Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Проведение коллективизации сельского хозяйства в СССР

Состояние сельского хозяйства СССР в середине 20-х годов

Нэп не только осереднячил деревню, но и значительно обогатил крестьянство, которое составляло подавляющую часть населения России. Однако увеличение сельскохозяйственной продукции, ее поставка в город во многом зависели от условий рынка. К середине 20-х годов начинает проявляться кризис хлебозаготовок. Восстановленная промышленность вес больше и больше нуждалась в сельхозпродукции, но еще не могла дать всего необходимого крестьянину. К тому же и из государственной казны она больше брала, нежели давала. В экономике страны складывалась парадоксальная ситуация, вопрос выхода из которой являлся самым острым в развернувшейся в РКП (б) дискуссии.

С восстановлением крестьянского хозяйства, с заменой в 1924 г. натурального продналога денежным сельскохозяйственным пропали «отбирательные отряды» и другие средства «стимулирования» товарности деревни. Между городом и деревней естественной системой экономических отношений стал рынок. И уже хлебозаготовка в 1925 г. наглядно показала, что мелкотоварное сельское хозяйство не сможет обеспечить страну даже хлебом, тем более в перспективе ее промышленного роста.

Спустя десятилетие после революции (в 1927 г.) в стране на-. считывалось 24—25 млн. крестьянских хозяйств, каждое из которых в среднем имело 4—5 га посевов, 1 лошадь, 1—2 коровы, и это на 5—6 едоков при двух-трех работниках (без наемных). Крестьянский труд оставался ручным, технически невооруженным. Лишь 15% хозяйств имели те или иные сельхозмашины — сеялки, жнейки, молотилки и т.п. Среди пахотных орудий можно было часто видеть деревянную соху, а убирали хлеб в основном серпом и косой. Урожайность зерновых составляла 7—8 ц с гектара. Один работник в сельском хозяйстве "кормил" кроме себя самого только одного человека (при пересчете в "среднегодовые" — двух.

Вместе с тем в 1927 г. 28,3% крестьянских хозяйств России не имели рабочего скота, 31,5 — пахотного инвентаря, 18,8% — коров. В то же время около 6% хозяйств имели по 3—4 и более рабочих лошадей, обладали 15—20% средств производства и 1/3 имеющихся у крестьян сельскохозяйственных машин.

В середине 20-х годов социальное расслоение деревни было уже достаточно заметным. За 1924—1927 гг. число хозяйств предпринимательского типа, т.е. ведущихся наполовину собственным трудом, наполовину наемным (кулацкие хозяйства) возросло с 728 тыс. до 896 тыс., а их удельный вес в общей численности крестьянских хозяйств поднялся с 3,3 до 3,9%. Осенью 1927 г. крестьяне сдали государству зерна чуть не вполовину меньше, чем в 1926 г.

 

Необходимость изменений в сельском хозяйстве

Преобразование мелкотоварного крестьянского хозяйства, включавшего в себя основную массу населения России, составляло главную задачу большевиков после захвата власти. Во-первых, как считал Ленин, мелкотоварное производство реанимирует капитализм, а во-вторых, оно не может быть базой индустриального социалистического строительства.

Задачам и способам социалистического преобразования сельского хозяйства было уделено много внимания на VIII съезде РКП(б) (март 1919 г.). Критикуя поспешность, давление при организации первых колхозов и совхозов, Ленин подчеркивал: «Действовать здесь насилием значит погубить все дело. Здесь нужна работа длительного воспитания.... Задача здесь сводится не к экспроприации среднего крестьянина, а к тому чтобы... учиться у крестьян способам перехода к лучшему строю и не сметь командовать!» В решениях съезда были определены основные принципы коллективизации: добровольность, убеждение практическим примером, создание материальных условий, самодеятельность.

Нэп, разрядивший политический кризис 1920 г. и давший значительные результаты по восстановлению экономики России, зашел в очередной тупик в конце 20-х годов.

По данным на 1 октября 1927 г., торгово-кредитные формы сельскохозяйственной кооперации охватывали больше 30% крестьянских хозяйств, простейшие производственные товарищества — около 3%, колхозы — около 1%.

На XV съезде ВКП(б) (декабрь 1927 г.) В.М.Молотов заявил, что «преимущество более крупного производства лежит фактически на стороне зажиточного мужика и кулака». Однако Сталин уточнил: «Выход в том, чтобы мелкие и мельчайшие крестьянские хозяйства постепенно, но неуклонно, не в порядке нажима, а в порядке показа и убеждения объединить в крупные хозяйства на основе общественной, товарищеской коллективной обработки земли». В резолюции съезда было сказано, что «в настоящий период задача объединения и преобразования мелких индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективы должна быть поставлена в качестве основной задачи партии в деревне».

Намеченный съездом партии курс преобразования сельского хозяйства исходил из основных идей ленинского кооперативного плана, изложенного в работе «О кооперации», написанной в 1923 г. В первой ее части раскрывается значение и место кооперации в социалистическом строительстве, определяются основные условия кооперирования крестьянства, обосновывается возможность построения полного социалистического общества в России. Во второй части анализируется социальная природа кооперирования при капитализме и в условиях диктатуры пролетариата, подвергнута критике теория «кооперативного социализма», показано единство кооперирования крестьян и культурной революции. «Нам наши противники не раз говорили, — отмечал Ленин, — что мы предпринимаем безрассудное дело насаждения социализма в недостаточно культурной стране», Во многом ленинский план был изменен, так как деревня невольно вовлекалась в единую систему директивного планирования, жесткого, всеохватывающего руководства социалистическим строительством классово непримиримой РКП(б).

 

Кооперирование деревни

Осенью 1927 г. план государственных заготовок хлеба не был выполнен. Крестьяне придерживали хлеб до более высоких зимних и весенних цен. Были предприняты меры, в том числе и экстраординарного порядка, предложенные в директивных письмах Политбюро ЦК ВКП(б) от 6 января и 13 февраля 1928 г. и решениях объединенного апрельского пленума ЦК и ЦКК. Наряду с усилением завоза и производства промтоваров и снабжения деревенского рынка в хлебозаготовительных районах «даже за счет временного оголения городов», предлагалось ужесточение дисциплины в сроках взыскания платежей; конфискацию хлеба у кулаков и спекулянтов; «вмешательство партии в хлебозаготовительное дело; проверку и чистку советского кооперативного и партийного аппарата».

Чрезвычайные репрессивные меры, при которых у кулаков и спекулянтов, да и у середняков зачастую изымался не только хлеб, но и семена, скот, инвентарь, личные вещи, нарушения элементарной законности, подмененной партийными установками, вызывали возмущения и протесты крестьян, перераставшие в вооруженные выступления.

И все же объединенный апрельский (1928 г.) Пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) констатировал: «Таким образом, удалось смягчить, а затем и изжить перебои в снабжении городов, Красной Армии и рабочих районов, предупредить снижение реальной заработной платы, ликвидировать недоснабжение хлебом хлопководческих и льноводческих районов, а равно и районов лесных заготовок, и наконец, создать известные минимальные хлебные резервы».

В 1927—1928 гг. происходит быстрая организация небольших, но малоэффективных колхозов, а с середины 1928 г. колхозы начинают укрупняться, доводя посевные площади до 2 тыс. га и более. В июле 1928 г. Сталин призвал создавать крупные зерносовхозы, «фабрики зерна», работающие как промышленное производство.

Заготовка зерна в 1928 г., проходившая под контролем «Союз-хлеб», не дала необходимого его количества. В городах за хлебом стояли в очередях. Масло, молоко, сыр и другие продукты сельского хозяйства стали дефицитом. Частники скупали продукты у крестьян по более высоким ценам, нежели государственные, но и продавали дороже на 40—50%. В ноябре 1928 г. были введены хлебные карточки в Ленинграде, а в марте 1929 г. в Москве. Неработающим карточки не выдавались. Число колхозов увеличилось с 14,8 тыс. на июнь 1927 г. до 57 тыс. на июнь 1929 г.

В своей статье, опубликованной в газете «Правда» к годовщине революции, Сталин назвал 1929-й год годом великого перелома, С пафосом он писал об успехах социалистического строительства, констатируя, что произошел коренной перелом в развитии земледелия от мелкого и отсталого индивидуального хозяйства к крупному и передовому коллективному земледелию, к совместной обработке земли, Сталин уверенно подчеркнул, что середняк «пошел в колхоз».

Более конкретно и принципиально о колхозном строительстве говорилось на ноябрьском (1929 г.) Пленуме ЦК ВКП(б). «Решительность» выступлений базировалась на разгроме «правой оппозиции», которая предлагала постепенное обобществление сельского хозяйства. Сталин и его ближайшее окружение настаивали на ускорении темпа коллективизации. Позицию вождя выразил Молотов, заявив, что «в теперешних условиях заниматься разговорами о пятилетке коллективизации — значит заниматься ненужным делом».

Молотов считал цифры пятилетнего плана, по которому предполагалось провести коллективизацию лишь на 20% посевных площадей, слишком заниженными. «Для основных сельскохозяйственных районов и областей, при всей разнице темпов коллективизации их, — утверждал он, — надо думать сейчас не о пятилетке, а о ближайшем годе».

На этом же пленуме была принята резолюция, в которой, в частности, говорилось: «...партия проводит и будет проводить в жизнь курс на решительную борьбу с кулаками, на выкорчевывание корней капитализма в сельском хозяйстве».

 

Ликвидация сельскохозяйственного предпринимательства Сталиным

Выступая 27 декабря 1929 г. на конференции аграрников-марксистов, Сталин, остановившись на шести узловых вопросах аграрной политики в СССР, заявил: «...от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества мы перешли к политике ликвидации кулачества как класса». Основой такой политики Сталин считал совхозы и колхозы. А на вопрос, можно ли пустить кулака в колхоз, вождь ответил предельно просто: «Нельзя, так как он является заклятым врагом колхозного движения». По мнению вождя, наступило время, «когда она (новая экономическая политика. — В.П.) перестает служить делу социализма, мы ее отбросили к черту». Слова Ленина о том, что нэп введен всерьез и надолго, Сталин интерпретировал так: «Но он никогда не говорил, что нэп введен навсегда».

«Кулак, — утверждал он, — производил в 1927 г. более 600 млн. пудов хлеба, а продавал из этой суммы в порядке вне-деревенского обмена около 130 млн. пудов». А колхозы и совхозы производили около 80 млн. пудов, из которых товарный хлеб составлял около 35 млн. пудов. «В 1929 г. производство хлеба в колхозах и совхозах составляло не менее 400 млн. пудов (на 200 млн. пудов меньше, чем валовая продукция кулацкого хозяйства в 1927 г.) ...колхозы и совхозы дали товарного хлеба более 130 млн. пудов (т.е. больше, чем кулак в 1927 г)». По утверждению Сталина, «в 1930 г. валовая хлебная продукция колхозов и совхозов будет составлять не менее 900 млн. пудов... а товарного хлеба дадут они не менее 400 млн. пудов».

Установка Сталина о «ликвидации кулачества как класса» была рьяно воспринята на местах партийно-советским аппаратом при активной поддержке сельского пролетариата под испытанным лозунгом: «Грабь награбленное!».

Секретная инструкция ЦИК и СНК СССР от 4 февраля 1930 г. предлагала подвергнуть выселению свыше миллиона кулацких хозяйств, подразделяя их на три категории.

Первая. Самые непримиримые, совершающие террористические акты, подбивающие на восстания. Таких предположительно было чуть больше 63 тыс. Непосредственные участники терактов наказывались вплоть до расстрела.

Вторая. Кулаки наиболее богатые, но в терроризме не замеченные — около 150 тыс. хозяйств. Выселять с семьями в глухие отдаленные районы — Сибирь, Казахстан. Их имущество подлежало конфискации.

Третья. Умеренно богатые кулаки, а значит, и умеренно активные — около 800 тыс. хозяйств. Выселять в пределах того района, где проживали, на необжитые земли, не занятые колхозами. Однако при сплошной коллективизации таких земель почти не оставалось.

Общее число репрессируемых должно было составлять 3— 5% всех крестьянских хозяйств. В начале кампании по раскулачиванию у крестьян, попавших в «черные» списки, отнимали практически все — вплоть до чулок, ниток, нижнего белья. Правда, позже сверху поступило указание оставлять раскулаченным одну лошадь на 4—6 хозяйств, одну корову на пять хозяйств, минимум сельхозинвентаря, одежды, утвари и продуктов питания. Но чаще всего это распоряжение либо игнорировалось, либо не могло быть выполненным, так как у репрессированных уже все было отнято.

Об истреблении сельского предпринимателя были хорошо информированы руководители России. В небольшом, но четком указании Сталина, направленном шифром всем парторганизациям 30 января 1930 г., подчеркивалось: «ЦК указывает, что политика партии состоит не в голом раскулачивании, а в развитии колхозного движения, результатом и частью которого является раскулачивание».

Поданным «Истории КПСС» (Госполитиздат, 1960. С. 441), с начала 1930 до конца 1932 г. было выселено 240757 кулацких семейств. По данным специальной проверки комиссии ВЦИК ВКП(б) за 1930—1931 гг., была выселена 381 тыс. кулацких семей (см.; Вопросы истории КПСС. 1975. № 5. С. 140). Это был мировой рекорд насильственного переселения семей, К тому же крестьянские семьи из пяти человек не считались большими.

Раскулачено в ходе коллективизации гораздо больше. По оценке В.Данилова, 1—1,1 млн. хозяйств, объединявших 4—5 млн. человек. По расчетам академика ВАСХНИЛ В.Тихонова, фактически было ликвидировано не менее 3 млн. крестьянских хозяйств, т.е. 11—12% всех дворов. «Это значит, — пишет он, — не менее 15 млн. душ остались без крова. Около 2 млн. "пристроились" на индустриальных стройках. Остальные — в лучшем случае переводились на сибирский лесоповал, а около 1 млн. взрослых трудоспособных людей отправились торить дорогу в лагеря».

 

Противоречия в развитии сельского хозяйства СССР

Под руководством наркома земледелия А. Яковлева был разработан и 5 января 1930 г. утвержден на Пленуме ЦК ВКП(б) график коллективизации. В постановлении ЦК «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» предполагалось завершить коллективизацию основных зерновых областей: Нижнего и Среднего Поволжья и Северного Кавказа осенью 1930 г. или весной 1931 г. Коллективизацию других зерновых районов — осенью 1931 г. или весной 1932 г.

30 января 1930 г. специальная комиссия под руководством В.Молотова подготовила постановление, принятое Политбюро, «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством», в котором окончательно решалась судьба сельскохозяйственного предпринимательства, что было явным противоречием между личной заинтересованностью производителя и потребностями государства в сельскохозяйственной продукции.

Зимой 1929/30 г. в деревню на постоянную работу были направлены 25 тыс. промышленных рабочих, отобранных из 70 тыс. добровольцев, которые должны были действовать не только методами классового убеждения, но и партийными установками принуждения. Так, на 1 октября 1929 г. было коллективизировано 7,3% хозяйств, на 1 декабря — 13,2%, на 1 января 1930 г. — 20,1, а на 1 марта — уже 58,6%.

Весной 1930 г. раскулачивание доходило до 15%, а лишенных избирательных прав — до 20%. 2 марта газеты опубликовали статью Сталина «Головокружение от успехов», в которой, констатируя, что «коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным», вождь предлагал «закрепить достигнутые успехи», т.е. притормозить дальнейшую огульную коллективизацию.

И все же 30 июля 1930 г. официально был упразднен крестьянский мир, или община, даже несмотря на рекордный урожай осенью 1930 г., давление на крестьян продолжалось. К середине 1931 г. уже 2/3 всех хозяйств в основных зерновых областях страны вошли в состав колхозов. Но к концу лета вновь стали проявляться сбои в хлебозаготовках.

В письме сотрудника Академии внешней торговли, члена ВКП(б) Т.М.Сазонова в ЦК ВКП(б) от 20 сентября 1931 г. сообщалось: «В конце августа я случайно заехал в Березовский сельсовет Новосильского района ЦЧО. За два дня своего пребывания я обнаружил следующие факты.

Идет раскулачивание середняков и даже бедняков. В колхозах нет никакой разъяснительной работы, выдача продуктов идет безобразно. Сплошное недовольство колхозников. Пьянство работников сельсовета. Разбазаривание отобранного имущества по рукам работников сельсовета».

Фактологически убийственным было письмо Михаила Шолохова И.Сталину от 20 апреля 1932 г. в ответ на мартовское постановление ЦК ВКП(б) «О принудительном обобществлении скота», которое, по мнению писателя, «находится в прямом противоречии с планом мясозаготовок на 1932 г. по Вешенскому району. Судите сами: по району имеется коров в колхозном обобществленном стаде 2025, а в личном пользовании колхозников — 6787, у единоличников — 516, всего 9328.

Овец и коз в обобществленном колхозном стаде — 4146, у колхозников — 5654, всего 9800. План же мясозаготовок на 1932 г. следующий: по крупному скоту — 12 058 ц (центнеров. — В.П), по мелкому — 2256 ц. К этому надо добавить «накидку» на второй квартал, полученную из края 14 апреля, по крупному скоту — 362 головы, по мелкому (овец, коз) — 3898 голов.

Для того, чтобы выполнить мясозаготовительный план, надо будет сдать примерно 4883 коровы и 8410 овец. На 13 629 дворов, имеющихся в районе, останется коров (за исключением обобществленного стада) 2420 штук, овец и коз, со всем с обобществленным поголовьем, 1390».

Поголовье скота уменьшилось в ходе коллективизации почти вдвое.

Сталин назвал такое развитие сельского хозяйства «революцией сверху», добавив, что она «была поддержана снизу».

 

Результаты коллективизации сельского хозяйства

Революционные преобразования сельского хозяйства, начатые в октябре 1917 г. большевиками, к середине 30-х годов имели конкретные результаты. Прежде всего был окончательно и до основания разрушен традиционный уклад общественной жизни крестьянства.

Крестьяне не просто были поставлены перед необходимостью преобразований, а принудительно были коллективизированы, т.е. загнаны в колхозы и совхозы. Хотя к началу 1934 г. сохранялось еще 5 млн. единоличных хозяйств, их участь решил июльский Пленум ЦК ВКП(б), повысив размер государственного налога на 50%, что значительно превышало уровень платежеспособности мелких производителей. Таким образом, крестьяне были лишены личной трудовой инициативы.

Наиболее инициативные и предприимчивые были уничтожены физически или изолированы в лагерях ГУЛАГа. За ущерб, нанесенный колхозу, по закону об охране социалистической собственности от 7 августа 1932 г. приговаривали к высылке сроком до 10 лет или расстрелу с конфискацией всего имущества. В соответствии со статьей 58 Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за какое-либо действие против советской власти, десятки тысяч крестьян были осуждены за несколько колосков ржи и пшеницы, подобранных на поле после уборки урожая. Репрессиям подвергались не только простые колхозники, но и председатели колхозов. Только за 1932 г. 36% из них были смещены с должностей и обвинены в антигосударственной деятельности: саботаже заготовок сельхозпродукции. Значительно пострадали как партийно-советские «стрелочники», так и ученые-экономисты, изучавшие проблемы крестьянских кооперативов, А.В.Чаянов, Н.Д.Кондратьев и др.

«Революция сверху» привела к страшному голоду в 1932/33 г. Когда вымирали целые деревни в Сибири, Поволжье, Казахстане, на Северном Кавказе и Украине, большевистские стратеги продолжали экспорт хлеба, тщательно скрывая трагедию народа не только от мировой общественности, но и от своих сограждан.

Итоги коллективизации сельского хозяйства были подведены на XVII съезде ВКП(б) в январе 1934 г. Сталин констатировал, что «колхозы победили окончательно и бесповоротно... совхозы и колхозы вместе владеют 84,5% всех зерновых площадей по СССР... 65% объединенных в колхозы крестьянских хозяйств владеют 73,9% всех зерновых посевных площадей. Увеличилась и валовая продукция зерновых и технических культур, однако поголовье скота сокращалось.

На втором съезде колхозников (февраль 1935 г.) Сталин с пафосом заявил, что 98% всех обрабатываемых земель в стране уже являются социалистической собственностью. Таким образом, было сделано то, чего не смогли сделать большевики даже в октябре 1917 г.

Осенью 1935 г. государство изъяло у крестьян более 45% всей сельскохозяйственной продукции, т.е. в 3 раза больше, чем в 1928 г. К тому же сельскохозяйственную продукцию государство покупало у крестьян по низким ценам, едва покрывавшим 20% себестоимости.

Итак, лишенные всех прав, самостоятельности, личной инициативы, запуганные и подавленные крестьяне России вновь стали крепостными, с иронией расшифровывая аббревиатуру ВКП(б) как «Второе Крепостное Право большевиков».

Производство, заготовки и экспорт зерна в 1926—-1932 гг. (млн. т)*

Годы

Производство

Заготовки

Экспорт

1913

86,8

9,1

1926

76,8

11,6

8,8

1927

72,3

11,8

8,8

1928

73,3

18,8

8,1

1929

71,7

16,1

8,3

1930

83,5

22,1

4,8

1931

69,5

22,8

5,2

1932

69,9

18,5

1,8

*См.: Малафеев А.Н, История ценообразования в СССР (1917 — 1963). М, 1964. С. 126-127, 136-137, 173.

В самом голодном 1933 г. был экспортирован 1 млн. т зерна.

Население и производство важнейших продуктов сельского хозяйства*

Периоды

Численность населения в начале и конце периода (млн. чел.)

Доля работающего населения, занятого в сельском хозяйстве (в %)**

Среднегодовое производство зерна

Среднегодовое производство мяса (в убойном весе)

Среднегодовое произодство молока

в целом (млн. т)

в расчете на душу населения (кг, округленно)

в целом (млн. т)

в расчете надушу населения (кг, округленно)

в целом (млн. т)

в расчете на душу населения (кг, округленно)

1909—1913 гг. 1928—1929 гг. 1930-1932 гг.

1933-1937 гг. 1938-1940 гг. 1949—1953 гг.

150—159 153—157

160—167 170—198 178—191

75—80

56 54 48

73—73

74 73 78 81

470—470

460

440—450 420—430 430-440

4,8 5,4 3,7 2,7 4,8 4,6

30—35 35

20-25

15—20 25 25

28,8 31,4 23,7

22,2 30

35,1

185

200

145-150

135

160-165

195

*Сведения за 1909—1913 и 1949—1953 гг. приведены по данным в современных границах СССР; 1928—1937 гг. — в границах до 17 сентября 1939 г.; 1938—1940 гт. — с учетом изменения границ в течение периода. См.: Народное хозяйство СССР в 1960 г., с. 411; Народное хозяйство СССР за 70 лет. М., 1987, с. 208, 258; Население СССР. 1973, с. 7; Труд в СССР, с. 20, а также Гордон Л., Клопов Э. Что это было?.. М., 1989, с. 75.

**Данные за 1913, 1928, 1937, 1940 и 1950 гг.

Источники и литература

Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в годы коллективизации. 1927—1932 гг. / Под ред. В.П.Дани-лова и Н.А.Ивницкого. М, 1989.

Конквист Р. Террор голодом. СПб., 1994.

Тепцов Н.В. Аграрная политика; на крутых поворотах 20— 30-х годов. М., 1990.

30-е годы: взгляд из сегодня. М., 1990.

Урок дает история / Под общ. ред. В.Г.Афанасьева, П.Л.Смир-нова; Сост. А.А.Ильин. М., 1989.

История России

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.