Рубрикатор
 
Города
Области
Документы
Статьи
О сайте
Почтовые индексы
Контакты

 
 

Кризис власти в начале 90х, путч ГКЧП

«Самое необходимое сейчас для преодоления кризиса — восстановить в стране порядок, — заявил М.Горбачев на IV съезде народных депутатов СССР 17 декабря 1990 г. — Это упирается в вопрос о власти. Будут твердая власть, дисциплина, контроль за исполнением решений, тогда сумеем наладить и нормальное продовольственное снабжение, накинуть аркан на преступников, остановить межнациональную вражду». Заявление Президента СССР неопровержимо свидетельствовало о том, что на него оказывали мощное давление консервативные партийно-административные силы. Ясно было и то, что одной дисциплиной нельзя накормить народ. Более тревожно было выступление 20 декабря министра иностранных дел СССР Э.Шеварднадзе: «Наступает диктатура — заявляю об этом со всей ответственностью».

Со второй половины 80-х годов стал все более и более заметен фактический раскол КПСС на сторонников и противников «перестройки». В целях активизации демократических процессов общественно-политической жизни ЦК КПСС принимает решение о созыве летом 1988 г. XIX партийной конференции. (Предьщущая, XVIII Всесоюзная партконференция, состоялась в феврале 1941 г.) Она прошла в острых, критических дискуссиях о методах перестройки советского общества. В заключение была принята резолюция «О гласности», в которой отмечалось: «Три года перестройки убедительно подтвердили, что обстановка гласности в деятельности партийных, советских, общественных организаций, средств массовой информации, развертывание реальной критики и самокритики, утверждение открытости и правдивости в политике позволили партии, всему народу лучше понять свое прошлое и настоящее, выявить факторы торможения, пробудить мощные патриотические силы к активной и целеустремленной работе на благо страны, социализма». Вместе с тем в резолюции отмечалось и то, что еще «имеют место попытки сдерживать гласность в деятельности партийных, советских и общественных организаций, коллективов, средств массовой информации. На ее пути нередко воздвигаются ведомственные и местнические барьеры. Стремление сделать достоянием общественности те или иные недостатки, злоупотребления, факты бюрократизма и комчванства, другие негативные явления наталкиваются на административное сопротивление. Не сокращается число писем трудящихся с различного рода жалобами в партийные органы и средства массовой информации. До сих пор имеют место преследования и даже расправы за критику». Таким образом, ощущалось явное противоречие предоставленных, но трудно реализуемых возможностей гласности, даже при том, что роль цензуры была сведена до минимума.

Проявлением демократизации советского общества стала кампания по избрания в Советы народных депутатов весной 1989 г., в ходе которой сформировались дискуссионные клубы, движение «Общественные инициативы», различные народные фронты, политические партии, независимые профсоюзы, оргкомитеты и др. Вместе с тем альтернативность кандидатов в депутаты была ограничена выдвижением 1/3 кандидатов от КПСС, профсоюзов и других общественных организаций.

25 мая 1989 г. в Москве открылся I съезд народных депутатов СССР, на котором развернулась ожесточенная борьба мнений по перестройке советского общества. Непримиримость идей привела к образованию таких депутатских групп, как «Союз», «Реформа», межрегиональная депутатская, депутатов-аграрников, от ВЛКСМ, профсоюзов, женских организаций и др. Появились и яркие личности с неординарным мышлением: Г.Попов, Ю.Афанасьев, А.Сахаров, А.Собчак и др.

Предвыборные политические дебаты, да и результаты выборов летом 1989 г. показали нарастание кризиса доверия не только партийно-административному руководству в центре и на местах, но и ко всей социалистическо-коммунистической системе в целом.

Наконец и в самой партии наметился раскол. В январе 1990 г. конференция 162 партклубов из 13 республик страны образовала Демократическую платформу в КПСС. На февральском (1990 г.) Пленуме ЦК КПСС было принято решение об отказе от законодательно закрепленной монополии на власть. III Внеочередной съезд народных депутатов СССР (март 1990 г.) отменил 6-ю статью Конституции.

Вместе с тем на III съезде народных депутатов был поднят вопрос о президентстве, год назад выдвинутый А.Д.Сахаровым, но отвергнутый коммунистами. 15 марта 1990 г. первым Президентом Союза ССР был избран М.С.Горбачев (60% голосов депутатов). Другие претенденты — премьер-министр Н.И.Рыжков и министр внутренних дел В.В.Бакатин — сняли свои кандидатуры в пользу Горбачева.

В соответствии с поправками к Конституции, Президент СССР являлся главой Советского государства и наделялся широкими полномочиями. Ему предоставлялось право налагать вето на законы, принимаемые Верховным Советом страны, объявлять военное или чрезвычайное положение в отдельных местностях. Согласно Основному Закону СССР выборы Президента должны быть всенародными.

 

Поиски вариантов выхода из экономического кризиса в начале 90х

Курс на ускорение решений по достижению нового качественного состояния советского общества показал его несостоятельность и необходимость более глубокой перестройки всех сфер жизни общества. В декабре 1990 г. на съезде народных депутатов Председатель Совета Министров СССР Н.И.Рыжков заявил о том, что перестроечные идеи середины 80-х годов потерпели поражение.

Наметилось три пути дальнейшего развития страны. Демократы требовали разгосударствления средств производства, принятия антимонопольного законодательства, юридического закрепления собственности граждан, результатов их труда. Основой развития экономики они считали рыночные отношения.

Коммунисты в ходе подготовки к XXVIII партсъезду выдвинули «Платформу человека труда в КПСС», которая в своей экономической части ориентировала на традиционные социалистические методы насыщения рынка товаров без создания рынка капиталов и рабочей силы; корректировку плановых методов хозяйствования; защиту общественной собственности и социального равенства; приоритет моральных стимулов повышения производительности труда.

Центристы, к которым относились Горбачев и его единомышленники (Н.Рыжков, министр финансов СССР В.Павлов, академики Л.Абалкин, А.Аганбегян и др.), выступили с проектом программного заявления «К гуманному демократическому социализму», положенным в основу обсуждения на XXVIII съезде КПСС. В качестве экстренных мер по выходу из кризиса предлагалось:

«Первое. Разработку в текущем году (т.е. 1990 г.) нового договора о союзе республик...

Второе. В социально-экономической области в течение полутора-двух лет осуществить:

 — нормализацию потребительского рынка, прежде всего продовольственного... (Как-то странно звучат слова «экстренные меры», которые являются повседневными для рачительного хозяина);

 — стабилизацию денежного обращения путем проведения финансово-кредитной реформы, распространения среди населения акций, распродажи излишних запасов материальных ресурсов, продажи жилья, увеличения процентов по вкладам населения, реализации займов под будущую продажу товаров, сведения к минимуму дефицита государственного бюджета;

 — дополнительное финансирование неотложных социально-экономических задач за счет разумного сокращения затрат на оборону, неэффективных капитальных вложений, расходов на содержание управленческого аппарата, упорядочение внешнеэкономических связей».

Далее следовали обычные обещания: «увеличение объемов жилищного строительства», «выделение дополнительных ассигнований на здравоохранение», «оказание чрезвычайной помощи районам экологического и стихийного бедствия» (хотя прошло уже 4 года с момента аварии на Чернобыльской АЭС) и т.п.

Третья мера — «Решительное укрепление дисциплины и правопорядка, усиление борьбы с преступностью и профилактики правонарушений» и вовсе не могла быть «экстренной».

Таким образом, партийный съезд в очередной раз декларировал «защиту» всего советского общества от обнищания, демонстрировал финансовую «рачительность», строгость социалистического «порядка». Съезд отметил, что «переход к рынку не имеет альтернативы», но «рыночная экономика» должна быть регулируемая. Без сомнения, у руля оставалась «направляющая и руководящая сила советского общества» — КПСС, которая считала одной из директивных мер в борьбе «за эффективную экономику» «дать возможность каждому сельскому жителю или тем, кто хотел бы жить и работать на селе, обзавестись своим домом и подворьем». Вот так, не землю желающим на ней жить и работать, а милостивое позволение власти обзавестись бесправным хозяйством.

В конце июля 1990 г. Горбачев и Ельцин договорились о разработке экономической программы, альтернативной правительственной, под руководством академика С.Шаталина и заместителя Председателя Совета Министров РСФСР Г.Явлинского. Созданный проект представлял экономическую основу перехода всего народнохозяйственного комплекса к рынку за 500 дней. Однако проект был отвергнут политическими противниками демократов.

В начале 1991 г. Совмин СССР был преобразован в Кабинет министров, во главе которого был поставлен В.Павлов, занимавший пост министра финансов в правительстве Н.Рыжкова. Складывающаяся коалиция с демократами была отвергнута.

Пятилетний поиск (1985—1990 гг.) выхода из экономического кризиса показал бесперспективность существующей социально-экономической системы, необходимость оперативного перехода к рыночной модели развития. Однако разгоравшаяся политическая борьба между демократами и консерваторами, а также нерешительность «центристов» еще более обостряли кризис. Снижение темпов роста промышленного производства перешло в экономический спад; финансы вышли из-под контроля; бюджетный дефицит, внутренний государственный долг и объем денежной массы увеличивался; внешнеэкономическая платежеспособность СССР падала; потребительский рынок был почти полностью вытеснен нормированным распределением продуктов питания и предметов первой необходимости, расцветали «черный рынок» и спекуляция; не имеющие четкой программы действий органы государственного управления не могли остановить эмпирический процесс хаотических действий. Социальная напряженность возрастала, хотя за 1991 г. было выпущено в обращение 127 млрд. руб., столько же, сколько за предыдущие 25 лет.

 

Консолидация сторонников социализма

20 апреля 1990 г. Политбюро одобрило текст письма ЦК КПСС «За консолидацию на принципиальной основе» и постановило организовать его обсуждение в партийных организациях. Политбюро предложило «отмежеваться от антисоциалистических, антипартийных идейных позиций, в необходимых случаях принимать и организационные меры в отношении лидеров фракций, раскольнических течений вплоть до исключения из КПСС». Диктат партийной элиты автоматически распространялся на все стороны жизни советского общества.

«Консервативная часть партийного и государственного аппарата, — отмечалось в Открытом письме группы общественных деятелей, — предпринимает яростные попытки осуществить накануне XXVIII съезда КПСС антиперестроечный переворот в партии». Консерваторы переходили «от слов к делу», от дискуссии к оргвыводам. Ответом на это стало образование движения «Коммунисты за демократию», обвинявшего руководство КПСС и КП РСФСР в возрождении «окопного» духа — идеологии и практики классовой борьбы.

Консерватизм партийного руководства еще больше вызывал негативную реакцию советского общества ко всем коммунистам, Исходя из этого, XXVIII съезд КПСС в июле 1990 г. принял резолюцию «В защиту демократических прав, против гонений на коммунистов». «Съезд, — говорилось в ней, — выражает товарищескую солидарность с коммунистами, со всеми людьми, которые подвергаются политическим преследованиям и моральному террору, и обращается к прогрессивным силам с призывом защитить честь и достоинство, права каждого человека».

«Реакционные консервативные силы с осени 1990 г. стали консолидироваться... — констатировал бывший секретарь ЦК КПСС А.Яковлев в книге "Муки прочтения бытия. Перестройка: надежды и реальности". — У них уже у всех появилась очень широкая улыбка на лице... Улыбка от предвкушения возможной победы». Перед ноябрьскими праздниками 1990 г. председатель КГБ СССР В.Крючков потребовал «показать силу». 3 декабря под давлением консервативных сил М.Горбачев освободил В.Бакатина с поста министра МВД СССР, назначив вместо него Б.Пуго — председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС. 15 декабря член Политбюро ЦК КПСС, первый секретарь ЦК Компартии РСФСР И.Полозков призвал в «Правде» «незамедлительно приступить к созданию общественных комитетов защиты российского возрождения и социализма», состоящих из тех, «кого избирательные маневры "демократов" упорно отстраняют от рычагов власти», т.е. именно из партийных функционеров, которых избиратели «прокатили» на выборах в Советы.

«На Политбюро в конце 1990 г. пригласили неожиданно, без повестки, Крючкова, Сухарева (генерального прокурора СССР. — В.П.) и меня, — вспоминал В.Бакатин. — Шел разговор о ситуации в стране. Выступил В.Крючков. На вопрос, что делать, предложил вводить президентское правление по всей стране. Его многие поддержали. Выступил и я. Как мне потом говорил один товарищ, выступил я неприлично. Сказал, что мне страшно за партию с такими членами Политбюро, и был категорически против введения в стране чрезвычайного положения, Горбачев тоже был против».

Введения чрезвычайного положения в стране требовали и местные партийные руководители, все чаще и чаще настаивая на отставке Генсека. Особенно острая ситуация сложилась на апрельском (1991 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК КПСС, где требование отставки М.Горбачева прозвучало в полную силу. «Михаил Сергеевич взял слово и сказал, — вспоминал первый секретарь МГК КПСС Ю.Прокофьев, — что если ЦК считает, что все упирается персонально в Горбачева и им потеряно доверие партийных масс, то он ставит вопрос о своей отставке». Возникла серьезная опасность раскола партии. «Исходя из высших интересов страны, народа, партии», Пленум ЦК постановил «снять с рассмотрения выдвинутое М.С.Горбачевым предложение о его отставке с поста Генерального секретаря ЦК КПСС». Таким образом, была обезврежена очередная «мина» взрывоопасного положения в стране.

Еще одной попыткой «для выведения страны из кризиса» жесткими властными методами стало требование особых полномочий председателем кабинета министров В.Павловым насессии Верховного Совета СССР в июне 1991 г. «Силовые» министры Крючков, Пуго и Язов на закрытом заседании ВС СССР обращали внимание делегатов на кризисное состояние в армии, так как «все президенты республик требуют», чтобы их граждане служили у себя на родине, что по мнению министра обороны СССР равносильно развалу Вооруженных Сил. Министр внутренних дел говорил о незаконных вооруженных формированиях и большом количестве у них оружия. Председатель КГБ заявил, что «Отечество находится на грани катастрофы», пытался доказать причастность к этому ЦРУ США и предложил «действия чрезвычайного характера», без которых «просто невозможно обойтись». Катализатором решительных действий консерваторов стал указ Ельцина 20 июля о департизации, запрещавший деятельность партийных организаций на государственных предприятиях и в учреждениях.

Партийной инициативой «патриотов» было «Слово к народу», опубликованное в газете «Советская Россия» 23 июля 1991 г., которое подписала группа общественных деятелей, в том числе председатель колхозного крестьянства В.Стародубцев, вице-президент Научно-промышленного союза, один из руководителей Ассоциации Руководителей госпредприятий СССР АТизяков, Главнокомандующий сухопутными войсками СССР, заместитель министра обороны страны, генерал армии В.Варенников, писатели Ю.Бондарев, А.Проханов, В.Распутин и др. «Мы начинаем всенародное движение, призывая в наши ряды тех, кто распознал страшную напасть, случившуюся со страной. ...Россия, единственная, ненаглядная! Она взывает о помощи».

 

Попытка государственного переворота ГКЧП

Кризис назрел. «Я был уверен, — вспоминал М.Горбачев в книге "Декабрь-91. Моя позиция", — что решение надо было искать в рамках реформирования Союза. И соответственно действовал. К началу августа проект Договора был согласован и его решили подписать». Перед отпуском Президент СССР встретился с Б.Ельциным и Н.Назарбаевым в Ново-Огареве и беседовал о предстоящих выборах в Советы и обновлении руководства нового Союза. Доверительный разговор был «записан» КГБ, и Крючков сообщил о нем своим единомышленникам.

Утром 19 августа 1991 г. Советское радио и телевидение, ТАСС сообщили о введении чрезвычайного положения в СССР «в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССл. В «Заявлении советского руководства» от 18 августа 1991 г. за подписью Г.Янаева, В.Павлова, О.Бакланова говорилось: «Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе: Бакланов О.Д. — первый заместитель председателя Совета Обороны СССР, Крючков В.А. — председатель КГБ СССР, Павлов B.C. — премьер-министр СССР, Пуго Б.К. — министр внутренних дел СССР, Стародубцев В.А. — председатель Крестьянского союза СССР, Тизяков А.И. — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, Язов Д.Т. — министр обороны СССР, Янаев Г.И. — и.о. Президента СССл.

Вместе с тем были и неофициальные активисты ГКЧП: Болдин — руководитель аппарата Президента СССР, Шенин — член Политбюро, секретарь ЦК КПСС, Варенников — главком сухопутных войск, Плеханов — начальник управления охраны КГБ, которые 18 августа около 17 час. прибыли на дачу президента страны в Форос с требованием; «Или вы издайте указ и оставайтесь здесь, или передайте полномочия вице-президенту».

«Я предлагаю созвать Верховный Совет, съезд и все решать. Вы обеспокоены нынешней ситуацией? ...Я такого же мнения. Давайте соберемся и будем решать», — предложил М.Горбачев.

Утро 19 августа началось с заявления Председателя Верховного Совета СССР А.Лукьянова о несогласии с содержанием Союзного договора, который должен был быть подписан в Москве 20 августа 1991 г. Затем стали передавать документы ГКЧП: указ вице-президента Янаева о вступлении в исполнение обязанностей Президента СССР; «Заявление советского руководства», «Обращение к советскому народу», «Обращение к главам государств и правительств и генеральному секретарю ООН», «Постановление № 1 ГКЧП», № 2, № 3. ГКЧП пытался оправдать свои действия, а в целях «безопасности и защиты» советского общества прекратил выпуск большинства органов печати, ввел войска в Москву и объявил комендантский час.

«Какими бы причинами ни оправдывалось это отстранение (от власти Президента СССР), мы имеем дело с правым, реакционным, антиконституционным переворотом», — заявили в обращении «К гражданам России» Президент РСФСР Б.Ельцин, Председатель СМ РСФСР И.Силаев и и.о. Председателя ВС РСФСР Р.Хасбулатов. Они призвали граждан России «дать достойный ответ путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию».

Председатель ВС СССР АЛукъянов «в связи с внесением на утверждение Верховного Совета СССР решения о введении чрезвычайного положения в отдельных местностях СССл решил созвать внеочередную сессию ВС лишь 26 августа 1991 г.

Десятки тысяч москвичей пришли к Белому дому, окружили его баррикадами, образовали живое кольцо, твердо решив оборонять демократию ценой своих жизней. По всей стране прошли митинги, осуждающие ГКЧП. Большинство республиканских, краевых и областных комитетов КПСС поддержали действия ГКЧП, нижестоящие парторганизации заняли выжидательную позицию.

 

Конец ГКЧП

После гибели трех защитников Белого дома Дмитрия Комаря, Владимира Усова и Ильи Кричевского в ночь на 21 августа, стали выводиться войска из Москвы. Утром была созвана Чрезвычайная сессия Верховного Совета России, на которой были проанализированы причины путча, вызванные реакцией части высшего партийно-государственного руководства на курс радикальных реформ и потерю ими реальной неограниченной и бесконтрольной власти. Депутаты единодушно поддержали действия Президента России Б.Ельцина.

Решительные действия Президента РСФСР Б.Ельцина и российских народных депутатов, мощная поддержка народных масс, выдержка большинства армейских подразделений, нерешительность гэкачепистов привели к провалу государственного переворота. В ночь на 22 августа 1991 г. «команда» вице-президента России А.Руцкого вернула из «форосского заточения» Президента СССР.

23 августа Б.Ельцин издал указ «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСл, которая фактически поддержала деятельность ГКЧП. Архивы партии и КГБ были переданы в ведение архивных организаций РСФСР «вместе с занимаемыми ими зданиями, сооружениями, штатной численностью и фондом оплаты труда».

24 августа сделал важное заявление М.Горбачев: в связи с тем, что «Секретариат, Политбюро ЦК КПСС не выступили против государственного переворота, Центральный Комитет не сумел занять решительную позицию осуждения и противодействия, не поднял коммунистов на борьбу против попрания конституционной законности...

Не считаю для себя возможным дальнейшее выполнение функций Генерального секретаря ЦК КПСС и слагаю соответствующие полномочия». Затем последовали указы Президента СССР «О кабинете министров СССл, «Об имуществе Коммунистической партии Советского Союза» и «О прекращении деятельности политических партий и политических движений в Вооруженных Силах СССР и правительственных органах и государственного аппарата». КПСС как государственная структура перестала функционировать. Участники государственного заговора были арестованы и помещены в камеры московского следственного изолятора «Матросская тишина».

Что же толкнуло крупных партийно-государственных деятелей на попытку переворота в стране? «То, на что выводила нас перестройка, — считал М.Горбачев, — эти люди оказались не в состоянии понять и принять».

«Ведь подавив путч, мы, — предупреждал М.Горбачев в книге "Августовский путч (причины и следствия)", — повторяю — только ударили по голове дракона. Сохраняются силы реакции, и силы реальные. Они предпринимают шаги к консолидации, рассчитывая на наше бездействие и неповоротливость». Необходимо было «ускорить движение по пути демократических преобразований» и прежде всего подписать новый союзный договор.

Анализируя последствия авантюры «команды» Горбачева, необходимо учесть суждения людей, опрошенных Всесоюзным Центром изучения общественного мнения 20 августа 1991 г. Приход к власти ГКЧП приведет к улучшению экономического положения — так считали лишь 18% москвичей, 50% придерживались противоположного мнения. На Украине пессимистами являлись 59%, в России — 47, в Казахстане — 35%. Массовых репрессий от ГКЧП ожидали 60% против 22% респондентов.

 

Распад Союза СССР

Программа неотложных мер по выводу страны из острой фазы политического кризиса была предложена внеочередному Съезду народных депутатов СССР 2 сентября 1991 г. в Заявлении Президента СССР и высших руководителей союзных республик. Его подписали 10 республик, а если учитывать и Грузию, принимавшую участие в разработке Заявления, то получилась известная формула «10+1=11».

Съезд принял основные позиции предстоящих действий: «Союзный договор нужен. Экономический договор необходим. Были зафиксированы положения о единых вооруженных силах, о соблюдении международных обязательств, об общей скоординированное внешней политики». Таким образом, был предложен союз по типу конфедерации.

Для проведения согласованной и совместной политики было образован Государственный совет в составе Президента СССР и высших должностных лиц республик. 9 декабря на нем была признана независимость Литвы, Латвии и Эстонии. 18 октября восемь республик — Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Российская Федерация — подписали Договор об экономическом сообществе.

14 ноября в Ново-Огареве семь республик: Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Туркменистан заявили о намерении создать Союз Суверенных Государств. Лидеры «семерки» объявили о намерении подписать союзный договор нового конфедеративного государства — ССГ ~~ до конца 1991 г. «Я разделяю такую позицию, — заявил Президент СССР, — но при одном условии: новое государство должно располагать эффективными властными функциями и полномочиями». Договорились и о том, что высшим должностным лицом в СНГ будет Президент, избираемый гражданами республик, входящих в Союз, сроком на пять лет, не более двух раз.

«Я не мыслю себе Союзного договора без Украины, убежден в этом — я знаю настроение народа Украины», — заявил М.Горбачев 25 ноября на пресс-конференции по итогам заседания Госсовета в Ново-Огареве.

1 декабря более 80% населения Украины высказалось за независимость своей республики, что еще не означало создание «самостийной Украины». Так, 64% киевлян высказались за сохранение Союза, — естественно, «обновленного, нового». Но подписывать предложенный проект договора ССГ Украина отказывалась. Б.Ельцин недвусмысленно заявил, что без Украины не подпишет договор и Россия.

Учитывая создавшееся критическое положение, Президент СССР направил 3 декабря обращение к парламентариям страны, в котором разъяснял катастрофические последствия процесса дезинтеграции. «Только Союз убережет от самой страшной из грозящих опасностей — от разрыва и потери многовековых уз, которыми история связала целые народы, семьи, людей, на просторах одной шестой части земли».

7—8 декабря 1991 г. произошли события принципиальной важности. Главы государств Беларуси, Российской Федерации и Украины в Беловежской Пуще под Брестом заключили Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ), исходя из того, как заявлял Б.Ельцин, что «союзные структуры неспособны к коренному обновлению. Наоборот, свои последние жизненные силы командная система бросила на сохранение своего всевластия». В соглашении провозглашалось, что Союз Советских Социалистических Республик как субъект международного права прекратил свое существование. Руководители трех государств — С.Шушкевич, Б.Ельцин и Л.Кравчук — пригласили вступить в СНГ республики бывшего СССР.

21 декабря 1991 г. в Алма-Ате состоялась встреча «беловежских зубров», «ашхабадской пятерки» и представителей Армении, на которой была принята декларация СНГ. К концу года ее подписали Азербайджан и Молдова. В ней говорилось: «...с образованием Союза Независимых Государств Союз Советских Социалистических Республик прекращает свое существование.

Государства—участники Содружества гарантируют в соответствии со своими конституционными процедурами выполнение международных обязательств, вытекающих из договоров и соглашений бывшего Союза ССл.

25 декабря М.Горбачев выступил по телевидению и объявил о том, что покидает пост Президента СССР; «...Отказ от Договора о Союзе Суверенных Государств как конфедеративного, союзного государства — серьезная политическая ошибка стратегического порядка», — заявил М.Горбачев канцлеру ФРГ Г.Колю.

26 декабря в Кремле, над которым вместо красного полотнища уже реял бело-сине-красный флаг России, одна из двух палат Верховного Совета СССР — Совет Республик — приняла Декларацию о прекращении существования СССР. Международное сообщество признало независимость всех республик бывшего Союза ССР.

Источники и литература

Абдулатжов Р.Г. Власть и совесть. М., 1995.

Бакатин В. Избавление от КГБ. М., 1992.

Белоусова Г., Лебедев В. Партократия и путч. М., 1992.

Горбачев М.С. Августовский путч (причины и следствия). М., 1991.

Горбачев М. Декабрь-91. Моя позиция. М., 1992.

Ельцин Б.Н. Записки президента. М., 1995.

Козлов А. Метакоррупция. Уголовные истоки партии большевиков... М, 1992.

Красное или белое? (Драма Августа-91: факты, гипотезы, столкновения мнений) / Сост. Л.Н.Доброхотов и др. М., 1992.

Кьеза Дж. Переход к демократии. М., 1993.

Мельник-Хмарый В. Саморазрушение или кризис государственного управления в СССР и СНГ. Днепропетровск, 1993.

Олейник Б. «...И увидел я другого зверя, или два года в Кремле». Запорожье, 1992.

Павлов В. Горбачевпутч. Август изнутри. М., 1993.

Руцкой А.В. Обретение веры. М., 1995.

Рыжков К Я из партии по имени «Россия». М., 1995.

Степанков В., Лисов Е. Кремлевский заговор. М., 1992.

Третьяков В. Горбачев, Лигачев, Ельцин... М., 1991.

Урушадзе Г Выбранные места из переписки с врагами... М., 1995.

Яковлев АЛ. Горькая чаша: Большевизм и Реформация России. Ярославль, 1994.

История России

 

 Copyright © ProTown.ru 2008-2015
 При перепечатке ссылка на сайт обязательна. Связь с администрацией сайта.