Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Перемены в стране при Андропове и Черненко

Приход к власти Андропова

10 ноября 1982 г. умер Л.И.Брежнев. Через два дня Пленум ЦК КПСС избрал Генеральным секретарем 68-летнего Юрия Владимировича Андропова, прослужившего Брежневу «верой и правдой» 15 лет на посту Председателя КГБ, за что он был удосто­ен золотой медали «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда в 1974 г. и бриллиантовой маршальской звезды в 1976 г.

Восхождение к вершинам КПСС нового Генсека началось в 1936 г., когда 22-летний Юрий после окончания техникума вод­ного транспорта стал комсоргом ЦК ВЛКСМ судоверфи им. Во-лодарского в г. Рыбинске. В 1937 г. он был избран секретарем, а в 1939 г. — первым секретарем Ярославского обкома ВЛКСМ. В 1939 г. вступил в ВКП(б). Учился в Петрозаводском государст­венном университете и в Высшей партийной школе при ЦК. В 1940 г. ~ секретарь ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР. С 1.944 г. 30-летний Юрий Владимирович на партийной работе — второй секретарь Петрозаводского ГК ВКП(б). В 1947 г. секретарь ЦК ВКП(б) Г.М.Маленков представил его И.В.Сталину, после чего Ю.ВАндропов стал вторым секретарем ЦК КП(б) Карело-Финской ССР, а в 1951 г. был переведен в аппарат ЦК ВКП(б). В 1953—1957 гг. он Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Венгерской Народной Республике. После подавления антисо­циалистических выступлений в Венгрии возвращается на работу в аппарат ЦК КПСС. Будучи заведующим отделом ЦК КПСС в 1961   г., избирается в состав ЦК. Одновременно с ноября 1962  г. — секретарь ЦК по проблемам социалистических стран. С мая 1967 г. Ю.В.Андропов назначается Председателем КГБ, а в июне избирается кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. В апреле 1973 г. он полноправный член Политбюро.

В конце января 1982 г. скончался главный идеолог, «второй человек» в КПСС М.А.Суслов, прозванный в народе «серым кардиналом», И лишь в мае столь важное и высокое место за­нял Андропов.

По воспоминаниям одного из работников аппарата ЦК, офи­циальному избранию Андропова Генеральным секретарем ЦК КПСС предшествовала закулисная борьба между теми, «кто вел себя в те годы, как на пиру во время чумы, кого не только не беспокоила, но даже вполне устраивала обстановка бесконт­рольности, всепрощенчества и вседозволенности, кто не желал перемен в жизни партии и общества», и теми, кто еще мог со­ображать, что история воздаст каждому по его деяниям.

На Пленуме ЦК 12 ноября 1982 г. выступивший К.Черненко долго говорил о талантливом продолжателе ленинского дела, великом и неутомимом борце за идеалы мира, человеке, цели­ком жившем интересами общества, выдающемся руководителе, оставившем народу и партии драгоценное наследство творче­ской мысли, нетерпимость к любым проявлениям бюрократиз­ма, недисциплинированности, народном вожде, которому был безмерно обязан сам выступающий, — усопшем Л.И.Брежневе. О преемнике и соратнике ушедшего лидера было сказано скром­но: «Все члены Политбюро считают, что Юрий Владимирович хорошо воспринял брежневский стиль руководства, брежнев­скую заботу о интересах народа, брежневское отношение к кад­рам, решимость всеми силами противостоять проискам агрес­соров, беречь и укреплять мир».

В своем первом докладе на Пленуме ЦК 22 ноября 1982 г. Андропов уверенно, сжато, четко, ясно, со знанием дела пока­зал не только свою готовность управлять страной, но и быть в державе полноправным, единоличным хозяином. Анализируя бюрократические методы руководства и управления, новый ли­дер традиционно готовил общественное мнение к «окончатель­ному» решению вековой проблемы: «Кто виноват и что делать?!». Руководители всех рангов должны были усилить свое рвение в служении новому главнокомандующему. Народ должен был яс­но осознать, что для лучшей жизни надо еще «поднажать».

Особое внимание в докладе нового Генерального секретаря было уделено экономике. «Производительность труда растет тем­пами, которые не могут нас удовлетворить», — подчеркнул он. Речь Андропова раскрывала ужасный, катастрофический раз­вал промышленности и сельского хозяйства; планы «выполня­ются» ценой «больших затрат и производственных издержек», «кое-кто» не знает как «взяться за дело», не действуют механиз­мы управления и планирования. Резко были осуждены леность и пассивность общества. «Нельзя двигаться только на лозун­гах». Андропов представил основные меры и средства преодо­ления экономической стагнации. «Надо расширять самостоя­тельность объединений и предприятий, колхозов и совхозов», сделав ставку на необходимость усиления «ответственности за соблюдение общегосударственных, общенародных интересов... Плохая работа, бездеятельность, безответственность должны... сказываться на служебном положении». Новый лидер заверил участников Пленума ЦК КПСС, что никакого, во всяком случае поспешного или необдуманного, экономического переворота не будет. 23 ноября 1982 г. сессия Верховного Совета СССР избрала Ю.В.Андропова членом Президиума Верховного Совета.

 

Итоги строительства социализма в СССР

21 декабря глава партии выступил на совместном торжест­венном заседании ЦК КПСС, Верховного Совета СССР и Вер­ховного Совета РСФСР с докладом, посвященном 60-летию об­разования СССР.

Отметив, что стержнем национальной политики КПСС яв­ляется «право наций на самоопределение как единственно на­дежное средство обеспечить их действительное, прочное сбли­жение», Андропов утверждал: «Полностью подтверждена исто­рическая правота учения Маркса—Ленина о том, что решение национального вопроса может быть найдено только на классо­вой основе».

Оценивая выводы Генерального секретаря ЦК КПСС, необ­ходимо заметить, что решение национального вопроса является процессом длительным и вовсе не окончательно решенным да­же на основе учения Маркса—Ленина. Наивным было и убеж­дение, что «вместе с социальными антагонизмами ушли в про­шлое национальная рознь, все виды расового и национального неравенства и угнетения». Вместе с тем, действительно, Союз во многом способствовал созданию единого экономического комплекса, изменилась социальная структура советского об­щества, возросли производственные мощности национальных республик, обогатилась культура народов СССР.

В докладе была дана принципиальная установка на укрепле­ние Союза ССР, особенно в области экономики: «Современные производительные силы требуют интеграции даже тогда, когда речь идет о разных странах... Наиболее разумное использование природных и трудовых ресурсов, климатических особенностей каж­дой республики, наиболее рациональное включение этого потен­циала в общесоюзный — вот что принесет наибольшую выгоду каждому региону, каждой нации и народности, равно как и всему государству». Все это, без сомнения, являлось истиной.

Весьма важным являлось предупреждение хорошо осведом­ленного в вопросах государственной безопасности человека о том, чтобы «естественная гордость за достигнутые успехи не превращалась в национальную кичливость или зазнайство, не порождала тенденции к обособленности, неуважительного от­ношения к другим нациям и народностям».

Традиционно, следуя примеру своих предшественников, Ан­дропов сказал о дальнейшем развитии дружбы и сотрудничест­ва народов СССР, которое «в значительной мере зависит от углубления социалистической демократии».

Говоря о внешнеполитическом значении 60-летнего Союза ССР, Андропов подчеркнул, что по мере создания социалиста-^ ческого лагеря «начал складываться и совершенно новый тип международных отношений. В их основе — идейное единство, общность целей, товарищеское сотрудничество — при полном уважении к интересам, особенностям и традициям каждой из стран. В их основе — принцип социалистического интернацио­нализма». Весьма туманно характеризуя «новый тип междуна­родных отношений», он твердо заверил, что «Советский Союз со своей стороны сделает максимум возможного для укрепле­ния и процветания мирового социализма». Довольно смелое и самонадеянное заявление руководителя страны, народ которой еще не достиг нормального благосостояния.

Осуждая попытки империалистического давления на СССР, попытки «удушить» социализм, докладчик под бурные продол­жительные аплодисменты уверенно заявил, что «из этого ниче­го не выйдет теперь».

В заключение Андропов подчеркнул, что все «достижения и победы советского народа неразрывно связаны с деятельностью ленинской партии коммунистов».

 

Идеологическое обновление в СССР

Считая, что «именно партия была и остается той могучей творческой, мобилизующей силой, которая обеспечивает непрерывное движение вперед на всех направлениях общественного прогресса», Андропов решил еще раз обратить внимание на «уче­ние Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического стро­ительства в СССл, о чем и поведал в специальной статье тож­дественного названия, опубликованной в начале 1983 г. Наряду с догмами она содержала и новые подходы к решению назрев­ших проблем советского общества.

Утверждая, что наш век — «век следующих одна за другой побед марксизма, его возрастающего воздействия на обществен­ное развитие», лидер страны не раскрыл кризисных явлений, поразивших не только советское общество, но и социалистиче­скую систему в целом. Марксизм-ленинизм не подвергался со­мнению как основополагающее учение о социалистическом стро­ительстве. Более того, по мнению Генерального секретаря ЦК КПСС, «человечество не ведало о самом себе и малой доли того, что оно узнало благодаря марксизму».

Автор статьи вынужден был констатировать, что «конкрет­ные исторические пути становления социализма пролегли не во всем так, как предполагали основоположники нашей рево­люционной теории». Отстаивая главное воплощение марксизма — «уничтожение частной собственности», Ю.В.Андропов предупреждал, что «это длительный многоплановый процесс, который не следует упро­щать».

Затрагивая вопрос об экономии, рациональном использова­нии материальных, финансовых, трудовых ресурсов, от реше­ния которого в большей степени зависело развитие страны, в статье повторялись не срабатывающие на практике марксист­ские догмы. Суть экономии «в бережливом отношении к обще­народному достоянию, в инициативном и энергичном его пре­умножении». Ни слова не говоря о материальной заинтересо­ванности, личной выгоде, хозяйской рачительности, Андропов подчеркнул главное: «...наша работа, направленная на совер­шенствование и перестройку хозяйственного механизма, форм и методов управления, отстала от требований, предъявляемых достигнутым уровнем материально-технического, социального, духовного развития советского общества», предупреждая «от вся­кого рода попыток управлять экономикой чуждыми ее природе методами», особенно «коммунистическим декретированием». Продолжая проповедовать основной лозунг социализма «от каж­дого — по способности, каждому — по труду», Андропов прекрас­но знал, что никогда советский человек не получал по труду, что и рождало пассивность его производственной деятельности и активность в партийной карьере.

Практика жизни показывала, что роль партии «по улучше­нию управления, повышению организованности, деловитости, плановой и государственной дисциплины» привела к диктату партийно-административного аппарата. Упрочение основ, на ко­торых «зиждется социалистический образ жизни» также прово­дилось волевыми командными методами.

Теоретизируя о партии как залоге «осуществления программы коммунистического строительства», Ю.В.Андропов продолжал развитие догмы о роли КПСС, которая «уделяет повседневное внимание созданию условий, развязывающих творческую само­деятельность трудящихся, их социальную активность, раздви­гающих рамки самостоятельности промышленных предприятий, совхозов, колхозов».

Панацеей от всех проблем Генсек считал совершенствова­ние идеологии, развитие марксизма-ленинизма. «И чтобы не отстать от жизни, коммунисты должны во всех направлениях двигать и обогащать учение Маркса...»

Перемены при Андропове

Важнейшей задачей нового лидера было создание своей ко­манды, ибо без кадровых перемен ему трудно было бы вопло­щать свои идеи, да и укрепить свои позиции в партаппарате. В состав Политбюро ЦК КПСС были введены ГЛ.Алиев (пер­вый секретарь ЦК Компартии Азербайджана), назначенный в ноябре 1982 г. первым заместителем Председателя Совета Ми­нистров СССР; В.И.Воротников — председатель Совета Минист­ров РСФСР; М.С.Соломенцев — председатель Комитета пар­тийного контроля при ЦК КПСС. Кандидатом в члены Полит­бюро стал председатель КГБ СССР В.М.Чебриков.

Итак, в Политбюро наряду с «гвардией Ильича» — В.Гриши­ным, Г.Романовым, Н.Тихоновым, К.Черненко — вошли и со­ратники «железного Феликса» — три генерала КГБ во главе с маршалом — Генеральным секретарем ЦК, которого поддер­живал его друг, министр обороны СССР Д.Ф.Устинов. Замет­ной фигурой при Андропове становился его земляк, работав­ший с 1978 г. секретарем ЦК, М.С.Горбачев, который в отсут­ствие Генерального часто вел Политбюро.

На одну из ключевых должностей аппарата ЦК — заведую­щим отдела организационно-партийной работы — был постав­лен первый секретарь Томского обкома КПСС Е. К Лигачев, за­тем избранный секретарем ЦК. «Человек феноменально актив­ный, жесткий, обладающий несворачиваемой целеустремлен­ностью мощного танка, — как характеризовал его коллега по команде Н.И.Рыжков, — ...постепенно и ненасильно менял ру­ководителей областных и краевых партийных организаций». За 15 месяцев (с середины ноября 1982 г. по середину февраля 1984 г.) было сменено 18 союзных министров и приравненных к ним лиц, 37 первых секретарей обкомов, крайкомов КПСС, ЦК компартий союзных республик. Таких темпов кадровой ро­тации не было с 30-х годов, и все же, по мнению близкого к Генеральному секретарю ЦК академика Г.ААрбатова, «Андро­пов просто не знал и не видел людей, которые могли бы заме­нить тех, кто достался ему по наследству... Андропов, хотя сам был другим, десятилетия жил и рос среди типичной для тех лет номенклатуры и... просто не представлял себе ее массовой за­мены. Как и раньше, он скорее рассчитывал на то, что повысив и приблизив к себе нескольких человек, сможет компенсиро­вать слабости остальных и решит проблему».

Не ограничиваясь кадровыми перестановками, Ю.В.Андро­пов начинает борьбу с коррупцией в партийно-советском аппа­рате, порожденной безответственностью и абсолютной безна­казанностью в брежневское правление. Тогда административ­ным органам рекомендовалось не заводить каких-либо «дел» на партийно-советских руководителей. 11 декабря 1982 г. «Прав­да» опубликовала сообщение о заседании Политбюро, посвя­щенном обсуждению писем трудящихся, недовольных беспорядками на производстве, нарушениями в распределении жилья, приписками, расхищением государственной собственности и другими противоправными действиями. Предложения по уси­лению санкций в отношении нарушений законности и спра­ведливости демонстрировали намерение нового руководства страны энергично бороться со всеми видами преступной дея­тельности невзирая на лица.

Однако кампания против коррупции скоро затихла. Но уси­лилась борьба за укрепление дисциплины. «...Без должной дис­циплины, — отмечал Ю.ВАндропов на встрече с коллективом московского завода им.С.Орджоникидзе в декабре 1982 г., — трудовой, плановой, государственной мы быстро идти вперед не сможем. Наведение порядка действительно не требует ка­ких-либо капиталовложений, а эффект дает огромный». Требо­вания Генсека вылились в «отлов» опоздавших на проходных, прогульщиков — в магазинах, кинотеатрах, банях. И все же внеш­ний положительный эффект не внес решающих перемен в жизнь страны. Необходимы были кардинальные экономические ме­ры, которые пробудили бы трудовую активность народных масс.

В июне 1983 г. на сессии Верховного Совета СССР был при­нят закон «О трудовых коллективах и повышении их роли в управлении предприятиями, учреждениями, организациями». Но при существующей идеологизации советского общества приори­тетными оставались командные методы партийно-администра­тивного аппарата, а не инициатива самих трудящихся.

16 июня Андропов был избран Председателем Прези­диума Верховного Совета.

 

Приход к власти Черненко

С октября 1983 г. Ю.В.Андропов, по свидетельству главного «врача Кремля» Е.Чазова «перестал непосредственно конкретно руководить Политбюро и ЦК, Верховным Советом СССР и не появлялся в Кремле». 9 февраля 1984 г. Андропов скончался.

13 февраля на Пленуме ЦК Генеральным секретарем был избран 73-летний Константин Устинович Черненко. Еще до пленума, узнав о кулуарном решении, Е.Чазов сказал одному из влиятельнейших членов Политбюро, министру обороны СССР Д.Ф.Устинову: «Как можно избирать Генеральным секретарем тяжелобольного человека?». «Помню, в день Политбюро, — рассказывал помощник Андропова А.И.Вольский, — после смерти Андропова идут мимо нас в зал Устинов с Тихоновым. Министр обороны, положив руку на плечо премьер-министра, говорит: «Костя (т.е. Черненко. — В.П.) будет покладистее, чем этот...» (т.е. Горбачев. — В.П.)». Больной, «мягкий, нере­шительный и осторожный Черненко не мог противостоять ни Громыко, ни Устинову, ни Тихонову», да и другим волевым старцам.

Вся трудовая деятельность нового лидера была связана с ап­паратной работой в комсомольских, а затем партийных орга­нах. В 18-летнем возрасте Черненко уже «глашатай большого скачка Сталина» — заведующий отделом пропаганды и агита­ции Новоселовского РК ВЛКСМ Красноярского края. В 1930 г. он пошел добровольцем в Красную Армию, где в 20 лет вступил в ряды ВКП(б), был секретарем партийной организации заста­вы. После службы вновь в Красноярском крае: заведующий от­делом пропаганды и агитации Новоселовского и Уярского РК ВКП(б), директор краевого дома партийного просвещения, за­меститель заведующего отделом пропаганды и агитации, а за­тем секретарь крайкома партии. С 1943 г. Черненко учился в Высшей школе парторганизаторов при ЦК ВКП(б). После окон­чания учебы в 1945 г. работал секретарем Пензенского обкома партии. Через три года он был утвержден заведующим отделом пропаганды и агитации ЦК Компартии Молдавии, где руково­дил Л.И.Брежнев. В 1956 г. — возглавлял сектор в отделе пропа­ганды и агитации ЦК КПСС. С 1960 г., по рекомендации Бреж­нева, был назначен начальником секретариата Президиума Вер­ховного Совета СССР, а в 1965 г. — вновь за «лидером» — стал заведующим общим отделом ЦК КПСС. С 1966 г. — кандидат в члены ЦК, в марте 1971 г. — член ЦК, ровно через пять лет — секретарь ЦК КПСС. По мнению его коллеги П.Родионова, «тут уже был большой перебор». Но в 1977 г. Черненко — кан­дидат, а с 1978 г. — член Политбюро ЦК КПСС... «Лидером стал профессиональный канцелярист, а не поли­тик, среднего пошиба бюрократ», — так констатировал «взлет» К.Черненко академик Г.Арбатов.

В апреле 1984 г. Генеральный секретарь ЦК КПСС был из­бран Председателем Президиума Верховного Совета СССР. «Встав во главе партии и государства, — свидетельствовал Е.Ча­зов, — Черненко честно пытался выполнять роль лидера стра­ны. Но это было ему не дано — и в силу отсутствия соответст­вующего таланта, широты знаний и взглядов и в силу его харак­тера. Но самое главное — это был тяжелобольной человек... Добрый и мягкий человек, он попал в мясорубку политической борьбы и политических страстей, которые с каждым днем "до­бивали" его».

В конце 1984 г. была опубликована программа нового лидера «На уровень требований развитого социализма. Некоторые ак­туальные проблемы теории, стратегии и тактики КПСС». Под­черкивая «зрелость» социализма, «партийный мыслитель» вы­нужден был признать исторически длительным этап развитого социализма. Не отказываясь от коммунистического будущего, отмечалось существенное отставание СССР от ведущих капи­талистических стран по производительности труда. Вновь пар­тия нацеливалась на хозяйственные дела, которые необходимо было решать, по ее мнению, идеологической, политико-воспитательной работой с массами, ибо «большие творческие силы» заложены в сознательности и «идейной убежденности масс». И как объективная закономерность по совершенствова­нию развитого социализма подчеркивалась руководящая роль КПСС.

Финал всей «одаренной» деятельности К.У.Черненко —• к трем орденам Трудового Красного Знамени прибавились три золотых медали «Серп и Молот» Героя Социалистического Труда и к каждой по ордену Ленина.

 

Наследие геронтократов

К середине 80-х годов партийно-советское руководство, пе­реросшее 70-летие своего развития, своим внешним видом сви­детельствовало всему миру нашу немощь и корыстолюбие лиде­ров. «"Конечно, мне нелегко, — говорил Черненко, — ...бледный с синими губами, задыхающийся... — Но товарищи настояли на моем избрании, и мне отказаться было невозможно". Опять те же стереотипные ссылки на "товарищей", которые я, — вспо­минал Е.Чазов, — уже слышал и от Брежнева, и от Андропова. Ссылки, которыми прикрывалась жажда власти и политические амбиции».

«Это было очень своеобразное время, — вспоминал акаде­мик Г.Арбатов. — Брежнев и его сподвижники утвердили власть узкой группы, в которой, несмотря на старость и болезнь, все же безоговорочно главенствовал сам Генеральный секретарь. Все в этой группе, пока хоть как-то держались на ногах, были прак­тически несменяемыми. Физиология стала важнейшим факто­ром политики. А иногда все зависело просто от того, кто кого переживет».

Одряхлевшее руководство Советского Союза больше беспо­коилось о своем здоровье и благосостоянии близких, нежели о «службе Отечеству». Оно патологически боялось каких-либо из­менений и новшеств, продолжая упорно обманывать народ, по­купать его доверчивость дешевой колбасой и водкой, выдвигать «руководителей» лишь из рядов КПСС.

Но смерть брала свое, и круг геронтократов в советском ру­ководстве значительно сужался. Даже на смертном одре их воз­носили выше императоров и богов. В начале 1985 г. депутат­ский листок так характеризовал умирающего лидера: «Выдаю­щийся деятель Коммунистической партии, Советского государ­ства, международного коммунистического движения, стойкий борец за коммунизм и мир, испытанный руководитель-лени­нец, талантливый организатор, обладающий громадным жиз­ненным опытом, К.У.Черненко с присущим ему глубоким по­ниманием ключевых, перспективных вопросов общественного развития, реалистическим подходом к оценке достигнутого и нерешенных проблем многое делает для утверждения и разви­тия эффективного творческого стиля партийного и государст­венного руководства. Константина Устиновича Черненко отли­чает умение зажечь людей своей энергией, новаторским отно­шением к делу, сплотить товарищей на коллективную работу».

10 февраля 1985 г. Черненко скончался. «Говорят, — свиде­тельствовал один из работников ЦК КПСС В.Печенев, — что на первом после смерти Черненко (через два часа) заседании По­литбюро Тихонов предложил в Генсеки Гришина, а Гришин, иг­рая в скромность — Тихонова. Тогда поднялся Громыко и сказал, что, наверное, по стажу (им с Тихоновым было уже под 80 лет!) он тоже подходит. Но нельзя смешить советских людей и Запад. Надо избрать молодого и энергичного человека — Горбачева».

Источники и литература

Валовой Д.В. От застоя к развалу. М., 1991.

Драма обновления / Сост. М.И.Малкумян. М., 1990.

Земцов И. Андропов: политические дилеммы и борьба за власть. Иерусалим, 1983.

Земцов И. Черненко: Советский Союз в канун перестройки. Лондон, 1983.

Квинтэссенция: Философский альманах / Сост. В. И. Мудра-гей, В:И.Усанов. М., 1990.

Сахаров А.Д. Тревога и надежда. М., 1990.

Соловьев В., Клепикова Е. Заговорщики в Кремле. М., 1991.

Социализм: между прошлым и будущим/ Ред.-сост. В.П.Ки­селев, И.М.Клямкин. М., 1989.

Трудные вопросы истории: Поиски. Размышления. Новый взгляд на события и факты / Сост. Н.М.Таранев; Под ред. В.В.Журавлева. М., 1991.

Уроки горькие, но необходимые / Сост. В.Моддован... М., 1989.

Чазов Е, Здоровье и власть. М., 1992.

История России

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.