией в практическом государственном управлении, что неизбежно должно было означать их крах или установление их диктатуры.

И все же государственное управление большевики осуществляли с частью политической оппозиции, которую фактически поглотили.

Однопартийная диктатура, административно-командные методы управления экономикой неизбежно вели к авторитарному режиму власти, о чем свидетельствовал «непререкаемый» авторитет Ленина, его яростная борьба с политическими оппонентами, наклеивание им оскорбительных ярлыков, его ультимативные заявления об уходе со всех постов в случае неприятия его мнения. Ленин вмешался буквально во все вопросы общественно-политической и социально-экономической жизни, культуры, военного искусства и т.д. До недавнего времени на Ленина ссылались специалисты всех отраслей, его цитирование являлось сертификатом качества продукции.

«Ленин был большой человек, — писал лидер эсеров В.М. Чернов. — Он был головою движения и его волей. Ум у Ленина был энергический, но холодный. Я бы сказал даже: это был прежде всего насмешливый, язвительный, циничный ум.

...Он был сильный и крепкий партийный и политический боец.

Ум у Ленина был не широкий, но интенсивный; не творческий, но изворотливый и в этом смысле изобретательный...

Это был отличный революционер и государственный деловик, но исторический провидец это был просто никакой.

Воля Ленина была сильнее его ума. Она была, поистине, из ряда вон выходящею психоэнергетической величиной.

Врага его дела для него были не живыми людьми, а подлежащими уничтожению абстрактными величинами».

Другой современник Ленина, лидер кадетов П.Н.Милюков, отмечал: «Пример Ленина социологи будут цитировать как яркую иллюстрацию роли личности в истории. Но сила этого примера будет не в порочности его дела, а в громадности этого зигзага, которым он сумел отклонить исторический процесс от его закономерного хода».

 

Правление после смерти Ленина

Жизненная энергия Владимира Ильича начала угасать в 20-х годах. Но пока он был жив, никто не оспаривал его лидерства в партии и государстве. В конце 1920—начале 1921 г. в партии развернулась дискуссия о роли и задачах профсоюзов. Фактически решались вопросы о методах подхода к массам, о роли коммунистической партии, о диктатуре пролетариата, о формах социалистического строительства. Однако настаивая на принятии резолюции X съездом РКП(б) «О единстве партии», Ленин не предусмотрел, что временно принятый принцип демократического централизма приведет к уничтожению плюрализма мнений, элитарности партии, культу партийного вождя.

Считая одним из главных условий успешного строительства социализма единство партии большевиков, Ленин особое внимание уделял характеристикам наиболее выдающихся ее деятелей. Исходя из объективности положения и классовых интересов, отмечая, что политика должна иметь дело с глубинными толщами, с миллионами, он подчеркивал роль личности в обществе, особо учитывая ее положение в системе механизмов власти. Характеристики, данные Лениным своим соратникам, точны и весьма критичны. Да и сама личность Ленина, уже идеализированная, давила и сковывала инициативу и энергию самостоятельных действий в социалистическом строительстве наиболее влиятельных деятелей ЦК РКП(б) — Сталина, Троцкого, Каменева, Зиновьева, Бухарина, Пятакова и других, которые фактически блокировали своего вождя в подмосковных Горках. Таким образом, заживо погребенный Ленин не оказывает существенного влияния на партийно-государственные решения, регламентирующие жизнь страны, процесс социалистического строительства.

С 1923 г. в СССР наблюдается период коллективного руководства советским обществом, естественным результатом которого явился плюрализм мнений по формам и методам внутрипартийной демократии и социалистического строительства. Открывается возможность отмены принципа демократического централизма как чрезвычайного, антидемократического, временного. Но, используя соперничество старой большевистской гвардии в борьбе за лидерство, Генеральный секретарь РКП(б) Сталин все более и более утверждает этот антидемократический принцип партийно-государственного строительства как основополагающий, в целях концентрации власти у ЦК, а точнее, у своей персоны.

После образования Союза ССР, в тот же день, 30 декабря 1922 г., в Кремле сессия ЦИК СССР определила состав его постоянно действующего Президиума и выбрала четырех председателей: от РСФСР председатель ВЦИК М.И. Калинин; от Украинской ССР председатель ВУЦИК Г.И. Петровский; от Белорусской ССР председатель ЦИК и СНК БССР А.Г. Червяков; от Закавказской Федерации председатель Союзного Совета Н.Н. Нариманов. Состав председателей ЦИК СССР в дальнейшем пополнился представителями новых союзных республик: от Туркменской ССР председатель ЦИК ТССР Н.А. Айтаков; от Узбекской ССР председатель ее СНК Ф. Ходжаев. После смерти Н. Нариманова от Закавказской Федерации был избран Г. Мусабеков — председатель ЦИК и СНК ЗСФСР. В декабре 1929 г. в состав СССР была принята Таджикская ССР, и председатель ее СНК А. Рахимбаев стал седьмым председателем ЦИК СССР. Все председатели имели равные права и председательствовали по очереди. Вместе с тем председатель ВЦИК М.И. Калинин, которого Л.Д. Троцкий называл «всероссийским старостой», занимал некоторое особое положение, являясь кандидатом, а с 1926 г. членом Политбюро ЦК ВКП(б).

Исполнительно-распорядительным органом советской власти оставался Совнарком. 13 декабря 1922 г. Ленин направил письмо своим заместителям, в котором предложил им при распределении дел учесть, что для председательствования, контроля за правильностью формулировок документов и т.д. «больше подходит Т. Каменев, тогда как функции чисто административные свойственны Цюрупе и Рыкову». Эта рекомендация осталась в силе и после образования правительства СССР в июле 1923 г. Вместе с тем на каждом из трех фактических руководителях советского правительства лежала и дополнительная, или, формально, основная работа. Л. Каменев являлся председателем Моссовета, А. Рыков возглавлял создание общесоюзного ВСНХ, А. Цюрупа руководил Госпланом СССР.

2 февраля 1924 г. председателем СНК СССР был утвержден А. Рыков, назначенный в тот же день председателем СНК РСФСР. Кроме того, Каменев и Рыков входили в Политбюро ЦК РКП (б). Таким образом, и в правительстве наметилась коллегиальность, хотя все советские руководители были членами Коммунистической партии, которая определяла жизненный курс всего советского общества.

20-е годы представляли ключевой период и в истории РКП(б)—ВКП(б), в руководстве которой также наметился процесс коллективных действий. И хотя на заседаниях Политбюро ЦК председательствовал Каменев, все члены были равны. В апреле 1922 г., после XI съезда РКП(б), в Политбюро были избраны А. Рыков и М. Томский, а на апрельском 1923 г. пленуме ЦК кандидатом в члены Политбюро стал Я. Рудзутак. В 1923 г. Политбюро состояло из 7 членов (Ленин, Зиновьев, Каменев, Рыков, Сталин, Томский, Троцкий) и 4 кандидатов (Бухарин, Калинин, Молотов, Рудзутак). Таким образом, в состав высшего партийного руководства входили и высшие руководители Советов, правительства, армии и профсоюзов страны, которые обязаны были выполнять решения Коммунистической партии, а точнее волю большинства членов Политбюро.

 

Борьба за лидерство после смерти Ленина

Со смертью вождя начинается особенное возвеличивание его личности и бессмертия его дела, которое он завещал своим соратникам и партии. В Обращении Пленума ЦК РКП (б) к партии, ко всем трудящимся отмечалось: «Все, что есть в пролетариате поистине великого и героического — бесстрашный ум, железная, несгибаемая, упорная, все преодолевающая воля, священная ненависть, ненависть до смерти к рабству и угнетению, революционная страсть, которая двигает горами, безграничная вера в творческие силы масс, громадный организационный гений, — все это нашло свое великолепное воплощение в Ленине, имя которого стало символом нового мира от запада до востока, от юга до севера.

Ленин умел, как никто, видеть и великое и малое, предсказывать громаднейшие исторические перемены и в то же время учесть и использовать каждую маленькую деталь; он умел, когда нужно, бешено наступать и, когда нужно, отступать, чтобы готовить новое наступление. Он не знал никаких застывших формул; никаких шор не было на его мудрых, всевидящих глазах. Ибо он был прирожденный вождь пролетарской армии, гений рабочего класса...

...Его физическая смерть не есть смерть его дела. Ленин живет в душе каждого члена нашей партии. Каждый член нашей партии есть частичка Ленина. Вся наша коммунистическая семья есть коллективное воплощение Ленина».

Массовый психоз вызвало решение ЦК РКП(б) о Ленинском призыве рабочих от станка в ряды большевиков. С 22 января по 15 мая было подано около 300 тыс. заявлений, которые рассматривались на открытых партийных собраниях. С одной стороны, партия становилась более пролетарской по большинству своего состава, с другой — падал качественный уровень членов РКП (б). Однако и в этом, особенном, проявлялась верность заветам вождя, который придерживался тактики Наполеона: «Сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там рее видно будет».

Таким образом, в «бой за коммунизм» вступил 240-тысячный отряд рабочих «от станка», почти 1/3 всего состава РКП(б), ведомый «громадным безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией». «Старая партийная гвардия» — большевики со стажем то февраля 1917 г. — составляла около 2% от общего числа членов РКП(б), всего 10,5 тыс. Исходя из этого особая роль в строительстве социализма отводилась не только ЦК и Политбюро, но и признанным партийным авторитетам.

Ленин предупреждал, что достаточно небольшой борьбы внутри старой партийной гвардии, и неизбежно ослабление ее авторитета, утрата способности влиять на решения. В результате внутрипартийной борьбы должен был появиться новый вождь.

Еще при жизни Ленина в руководстве РКП(б) началась борьба за лидерство, и сам факт такой борьбы вполне закономерен. Особенными являются действия лидера и его единомышленников. Каждый из борющихся большевистских лидеров действия своего политического оппонента считал оппортунистическими, раскольническими. Однопартийная диктатура неизбежно вела к авторитарному режиму власти.

Большинство партийно-советского руководства середины 20-х годов — члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК: Бухарин (редактор «Правды»), Рыков (председатель СНК и СТО), Томский (председатель ВЦСПС), Калинин (сопредседатель ЦИК СССР), Дзержинский (председатель ОГПУ и ВСНХ), Рудзутак (нарком путей сообщения), Фрунзе (зам. председателя РВС СССР) и др. — отстаивало ленинских подход к строительству социализма. Они считали, что экономической его основой является развитие производительных сил за счет хозяйственной самостоятельности и рационального производственного расчета, социалистического соревнования, кооперирования населения, материальной заинтересованности и морального удовлетворения. При этом, по их мнению, вытеснение капиталистических элементов произойдет непременно, постепенно, экономическими мерами. Вопрос ставился не «кто кого», а «кто с кем».

В политической сфере предполагалось укрепление союза рабочего класса и трудящегося крестьянства, постепенное отмирание диктатуры пролетариата, расширение социального состава партии.

Генеральный секретарь ЦК партии большевиков Сталин, которого Ленин предлагал переместить на другой пост, не имел четко выраженной собственной линии и блокировался в зависимости от обстоятельств. Вместе с тем Сталин считал, что «кадры решают все!». И, исходя из этого, он активно насаждал на местах своих сторонников, последовательно вел борьбу за укрепление своего окружения в ЦК и Политбюро.

Так сложились две противостоящие группировки: «триумвират» — Зиновьев, Каменев, Сталин и группа Троцкого, по мнению которого партия искусственно растворялась в полусырой массе, призванной играть роль послушного материала в руках профессионального аппарата. Это раздвоение ядра партии явилось необходимой предпосылкой аппаратных побед и поражений. Поскольку за Троцким шло меньшинство, оно оказалось в оппозиции.

Поводом к открытой политической борьбе стало письмо Троцкого от 8 октября 1923 г. членам ЦК и ЦИК, в котором подчеркивалось, что «бюрократизация партийного аппарата достигла неслыханного развития... Теперь нет и в помине... откровенного обмена мнений по вопросам, действительно волнующим партию».

 

Поражение троцкистов

Понимая, что Ленин фактически уже отстранен от партийно-государственной деятельности, Троцкий, которого многие считали преемником вождя, стал проявлять повышенную активность. В октябре 1923 г. он выступил инициатором «заявления 46-ти» членов РКП(б), в котором была подвергнута критике работа аппарата ЦК, фактически решающего за всю партию. Они требовали также отмены решения X съезда партии о запрещении фракций и группировок, свободы проведения различных политических дискуссий. «Группа 46-ти» выступала против резолюции XII съезда РКП(б), в которой говорилось, что «диктатура рабочего класса не может быть обеспечена иначе, как в форме диктатуры его передового авангарда, т.е. Компартии». Троцкий обвинял руководство партии в подмене диктатуры пролетариата диктатурой партии. По его убеждению, в самой партии установилась власть аппарата во главе с Секретариатом ЦК. Аппарат отрывается от масс, руководство — от рядовых членов партии.

Политические претензии перекликались с экономической платформой левой оппозиции, в которую входили Н. Осинский, Б. Преображенский, Б.Пятаков, Л.Троцкий и др. «Случайность и необдуманность, бессистемность решений ЦК, не сводившего концы с концами в области хозяйства, привели к тому, что мы при наличии несомненно крупных успехов в области промышленности, сельского хозяйства, финансов... успехов, достигнутых хозяйством страны стихийно, не благодаря, а несмотря на неудовлетворительное руководство или, вернее, на отсутствие всякого руководства, стоим не только перед перспективой приостановки этих успехов, но перед тяжелейшим общеэкономическим кризисом».

Для предотвращения бюрократизации партии предлагалось омолодить аппарат руководства. Лишить Секретариат ЦК политических функций, оставив за ним лишь технические вопросы, подчинив его Политбюро. Для предотвращения раскола партии и руководства предлагалось создать Совет партии — из членов и кандидатов в члены ЦК, ЦКК и 2—3 десятков избранных на съезде представителей.

Иного мнения придерживались кадровые аппаратчики — Каменев, председательствующий в отсутствие Ленина на Политбюро ЦК, Зиновьев, возглавлявший Петроградскую организацию РКП(б) и Исполком Коминтерна, а также Сталин. Он считал, что «...страной управляют на деле не те, которые выбирают своих делегатов в парламенты при буржуазном порядке или на съезды Советов при советских порядках. Нет. Страной управляют фактически те, которые овладели на деле исполнительными аппаратами государства, которые руководят этими аппаратами». «...Без руководства партии ("диктатура" партии), — подчеркивал Сталин, — пользующейся доверием рабочего класса, невозможна сколько-нибудь прочная диктатура пролетариата.

Без этих условий авторитет партии и железная дисциплина есть либо пустая фраза, либо чванство и авантюра».

И еще одно суждение Сталина о роли партии и значении ее руководящего аппарата: «Компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность».

Как видим, генеральный секретарь ЦК партии большевиков считал, что только партия должна руководить обществом через диктатуру, осуществляемую партаппаратом, исполняющим волю его руководителей. Каменеву и Зиновьеву выгодно было поддержать Сталина, который противостоял основному их сопернику — Троцкому.

К тому же Троцкий предложил жесткую экономическую программу строительства социализма. Он считал, что рабочих нужно заставить трудиться, используя специальный «Табель дисциплинарных взысканий», предусматривающий наказание за нарушение трудовой дисциплины и плохой труд, вплоть до тюремного заключения. Более резко высказал Троцкий свою позицию в отношении крестьянства: оно не может быть союзником рабочего класса, а является по преимуществу враждебной силой, которую следует держать в узде пролетарской диктатуры. В условиях задержки мировой революции, по мнению Троцкого, хозяйственное возрождение страны возможно только на основе военизированного труда в городе и деревне. Чтобы выдержать возможную схватку с мировым капитализмом, считал он, «мы должны быстро развивать тяжелую промышленность, установив диктатуру промышленности в экономике. Поскольку займов нам за границей не дают, а колоний у нас нет, мы должны взять необходимые средства из деревни путем увеличения цен на промышленную продукцию и снижения их на сельскохозяйственную». «Задача социалистического государства не в том, чтобы брать с мелкобуржуазного производителя меньше, чем брал капитализм, а в том, чтобы брать еще больше», — вторил Троцкому Преображенский.

Таким образом, опасность троцкизма состояла не в методах социалистического строительства, а в борьбе за власть и лидерство в партии.

XIII партконференция (январь 1924 г.) осудила троцкизм как «мелкобуржуазный уклон в партии». В конце 1924 г. Троцкий опубликовал брошюру «Уроки Октября», в которой показывал свою особую роль в послеоктябрьском перевороте. Это расценивалось как ревизия большевизма и подрыв авторитета Ленина. В январе 1925 г. он был снят с поста председателя Реввоенсовета СССР и наркома, а также строго предупрежден, что в случае дальнейшего расхождения с линией ЦК будет выведен из Политбюро и исключен из партии1.

 

Поражение оппозиции Каменева—Зиновьева

К концу 1925 г. советский народ достиг значительных успехов в строительстве социализма. Народное хозяйство страны в основном было восстановлено. Крупная промышленность производила 75%, а сельское хозяйство — 112% доведенного уровня 1913 г. При этом доля государственной и кооперативной промышленности в валовой продукции равнялась 81%, а частной — 19%. Таким образом, нэп давал благоприятные результаты, а частный капитал не представлял угрозы социалистическому производству.

В декабре состоялся XIV съезд ВКП(б), представлявший 643 тыс. членов и 445 тыс. кандидатов в члены партии, из которых доля рабочих достигала почти 60%. И здесь появилась новая оппозиция во главе с членом Политбюро, председателем Ленсовета Г. Зиновьевым, который претендовал на роль нового большевистского лидера, выступая на XII и XIII съездах РКП(б) в апреле 1923 и мае 1924 г. с политическими докладами. Его политическим союзником выступал старейший член партии большевиков, председатель Моссовета и СТО, заместитель председателя Совнаркома, заместитель Ленина, обычно председательствующий на Политбюро — Л. Каменев. Основным дискуссионным вопросом вновь являлся нэп и дальнейшее развитие социализма. На вопрос: «Как повернуть основную массу крестьянства на социалистический путь?», Каменев отвечал довольно ясно: «Пролетарская диктатура сможет это сделать, действуя двумя рычагами. Во-первых, промышленность... она должна развиваться и расцвести больше, чем сейчас... Второе — кооперация — столбовая дорога к социализму. Кооперация, которая базируется на крупной машинной индустрии и электрификации.

1. В 1929 г. за антисоветскую деятельность Троцкий был выслан из СССР, а в 1940 г. убит по указанию Сталина мексиканцем Меркадером, которому в 1960 г. Хрущев присвоил звание Героя Советского Союза; Брежнев распорядился убийцу Троцкого похоронить в Москве 

...Построим ли социализм в этой стране, несмотря на задержку мировой революции? Да, и теоретически это возможно и доказано Лениным, а практически это возможно в той мере, в какой будем правильно видеть все трудности».

Таким образом, позиция Каменева—Зиновьева не содержала ничего оппозиционного. Все «доказано Лениным».

Главное же расхождение в том, что как констатировал Каменев, «наш генеральный секретарь не является той фигурой, которая может объединить вокруг себя старый большевистский штаб». И здесь все по-ленински: генеральный секретарь пытается сконцентрировать власть в своих руках, ему стараются, хотя бы внешне, противопоставить «старый большевистский штаб» — совет старейшин большевистского ЦК1.

Сталин убедительно отреагировал на выступления оппозиционеров. Он не требовал организационных выводов в отношении оппозиции, такой метод опасен. По его мнению, сторонники кровопускания Каменев и Зиновьев требовали исключить из партии Троцкого, а сейчас они требуют крови Бухарина. «Не дадим вам его крови, так и знайте». «Чего хочет оппозиция?» — спрашивал делегатов съезда Сталин и сам же отвечал: «Руководить без Бухарина, Рыкова, Томского, Калинина, Молотова, но без них руководить партией невозможно». Вот так рядовым большевикам навязывали вождей. Генсек не претендовал на «вывеску» своей должности, он претендовал на реальную единоличную власть. И чтобы повысить свой авторитет, «ближе слиться с массой», он под смех делегатов свел на нет ленинское предупреждение о своем характере: «Да, товарищи, человек я прямой и грубый, это верно, я это не отрицаю». Более того, после ХII съезда стал называться просто «секретарь ЦК ВКП(б) тов.Сталин».

Съезд осудил оппозицию, а после «разбора» ее деятельности весной 1926 г. Политбюро одобрило решение Ленинградского и Московского губкомов ВКП(б) об освобождении от обязанностей председателя Ленсовета Г. Зиновьева и председателя Моссовета Л. Каменева. Тем самым еще раз подтвердив реальность диктата партаппарата, власти Сталина, а не власти Советов.

1. Подробнее см.: Экономическая политика революционного большевизма // Наше Отечество: М., 1991. Т. 2. С. 164—210; Надточеев В, «Триумвират» или «семерка»? // Трудные вопросы истории: Поиски. Размышления. М., 1991. С. 61-72. 

 

Создание однопартийной системы в СССР

Борьба за партийное лидерство, а точнее, борьба со Сталиным, не была еще закончена. Зиновьев и Каменев искали союзников, одним из которых стал Троцкий, еще входивший в Политбюро.

Искусственное создание однопартийной системы, сознательное «орабочивание» большевизма, подмена власти Советов властью партийного аппарата — все это вело к закономерному расколу, особенно «того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией», на наш взгляд, «громадным безраздельным авторитетом» которого формировался большевистский вождизм, оболванивавший партийную массу.

В основе экономической программы нового блока оппозиции лежали прежние идеи высоких темпов индустриализации. «Сверхиндустриализация» расценивалась ею как развитие промышленности для ликвидации нехватки товаров широкого потребления. Она настаивала на более высоком налогообложении зажиточных слоев крестьянства, т.е. 10% единоличников, которые, несмотря на хороший урожай, вели ограниченную торговлю хлебом по низким ценам; требовала хлебного займа с крестьянства не менее 150 млн. пудов зерна. Лидеры блока утверждали, что преобразование деревни невозможно без технической революции, т.е. снабжения ее сельскохозяйственной техникой, удобрениями и т.п. при соответствии цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. В промышленности они предлагали ускоренное снабжение электроэнергией и техническое перевооружение.

В политической области оппозиция утверждала, что «ЦК захватывает роль высшего органа партии и тем самым освобождается от контроля партии в лице съезда. Партийные чиновники освобождаются от всякой ответственности перед партийными массами и тем самым попадают в полное подчинение верхушки господствующей фракции. ЦК перестает быть органом партии, напротив, партию он превращает в орудие проведения своей политики, которую он определяет самостоятельно и независимо от нее. Эта система приводится сверху донизу...» Обращение оппозиции заканчивалось предупреждением: «Если успешно начавшаяся ликвидация партии будет доведена до конца, то теперешний ЦК во главе со Сталиным превратится в своеобразный тип Бонапартистского правительства». Троцкий высказался более определенно, заявив, что перед революцией возникла реальная угроза Термидора, т.е. контрреволюционного переворота.

Оппозиция предлагала, в целях исправления положения развернуть широкую демократию, восстановить исключенных из партии оппозиционеров, проводить регулярные политические дискуссии, обновить партийный аппарат.

В 1927 г. 27% их не имели даже начального образования, 63% — начальное, 9% — среднее и незаконченное среднее, 1% — высшее и незаконченное высшее. «Еще в 1925 г. Иоффе (один из видных партийно-советских работников. — Авт.) сказал мне в Совнаркоме, — пишет Троцкий, — Вы не отдаете себе полного отчета в том вырождении, которое претерпела партия. Подавляющее большинство ее, во всяком случае решающее большинство — чиновники; они гораздо больше заинтересованы в назначениях, повышениях, льготах, привилегиях, чем в вопросах социалистической теории или в событиях международной революции. В нашей политике они видят донкихотство. Под политическим реализмом (они в парадных речах отождествляют его с ленинизмом), они понимают заботу о собственных интересах».

Сталин сумел противопоставить лидеров старой партийной гвардии, ослабить их и раздавить окрепшими в «идейной» оппозиции молодыми лидерами (в дальнейшем уничтожить физически) — Бухарина, Рыкова, Томского и других как, «правый» уклон в ВКП(б), или заставил безропотно починяться — Калинина, Молотова, Микояна, Ворошилова, Кагановича и других, назвав их «ленинской гвардией».

Из Политбюро были выведены в июле 1926 г. Г. Зиновьев, а в октябре — Л. Троцкий и из кандидатов в члены Политбюро — Л. Каменев. Так начиналось «триумфальное шествие» к культу личности Сталина. Такова еще одна из особенностей построения социализма в СССР — борьба за единоличную, безграничную власть, диктат большевистских лидеров.

Разгромив идейных противников, соперников в борьбе за лидерство, Сталин фактически получил всю полноту власти в партии и стране. В 1928—1929 гг. происходит резкое сворачивание нэпа и начинается централизованно-планомерное построение социализма в СССР. Таким образом, осудив «сверхиндустриализацию» за счет деревни, Сталин сам становится сторонником идеи разгромленной «левой оппозиции».

Противниками насаждения производственного кооперирования — коллективизации деревни выступили Бухарин, Рыков, Томский, которые опирались не только на ученых-аграрников А. Чаянова и Н. Кондратьева, но и...

Для нормализации экономики в наметившийся критический период «правая оппозиция» предлагала повышение налогов на зажиточных крестьян, большую гибкость в заготовительных ценах, увеличение выпуска промтоваров. Не отрицая кооперирования крестьянства, Бухарин и его сторонники считали, что основой аграрного развития еще продолжают оставаться индивидуальные крестьянские хозяйства.

Источники и литература

Авторханов А. Технология власти. М., 1991.

Бухарин Н. Проблемы теории и практики социализма. М., 1989.

Васецкий НА. Ликвидация. Сталин. Троцкий. Зиновьев: Фрагменты политических судеб. М., 1989.

Валентинов Н. (Вольский). Новая экономическая политика и кризис партии после смерти Ленина. М, 1991.

Геллер М., Некрич А. Утопия у власти: История Советского Союза с 1917 года и до наших дней. В 3 кн. М., 1995.

Иванов В.М. Борьба партии против антиленинских течений и групп в период строительства социализма (1921—1929 гг.). Л., 1973.

Ингерфлом Кл. Несостоявшийся Гражданин. Русские корни ленинизма. М., 1993.

Коэн С. Бухарин. Политическая биография. 1888—1938. М., 1988.

Роговин В. Была ли альтернатива? «Троцкизм»: взгляд через годы. М., 1992.

Судьбы русской интеллигенции: Материалы дискуссий, 1923— 1925 гг. Новороссийск, 1991.

Такер Р. Сталин. Путь к власти. 1879-1929. М., 1990.

Троцкий Л. Сталинская школа фальсификаций... М., 1990.

Троцкий Л. Моя жизнь. Опыт автобиографии. М., 1991.

Трукан Г.А. Политическая дискуссия 1928—1929 годов о путях строительства социализма. М., 1990.

История России

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.